Сэндвичи с арахисовой пастой и джемом

Размер шрифта: - +

Ведьма и тысяча бед

Кей лежал на крыльце своего небольшого деревенского домика. Половицы поскрипывали под ним оттого, что он тряс ногой в такт включенному радио. По небу проплывали большие и маленькие светлячки, но вот темный свод разверзся и в подземный мир прибыла ведьма. Кей даже не шелохнулся, пока Имоджен не начала горланить его имя.

- Ну хватит-хватит, успокойся!  - крикнул он в поле, поднимаясь.

- Кее-ей! 

Посреди кустов стояла темнокожая девчонка в джинсовом комбинезоне и короткой горчичной майке. На ногах у нее были такие же горчичные носки, белые кроссовки, а в ушах торчали крупные ромбовидные голубые сережки. Так и ее губы были покрыты желто-голубой помадой, верхняя полная губа была голубой, а нижняя теплого-почти золотого цвета.

- Я здесь. Принесла плату?

Ведьма порылась в переднем кармане комбинезона и извлекла оттуда одну бумажную купюру и пару золотых монет.

- Надеюсь этого хватит?

- Всего один лут и двадцать нутов за такую качественную ягоду? - спросил Кей, забирая плату.

Джен закатила глаза.

- Я могу идти?

- А что, у тебя дела сегодня? Я хотел тебе кое-что показать здесь, в моем мире. Вы же, ведьмы, дальше кустов черепики ничего и не видите, даже в  мегаполисе не бывали ни разу.

- И что ты собирался мне показать?

- Пойдем, - Кей махнул рукой, двигаясь в сторону дома. - В городе сегодня праздник.

До города они добрались на небольшом тракторе с прицепом, который имелся в хозяйстве у Кея. Поначалу Имоджен уже пожалела о своем решении остаться, но приключения только начинались. В потустороннем мегаполисе все здания были выполнены из металла и стекла, они были очень высокими, так как почти все не упокоившиеся с миром души жили в городе. Мегаполис был похож на серое и тоскливое место, но это только на первый взгляд. 

В праздники люди зажигали свечи, наряжались в яркие наряды, разрисовывали лица красками и выходили на улицы. Среди всех этих полу-призраков, скеретов и зомби Имоджен довольно сильно выделялась своей “целостностью”. У Кея, например, одна рука была полностью без мяса, только белые кости. Для праздника он нацепил на голову красную бандану, в руках у него был пиратский крюк, черные штаны и красные сапоги на ногах, и белая футболка, которая не скрывала его костлявой руки.

- Смотри, тут подают лучшую лапшу в городе, а там делают наивкуснейшие булочки с начинкой, - указывал Кей на лавки раскинувшиеся на улицах, прямо под высотными зданиями. - Ты голодна?

- Не совсем…

- А я очень хочу есть, пойдем закажем тебе ньоккетти, а мне большую порцию рамена со свининой.

Так Имоджен оказалась то в одной, то в другой лавке и узнала, что у мертвых бездонный желудок и еда не хуже, чем на поверхности, а в чем-то даже и лучше. Например, булочек с черепикой она никогда раньше не пробовала, а они оказались отменными. 

- Ты привел с собой живую ведьму? - удивлялся почти каждый прохожий. 

Некоторые относились к ней доброжелательно, разговаривали, улыбались, но большинство сверлило взглядом и перешептывались. 

- Что-то мне тут становится непосебе, - сказала Имоджен Кею. - Может я пойду домой?

- Чего ты? Праздник развернется только к вечеру. Ты видела только малую часть. Оставайся.

И Имоджен осталась. 

Вечером они ели с Кеем корндоги, он рассказывал, как умудрился умереть в столь раннем возрасте. Небо украшали салюты, а все мертвые стояли рядом друг с другом. 

- Мне отрезало руку, и я отрубился. Когда меня нашли, то сразу же пришили ее обратно и начали переливание крови. Но в итоге только занесли какую-то заразу, которая меня и убила. Вот так просто. 

- А что твои родители?

- Ну, что-что? Переживали, конечно. Переехали в другой город, начали новую жизнь, завели еще одного ребенка. Что им еще оставалось делать?

- Ох, прости.

- Тебе не за что извиняться. И нам пора, тебя уже, наверное, заждались дома.

- Да нет, вряд ли.

- Что, твои родители тебя спокойно везде отпускают?

- Их почти никогда нет дома, чтобы заметить, что я отсутствовала. 

- Вот черт.

- Да нет, я считаю, что мне повезло. Ну идем, провожу тебя до твоей деревни.

Когда они повернулись и стали протискиваться сквозь толпу, чтобы добраться до машины, Имоджен заметила знакомое лицо. Шевелюра, эти очки и брекеты. 

- Беатрис? - окликнула Джен, но девочка, видно, была слишком глубоко погружена в свои мысли. - Трис! Эй!

Когда Имоджен подобралась ближе, то смогла схватить одноклассницу за плечи и встряхнуть ее. Тогда то в ее глазах наконец появилась осмысленность.

- Что ты тут делаешь, Трис? Когда ты успела погибнуть?

- Что? Где я? 

Выглядела Беатрис как жертва отравления, на подбородке запекшаяся белая жижица, а глаза красные и припухшие. 

- Ты в мире мертвых, под землей. 

- Я, что, умерла? И ты тоже?

- Нет, я живая.

- Что здесь происходит? Кто эта красотка? - спросил проснувшийся к ним Кей.

- Моя одноклассница. Ты помнишь, что с тобой произошло?

- О, вряд ли она помнит, - сказал парень. - Память к мертвым возвращается через несколько дней, а то и недель. Удивительно, что она себя-то вспомнила и тебя. По ней видно, что умерла она совсем недавно.

- Беатрис, пойдем с нами. 

- Ты что это, ко мне домой ее подселить хочешь?

- Да. Зато тебе не придется придумывать способа, как еще раз затащить меня в мир мертвых. Я приду ее навестить. 

- Окей, только идемте скорей, пока вся эта толпа не ринулась домой. Иначе пробка будет - не протолкнуться.

Когда Джен прибыла домой, она открыла школьный альбом, дописала на общей фотографии имя Исаака и закрасила темным глаза Беатрис. 



Рони Грязный

Отредактировано: 27.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться