Сэндвичи с арахисовой пастой и джемом

Размер шрифта: - +

Дьявольская выпечка

Имоджен решила подготовить для Мелл самый лучший подарок и, конечно, это было невозможно без магии. В своей энциклопедии волшебных рецептов она нашла интересный пирог. Он назывался “Дьявольская сладость” или, давалось еще одно название - “Демонический восторг”. Для его приготовления нужны были обычные ингредиенты, как для простого пирога, вот только сахар заменялся на летучую пыльцу, а вместо дрожжей добавлялись страдающие души; своими стонами, да причитаниями они должны были поднять тесто. В начинку предлагалось класть что угодно, но лучшим вариантом считалась черепика - ягода из мира мертвых, ее Имоджен и решила раздобыть.

Она надела походные бутсы с кучей ремешков, заправила в них черные кожаные штаны и застегнула косуху. Теперь она была готова. Имоджен стукнула черенком метлы о пол, и воздушный поток закружил ее и понес к ближайшему колодцу. Там метла стукнулась черенком о землю, и Имоджен затянуло вниз под корни деревьев и под тоннели ведьм, ближе к костям. Она долго и стремительно неслась по темноте, пока не забрезжил серый тускловатый свет. Это светились огромные, безобразные светлячки. Гигантскими, уродливыми тушами они проносились по черному небу или же восседали на острых скалах сталагмитов, появившихся от миллионов горьких слез мертвых. Благодаря им же, там росла черепика и другие растения подземного мира.

Имоджен упала на землю, подняв своим приземлением облачко гнилого тумана. Вонь была отвратительная, но мертвые не чувствовали запахов. Она специально выбрала местом своего появления обширные поля черепики, так как ей не хотелось залетать в город. Мегаполис мертвых был слишком мрачным, и пусть здесь она могла встретить скромов, которые водились в высокой траве и зарослях кустарника, оно того стоило. Здешние скромы были всегда пробуждены, потому что миром мертвых заправлял Древний Бог Анубис, Аид или просто Ад. Сам Бог предпочитал, чтобы его звали Эд.

Над головой Имоджен жужжал жирный подземный светлячок. Тусклым, похожим на лунный, светом он освещал ей поле и ягоды вокруг. Черепика напоминала ежевику или голубику, но на вкус была как кисло-сладкие жевательные конфеты. Если съесть хоть одну ягодку, то все зубы сразу же становились черными, а язык синим. Мертвякам очень нравится эта ягода, поэтому они все всегда ходят с темно синими губами. 

За спиной Имоджен раздался какой-то звук, она уже было решила, что это скром пришел за ее теплой живой душой. Но потом услышала мужской голос:

- И что это мы тут делаем? Воруем, не так ли?

Она обернулась и увидела парня лет шестнадцати. У него были почти черные губы и синие замогильные глаза. Волосы темные, всклоченные, одет он был так себе, по-деревенски, весь в тряпье. Однако, в руках он держал хороший дорогой лук, стрела которого была направлена Имоджен промеж бровей.

- Вы, ведьмы, постоянно приходите и воруете нашу ягоду, вам что тут, медом намазано? - спросил парень.

- Шутишь, что-ли? Чья это "ваша"?

- Если взлетишь на своей вшивой метелке повыше, то увидишь забор вокруг этой территории. Эта ягода моя, и поле тоже. Я эту ягоду выращиваю и продаю в мегаполис. 

- Ну круто, и когда это ты успел приобрести права на дикие кустарники?

- Когда помрешь, узнаешь сколько у мертвых времени. Давай, плати и проваливай.

Имоджен дернула бровью. Ее раздражали дерзкие мальчишки. Ягод она собрала предостаточно, так что можно было просто сбежать. Она стукнула метлой о землю и поднялась в воздух. Парень выпустил первую стрелу, но она до нее не долетела. Имоджен осмотрела окрестности и действительно заметила забор. Помимо черепики, у парня росли грядки со смерчиками, костматами и другими плодами мира мертвых. Что ж, возможно, он говорил правду. 

Еще одна стрела поднялась в воздух, но не достигла и одного уровня с ее метлой, как сорвалась вниз. Имоджен стало жаль этого парня, но кто успел, тот и съел. Она закрутилась в воздушном потоке и отправилась домой.

Тридцать минут из духовки раздавались стоны страдающих душ. За это время Джен успела принять душ, надеть свое праздничное черное платье и новые кольца на волосы. Мелл всегда обращала внимание на ее украшения и отмечала те, что ей нравились. Имоджен достала готовое изделие из духовки и поразилась тому, что получилось. У нее вышел чертовски симпатичный пирог. 

- Так, осталось только украсить.

- Можешь сделать белый крем и расставить на нем оставшиеся ягодки, если ты, конечно, все не истратила, - сказал призрачный парень, который каким-то образом умудрился найти ее в мире живых. - Я видел, так делают в кондитерских мегаполиса.

- Спасибо, но никто не спрашивал твоего совета. И никто не приглашал тебя, так что лучше тебе исчезнуть.

- Вот еще! - сказал он и прошел кухонный стол насквозь, оказавшись рядом с Имоджен. - И для кого же ты готовишь это совершенство?

- Не твое дело. 

Имоджен решила игнорировать присутствие призрака в своем доме и начала делать крем. Ягодки у нее действительно еще остались.

- Хм, - сказал призрак.

- Что?

- Делаешь обычный человеческий крем? Скукотища. Да и этот тортик этого не заслуживает. Лучше бы воспользовалась сливками полуночных коров, вот тогда было бы вкусно.

- Тебе не пора ли домой? Вдруг кто-то опять ворует с твоей территории.

- Значит ты признаешь, что это было воровство?

Джен вздохнула.

- Хорошо, ладно. Что тебе надо?

- Чтобы ты заплатила.

- Ты призрак. Даже если я тебе сейчас заплачу, ты не сможешь унести деньги.

- Я знаю, поэтому, если хочешь от меня избавиться, пообещай, что придешь еще раз и заплатишь. Иначе я могу быть очень назойливым.

- Я заметила. Ладно, обещаю. Сам знаешь, что для ведьм обещание - закон. А теперь - исчезни. 

- Хорошо-хорошо, - парень-призрак ловко увернулся от запущенной в него порции крема, хотя она все равно бы в него не попала. Крем приземлился на дверцу шкафа, да там и остался. - Меня Кей звать, как прибудешь, просто крикни.



Рони Грязный

Отредактировано: 27.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться