Серая кровь

Font size: - +

17.

Очнувшись, Бардаганов увидел белый, как свежевыпавший снег, потолок и стойку капельницы у кровати. На запястьях его были манжеты, от которых к каким-то приборам шли разноцветные провода; провода отходили и от головы. Голова болела, во всем теле он чувствовал слабость, дышать было тяжело. Он глубоко вздохнул, чтобы выяснить, может ли он по-человечески дышать, и почувствовал в груди острую боль. Назло ей он вздохнул еще раз и закашлялся; боль слегка притупилась.

Вспомнив, что произошло, он стал было закипать лютым гневом, но тотчас постарался взять себя в руки. Ему надо побыстрее выздоравливать, чтобы отомстить тому наглому борзописцу, а заодно и своей благоверной. С нею надо что-то решать, подумал он, не откладывая в долгий ящик. Эта стерва стояла ему поперек горла, как наглые конкуренты в бизнесе. Бросить ей, как собаке объедки, немного денег, и отправить к чертям, а самому сосредоточиться на буровой. Из месторождения надо выкачать всё, что есть, взять по-максимуму, а там – трава не расти. Начинать с нуля он уже не хотел – слишком много сил и нервов потратил он, чтобы снова в штыковой атаке выбивать из жизни эти проклятые, и в то же время благословенные деньги. Он намеревался отдохнуть – острова с белым песочком на пляжах, тёплое море, выпивка и девочки. Сколько можно, в конце концов.

Он не сразу обратил внимание на цвет кожи рук. Кожа если и отличалась от потолка, то ненамного. Осознав это, он приподнял руки с медицинскими манжетами на запястьях и с недоумением воззрился на них. Это не была бледность в обычном понимании, не было похоже ни на что, с чем Бардаганов сталкивался раньше. Кожа его была грязновато-белой, как жирное молоко.

Он взглянул на предплечья, приоткрыл одеяло и согнул ноги в коленях. С ногами была та же история – грязно-белый цвет кожи, поросшей чёрным волосом. Густая чёрная поросль, признак настоящего мужчины, на белом фоне выглядела уродливо, как заросшая грязной шерстью обезьяна на свежевыстиранной постели. Он выпростал ноги и прикрылся одеялом, недоумённо уставившись в потолок.

«Пройдёт, – с уверенностью и злобой на собственное тело и на всех, кто мог иметь отношение к этой его странной трансформации, подумал он. – А если нет?»

Испуг закрался в его сердце, как змея в гнездо с беззащитными птенцами. Испугался он того, что не сможет осуществить своих целей; бузудержная его борьба за деньги в результате превращения его в эдакую белоснежку могла закончиться неизвестно чем.

Но тотчас, повинуясь приобретённой и неистребимой привычке добиваться своего, чего бы ни стоило, он стал выискивать способы исправить эту чертовщину. Есть же медицина, наука, в конце концов, а у него есть деньги. Пусть делают, что хотят, пусть бьются лбом о стену, извращаются, как могут, но вернут ему нормальный вид, иначе он им такое устроит!

В боксе он лежал один. Отворилась дверь и человек в белом халате, принужденно и хитровато улыбнувшись, подошёл к нему. Поздоровавшись, он бегло взглянул на приборы, не выказывая особого интереса, что-то переключил и уселся на стульчик чуть поодаль кровати.

– Здравствуйте. Меня зовут Андрей Михайлович. Как вы себя чувствуете?

– Что это такое? – Бардаганов приподнял руки.

– Электростимуляторы, чтобы вы быстрее поправлялись.

– Я про белый цвет моего тела.

– Это пройдет, ничего страшного.

– Это мало даёт надежды.

– Что вам мало даёт надежды?

– Ваши слова, доктор, или кто вы…

– Вам нельзя волноваться.

– А я и не волнуюсь. Я хочу знать, что со мной.

– С вами все будет в порядке.

– Где я?

– Вы в больнице. У вас отравление дымом, на пожаре, помните?

– От отравления дымом такого не бывает.

– Иногда бывает и не такое.

– Что вы лапшу мне на уши вешаете? Говорите как есть!

Бардаганов уже кричал, лицо его, и без того белое, побелело ещё больше, глаза сверкнули недобрым.

– Вы хотите выздороветь или нет? Если хотите – успокойтесь.

– Доктор, вы врёте и не краснеете. Вы знаете, кто я такой? Что вы со мной сделали?

– Послушайте, мы вас лечим, а вы вместо спасибо…

– Это вы называете лечением? – он показал руки в манжетах, как в наручниках. – И вообще – где я? На больницу это не похоже. Вы что, эксперименты надо мной ставите?

Он пристально, с привычной злобной проницательностью поглядел на доктора, не знавшего, что уже отвечать и порядком растерявшегося. Доктор даже привстал и отодвинул стул. Двигался он медленно, словно стараясь быть незаметным, но в глазах его промелькнул испуг, будто собеседник его выразил явное желание броситься на него и впиться зубами в шею.

– Электростимуляторы, говоришь… – Бардаганов сбросил манжеты, удерживаемые затрещавшими липучками, сорвал всё с головы и приподнялся. – Да я тебя…

Тут распахнулась дверь, и в бокс с непроницаемыми лицами вбежало трое крепких мужчин в белых халатах. Не произнеся ни слова, они ринулись к Бардаганову и схватили его за руки.



Вячеслав Воронов

Edited: 14.02.2018

Add to Library


Complain




Books language: