Сэндвичи с арахисовой пастой и джемом

Размер шрифта: - +

Бесконечный спор

Глоба не особо интересовала его внешность. Прыщавый лоб был почти у каждого подростка в школе, также почти все дети в их городе донашивали одежду за родителями (как Стэн) или за старшими братьями, что было в случае Врауфтера. Однако, все могло поменяться в одночасье, и так и случилось.

У Глоба были русые, слегка рыжеватые волосы, толстый, с широкими ноздрями нос, небольшие щеки, но мощные скулы и челюсть. У него был немного выпирающий рыхлый живот, но в целом о себе он мог сказать, что выглядел по-мужски даже симпатично, зато точно не круто. Вся его “некрутость” исходила из неподходящей по размеру одежды, этой мерзкой россыпи веснушек на носу и под глазами, низком росте и в том, что он выглядел слишком “детским”. Стэн, вот например, выглядел уже так, будто может встречаться с девушками. То ли дело в росте, то ли в том, что у него от природы была хорошая кожа, но что-то в нем было, а в Глобади нет.

Его отношение к внешности изменилось в тот момент, когда он заметил, что Беатрис из их класса наблюдает за ним. Беатрис была неплохой девчонкой, милое личико, светлые волосы, но никто не обращал на нее внимание, потому что у нее были очки, брекеты и одевалась она, как библиотекарша. Однако Глоб стал обращать. Сразу после того, как заметил, что она пялится на него. Она понравилась ему, когда он увидел интерес к своей персоне в ее глазах. Тогда он и начал париться из-за внешности, своего запаха, стал вести себя как-то неловко.

- Мам, а, мам?

- Чего тебе, Глобади?

Мисис Врауфтер стояла, согнувшись пополам, и щеткой чистила ковер в гостинной. Ее рыжие кудрявые волосы падали ей на глаза, а широкое круглое лицо было все красное и потное. Глобу было запрещено сидеть перед телевизором, поэтому он, развалившись в кресле с учебником биологии, отчаянно скучал. Мысли его витали далеко от беспозвоночных и от матери, которая всем своим видом выражала, что ей не помешала бы помощь.

- Купи мне новую одежду?

В это время щетка шумела: “Шырх-шырх”.

- Зачем тебе? - “шырх”. - У тебя еще старая не износилась, - “шырх”.

- Она, - “шырх”, - не подходит мне по размеру, - “шырх”.

- Не правда, - “шырх”, - я ее совсем недавно подшивала, - “шырх”.

- А я похудел… - “шы-ы-ых”.

Мать Глобади разогнулась и, представ перед сыном всей мощью своего дородного тела, сердито посмотрела на него сверху вниз.

- Что значит похудел? Я что, плохо тебя кормлю? Ты болеешь? Может у тебя глисты завелись или что? Обеды в школе отбирают?

- Нет, мам. Че ты так все серьезно воспринимаешь?

- А как мне воспринимать? - повысила голос мама, ей не нравилось, когда Глоб говорил с ней фамильярно.

- Я просто хочу новую одежду, мне надоело донашивать старую за братом, - учебник был откинут в сторону, Глобади тоже поднялся со своего места и встал напротив матери, пыхтя от непонятно откуда взявшегося гнева.

- Все донашивают, и ты донашиваешь. У нас что, похоже на то, что есть лишние деньги?

- Нет, но можно же хотя бы купить мне новые брюки или кроссовки. Ты хоть видела в каком тряпье мне приходится ходить на физкультуру?

- А ты видел в чем я хожу? Уже десять лет в одном и том же! И ничего, не жалуюсь.

Мать всегда пресекала любой их спор своим “я, вот, не жалуюсь, и тебе нечего начинать”. Но в этот раз Глоба это не остановило.

- Так правильно, тебе и не надо. Ты ведь уже замужем. А я нет!

Если бы его мама не была хохотушкой, то это могло бы вылиться в еще один бесконечный спор и, Бог его знает, чем закончиться.

- Тоже хочешь замуж? - спросила она, краснея уже не от усталости, а от сдерживаемого хохота. 

- Ма-ам! - застонал Глоб.

- Тебе что, кто-то нравится?

- Аа-а-аргх! - тут Глобади взорвался.

Топнул ногой, схватил учебник по биологии и унесся в другую комнату. Щеки его пылали от злости и смущения, и он старательно пытался успокоиться вычитывая сложные названия хордовых. Через час, видимо покончив с ковром, в комнату, где сидел Глоб, постучала мама.

- Сынок, ты прав.

- В чем? - буркнул он, показывая, что все еще на нее злится.

- Давай сходим в магазин и подберем тебе новые брюки.

- Джинсы, - поправил ее Глоб.

- Так и быть, джинсы.

- Может быть еще и кеды?

Сын уже не скрывал улыбки перед матерью, зная, что так много она ему не позволит.

- Может быть, кто знает? 

Когда Глобади пришел в школу в новых, хороших вещах это отметили не только его друзья, но и другие одноклассники.

- Вау, классные тапки! - сказал Тен. - А эта штука светится?

Все было хорошо, вот только Глоб никак не мог отыскать Беатрис, взгляд которой он постоянно ловил на себе. Он подошел к мистеру Годерфорду, ведь он всегда знал, где каждый из его учеников находится и что с ним, если кого-то нет на месте.

- Мистер Годерфорд?

- Да? - не отрывая взгляда от тетради ученика, задумчиво ответил учитель.

- Подскажите, а где Беатрис?

- Кто? 

Учитель поднял голову, поправил очки и посмотрел на Глоба задумчиво-рассеянным взглядом.

- Беатрис, девчонка в очках и с брекетами.

- Хм, - усы Годерфорда съехали в сторону, потому что он начал грызть щеку изнутри, - я бы очень хотел знать, Глобади, но, к сожалению, эта девочка совсем недавно пропала. Может, видел ее портрет на пакетах молока?

Удивительно, но самый нервный учитель школы так спокойно заявлял об этом. 

- И как давно это произошло?

- О, в эти выходные. Я узнал в понедельник. Можешь, пожалуйста, не отвлекать меня, мне надо закончить проверку тетрадей до того, как начнется следующий урок. Сядь на свое место и посиди спокойно, договорились?



Рони Грязный

Отредактировано: 27.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться