Серая кровь

Font size: - +

13.

Котиль стоял в стороне и смотрел, как огонь со страшным гулом и треском, разбрасывая в ночь причудливые искры и блики, поглощает здание забегаловки. Подвыпивший народ толпился неподалёку, кто-то матерился во всё горло, женским голосом визжали об оставленной внутри сумочке. Кто-то, совсем не протрезвевший, воспринял пожар как фейерверк, весёлое дополнение к празднику, и продолжал уже здесь, на улице, зажигательные танцы, требуя музыки и водки.

Пожарные приехали, когда огонь охватил всю постройку, и спасать уже было нечего. Вслед за пожарными показалась полицейская машина и скорая помощь. Пострадавших от алкогольного отравления, некоторые из которых пострадавшими считать себя напрочь отказывались, было больше, чем от огня.

Из полицейской машины вышли четверо. Двое младших чинов, вооружившись протоколами, стали расспрашивать свидетелей. Ещё двое, один в форме с майорскими погонами, другой в тёмном костюме, с сединой в короткой стрижке и орлиным носом, остались возле машины.

– Странные дела у вас творятся, майор, – проскрипел человек в костюме.

– Разберемся, полковник.

– Вы думаете, это он?

– Вполне может быть, хотя… Публика здесь, сами видите.

– Как это он от вас ушёл?

– Сам не знаю. Я видел железные двери в машине, вывороченные так…. Это просто нечеловеческая сила.

– Прямо-таки нечеловеческая.

– Поверьте мне, полковник, я много повидал в жизни.

– Поменьше об этом распространяйтесь.

– Само собой.

– Если он здесь был, далеко не уйдёт.

– Я уже ни в чём не уверен.

– Помните, он нужен мне живым.

– Легко сказать! Если он сворачивает железные двери …

– Живым, майор. Это очень важно. Я осведомлён о многих ваших подвигах с Бардагановым. Так что вам придется поработать на совесть.

– Я всё понял, полковник. Можете на меня положиться. Кстати, из «шестёрки» сбежали двое уголовников. Так что операцию можно замаскировать под их поимку. Меньше будет шума от борзописцев.

 

Солнце поднялось над тёмной массой тайги, которая начиналась неподалеку от научно – исследовательского института, и ласково заглянуло в окно директорского кабинета. В солнечном луче заискрились пылинки, словно дневное светило обладало магическим свойством проявлять скрытую от человеческих глаз реальность, другую жизнь, тайную и неведомую беспечным людям.

Профессор, темный как грозовая туча, зло распахнув дверь, ворвался в кабинет. За ним следовали трое в черных костюмах.

– Я не стану этого делать! – категорически бросил профессор, со злостью отодвинул стул и уселся за стол. Гостей присаживаться он не пригласил.

– Профессор, интересы государства важнее всего, – назидательно изрек полковник.

– Я всю жизнь работаю в интересах государства! Но калечить нормальных, здоровых людей я не стану.

– Это Бардаганов-то здоровый человек? Отчего же он в реанимации?

– Его можно вылечить обычными методами. Вмешиваться в геном в данном случае нет необходимости.

– Вы уже делали это, не так давно.

– Тогда у меня не было выбора, иначе бы он умер.

– А бомжи всякие? Про животных я уже и не вспоминаю.

– Бомжи, знаете ли, тоже были на грани. Чуть не насмерть замерзать в подвалах….

– Я думаю, профессор, у вас и сейчас нет выбора.

– Что?..

– Вы поймите, Бардаганов – конченый человек. Он обворовал государство на миллионы.

– Вот берите и судите его…

– Да он просто мерзавец, профессор, я вас уверяю. К тому же алкоголик. Неужели вам доставит больше удовольствия проделать то же с совершенно ни в чём не повинным человеком?

Профессор непонимающе взглянул на полковника и отвёл взгляд. В глазах его промелькнул испуг.

– К тому же, профессор, нам необходимо, чтобы он пришел в норму быстро. Как можно быстрее. Мы знаем, что вы разработали ускоренный метод.

– Это очень опасно!

– Ничего, Бардаганов крепкий парень.

– Я отдал десять лет жизни на разработку… Для того, чтобы помогать людям. Чтобы спасать людей от тяжёлой интоксикации. А теперь получается как всегда… Вы хотите создавать монстров и использовать их в своих паскудных целях?

– Интересы государства вы называете паскудными целями?

– Эксперименты над людьми я называю паскудными.

– Будьте благоразумны, профессор.

– Преступление вы называете благоразумием?



Вячеслав Воронов

Edited: 14.02.2018

Add to Library


Complain




Books language: