Серая кровь

Размер шрифта: - +

16.

Подождав, пока непокорный отойдёт на расстояние, с которого не слышно разговоров, ещё раз злобно взглянув ему в спину, майор сделал призывный знак своим. Трое, все, кто остались живыми и здоровыми, отряхиваясь, подошли к раненому командиру.

  • Эй ты, как тебя… Савельев? Я назначаю тебя старшим.

Плотный малый, в форме впритык, с широким лицом и шальными глазами, непроизвольно сделал полшага и часто заморгал, словно это помогало ему лучше осознать происходящее.

– Ты рядовой, но подаешь надежды. Выполнишь задание, которое я тебе дам – пойдёшь на повышение. Это я тебе обещаю. Надо взять этого урода.

Он помолчал, чтобы до всех дошло сказанное.

– Взять этого урода? – неуверенно пробормотал Савельев. – Но как, если он какой-то…

– Не о том уроде сейчас речь. О предателе, который бросил нас. Всё, что здесь происходит – совершенно секретно. Если он дойдёт до города, или дальше, начнёт трепать языком… Он не должен уйти. Вы поняли меня или нет?

– Но, майор, он же свой… – неуверенно пробормотал Савельев, ещё больше выкатив глаза.

– Какой он свой, если он предатель! – рявкнул Мурдяков. – Повторяю для бестолковых: если он уйдет, нам всем конец! Всё, что тут заварили, курирует другая контора, на более высоком уровне! Доходит до ваших мозгов, или нет? Поймите же вы, наконец, речь не идёт о каком-то наказании, не о том, что нас вышвырнут со службы или даже посадят! Нас просто физически уничтожат, закатают в асфальт!

Он снова помолчал, отдышавшись, словно после тяжёлой работы, потрогал повязку на ране и сморщился.

– Чёрт, как болит! Тварь серая! Возьмём транспорт, где-то здесь я видел «Урал»… доберемся и до него. Но сейчас задача номер один – остановить предателя. Поэтому прекращаем детский сад и действуем! Это в интересах государства, в интересах нас всех! Догнать его и уничтожить! Он не нужен нам пленный, не нужен живой, никакой! Только мёртвый! Можете забить его прикладами, вздёрнуть на осине, утопить в болоте! Всё это повесим на серого. Ему уже всё равно – трупом больше, трупом меньше.

Майор выразительно посмотрел в глаза Савельеву.

– Или мы сейчас делаем дело, или показываем, что не способны ни на что. Тогда приходят другие, и делают, а мы уже не нужны. Везде конкуренция, везде приходится рвать сердце, ребятки, – Мурдяков сменил тон, в голосе его послышались отеческие нотки. – Молодые вы ещё, ничего не понимаете. Учи вас, а вы ещё и носами ворочаете. Работу свою всегда надо делать так, словно от этого зависит ваша жизнь. Всегда, понимаете? Даже если мелочь какая-то, даже если ничего от этой мелочи не зависит – а надо рвать и метать! А сейчас – тем более! Сейчас не сделаете, что я вам говорю, мы – лишние свидетели в деле государственного значения. Дошло до вас или нет?

– Дошло, майор! – с ожесточением выговорил Савельев и сплюнул в сторону. – Всё сделаем, всё понятно. Он мне никогда не нравился… Все сю-сю, да ля-ля… барышня кисейная!

Он обернулся к подчиненным и, состроив злобную физиономию, скомандовал:

– Слушаться меня! За мной, бегом – марш!

Углубившись в лес, они поймали взглядом камуфляж, мелькнувший неподалеку за кустами. Сержант, решивший не участвовать в этих играх, ничего не подозревавая, двигался шагом. Ему и в голову не приходило, что его могут преследовать свои. Савельев, осознав это, скривился в злорадной ухмылке, сделал знак перейти на шаг, приложил палец к толстым губам и сбросил с шеи лямку автомата. Пригибаясь и прячась за кустами, он засеменил вслед сержанту, уверенно пробормотав выражение майора: «Возьмем тёпленьким, – а от себя, сплюнув под ноги, добавил: – Гнида!»

Они подобрались к сержанту шагов на двадцать, когда тот что-то услышал, резко обернулся, и, заметив среди листвы движение, понял, что это по его душу. Заскочив за ствол ели, он вынул из кобуры пистолет.

Уразумев, что их обнаружили, Савельев с самым невинным видом вышел из зарослей и остановился, взяв автомат в одну руку и опустив ствол к земле.

– Сержант! – возопил он, словно не видел, что тот неподалеку и орать нет необходимости.

– Чего тебе?

– Ну, ты топчешь по тайге, не угонишься за тобой! Ноги, что ли, казённые? Да выйди ты, за деревьями прячешься, вроде мы банда какая-то! Нас майор за тобой послал.

– Чего он хочет?

– Извиниться хочет, говорит, что ерунду всякую нёс, так ты уж не обессудь… Обстоятельства видишь какие, рана у него болит…

– Что-то не похоже на Мурдякова! Вроде он и без всяких ран раньше ерунду всякую не нёс!

– Похоже, не похоже, психолог мне нашёлся. Да выйди, чё ты как маленький – в прятки будем играть с тобой! На перегонки ещё давай побегаем, как дети.

Сержант немного выдвинулся из-за ствола, опустив пистолет, и колючим взглядом упёрся в Савельева. Тот сделал пару коротких шагов и остановился, ствол автомата хищно приподнялся было в его руке, но тотчас снова опустился.



Вячеслав Воронов

Отредактировано: 14.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language:
Interface language: