Septimus Sensu. Седьмое чувство

Размер шрифта: - +

Глава 2. Объект любви

Теплый вечер мягким покрывалом накрыл засыпающий город. С балкона Западной Башни открывался восхитительный вид: крохотные огоньки, вспыхивая в одном месте, угасали в другом. Неспешная игра света волной прокатывалась по Лунной Столице, напоминая рой светлячков в летнюю ночь. Легкий ветер трепал волосы, даря ощущение свободы. Но не это дарило мне чувство счастья – мой возлюбленный был рядом. 

– Красиво, правда? – спросила я, указывая на закат, очерчивающий вышки гор красками нежного ало-голубого оттенка. 

– Да, сегодня прекрасная ночь, – тихо произнес Леофвайн, приобняв меня за плечи, в его светло-голубых глазах отразились искры заходящего солнца. 

– Лео, что мы будем делать, если... – но он не дал мне договорить, коснувшись указательным пальцем моих губ. 

–  Я ведь уже говорил. Я останусь с тобой, чтобы ни случилось. Я дал обещание. А как говорит мой отец: тому, кто не умеет держать обещание, Исток не дарует счастливой судьбы. Завтра тебе исполнится 16 сол. Я уверен, что мы отмечены Судьбой, – Лео приблизился, и наши лбы соприкоснулись, я закрыла глаза, изо всех сил желая, чтобы переполнявшее меня чувство не развеялось как туман с приходом солнца. 

– Мне пора, – произнес он и, поцеловав меня на прощанье, отвернулся, но, прежде чем уйти, еще крепче сжал мою руку… 

 

Звенит звонок с урока – громкий и дребезжащий – тем самым грубо вырывая меня из страны грез, где я и мой возлюбленный держались за руки и… 

– Урок окончен, говорит Алла Николаевна – учитель литературы и, по совместительству, мой классный руководитель. – Сдаем тетради. И не забудьте, сегодня «пятничная уборка». 

Я с трудом отрываю взгляд от предмета своего обожания – благо, что он сидит передо мной, иначе все это выглядело бы весьма странно, и перевожу взгляд на сухопарую учительницу с квадратным подбородком и большими карими глазами, со слегка опущенными верхними веками. 

– А что за… «пятничная уборка»? – осторожно спрашиваю я, видя как воодушевленные концом уроков одиннадцатиклассники снова поникли. 

– Генеральная уборка класса в конце рабочей недели, – объясняет учительница. 

– Но ведь в вашей школе шестидневная рабочая неделя. Почему бы не перенести уборку на завтра? – спрашиваю я. 

Ученики, собирающие портфели, замирают, в предвкушении ожидая ответ Аллы Николаевны. 

Верно, соглашается она со мной, снимая очки. – Но по субботам у одинадцатиклассников физкультура и дополнительные занятия по профильным предметам. Если перенести генуборку на завтра половина просто не придет, уж поверьте мне. 

– Ясно, мой ответ заглушает коллективный вздох разочарования. 

Кстати… Анна, обращается ко мне учитель литературы, Не забудьте записаться в график уборки на следующую неделю. Брата тоже впишите. А сегодня помоете свою парту. 

– Хорошо, отвечаю я и уже встаю с места, чтобы подойти к красочному стенду почти в углу кабинета – классному уголку – как учительница окликает меня. 

Постойте, Анна. Вы мне еще нужны. Подойдите сюда. 

«Неужели, она заметила, что я весь урок пялилась на… Да нет, не может быть» - отогнав от себя непрошенные мысли, я приближаюсь к столу учительницы, чувствуя, как легкая волна смущения накатывает на меня, заставляя потупить глаза в стол, с приклеенным к нему расписанием звонков и уроков. Узловатые пальцы с аккуратными квадратными ногтями придвигают ко мне классный журнал. 

Вот. Проверьте свои данные: фамилию, адрес и телефон. Если что-то неправильно, скажите мне. 

Молча кивнув, я провожу пальцем по желтой странице, ища фамилии на букву «Н». Но прежде, чем я нахожу нужную, мое внимание привлекает надпись «Соколовский Кир - ул. Гаражная, дом 9, кв. 41». Это же… 

Соколовский, – вторит моим мыслям твердый и спокойный голос, Почему Вы бездельничаете? Вижу, что Мария прекрасно сама со всем справляется. Если Вам нечем заняться, поможете мне отнести книги в библиотеку. 

У нас просто одна тряпка на двоих, Алла Николаевна, отвечает ей бодрый мужской голос.  

Мне не нужно было оборачиваться, чтобы узнать его. Но мое тело будто бы мне не подчинялось. Я столько раз представляла себе, каково это будет снова слышать его голос, видеть его лицо, касаться его… Нет. Для этого еще рано. Мы ведь еще даже не познакомились. 

Кир, меня одной вполне достаточно. Иди помоги, хватит уже филонить, поворачиваясь, я слышу мягкий, но, в тоже время, строгий голос, его соседки по парте. 

Да ты же метр с кепкой, как ты достанешь до самого высокого края? – пытаясь оправдаться, спрашивает он. 

А вот так, девушка опускает ведро на пол, пододвигает стул ближе к доске и встает на его. 

Пара капель мутной воды попадает на ее очки, она снимает их и кладет в свой нагрудный карман. 



Александра Дронова

Отредактировано: 20.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться