Серая кровь

Размер шрифта: - +

22.

Сутками ранее, научно-исследовательский институт.

Васильев лежал в постели и смотрел в потолок с выражением лица человека, который уже ничего в этом мире не понимает. В вене у него была игла, прозрачная трубочка от которой вела к перевёрнутой и укреплённой на штативе капельницы бутылочке. Бутылочка была уже второй на сегодняшний день, и от этих чудо – лекарств ему становилось всё хуже. Вчера, когда за весь день ему дали только четыре таблетки и два укола в ягодицу, он чувствовал себя веселее – бодро поднимался с постели и прохаживался по боксу, посматривая в окно на трепетавшую под порывами ветра тайгу. Сегодня ему если и хотелось что-нибудь делать, так это бежать отсюда без оглядки.

Слабый скрип дверных петель прервал его невесёлые размышления, и в бокс, задумчиво потирая пальцами начавшую заплывать физиономию вошёл Андрей Михайлович.

– Ну, как вы? – спросил он, устало присаживаясь на стул возле кровати.

– Так себе.

– Ничего, вы уже идете на поправку.

– Что-то верится с трудом. И вообще, странно у вас здесь, доктор.

– Почему же это – странно?

– Решётки на окнах.

– У нас много ценного оборудования. Залезет ещё кто, знаете ли…

– В других… больницах тоже много всякого оборудования.

– У нас не то, что в других. Более ценное.

– Или сбежать кто захочет, – проговорил Васильев. Андрей Михайлович взглянул сквозь него, словно он был сделан из оконного стекла.

– Зачем же бежать? Мы вас лечим, а вы бежать собрались!

– Да я-то не собрался, но сколько можно лечить? Я ведь здоров уже, нормально себя чувствую. Ну, вот эта капельница – от чего она?

– Эта капельница… для улучшения вашего общего состояния.

– Да ведь общее состояние мое всё ухудшается!

– Ну, ещё бы! У вас были такие побои! И отравление сильной степени. Вон, посмотрите, до сих пор синяки.

– Да когда ж они были, те побои? Меня давно уже выписали… А синяки – ерунда.

– Послушайте, мне лучше знать! Выписали… От чего же вам хуже стало? Недолечили, и выписали. Потом спасибо скажете!

– Я вам сейчас говорю: спасибо. Но я уже иду домой!

– Никаких домой! Привезут вас опять с рецидивом – мне влетит по первое число, что вас отпустил!

– Я бумагу вам напишу, какую хотите, что сам ушёл, претензий не имею, и тому подобное. Но капельниц мне больше никаких не надо, мне от них всё хуже и хуже. Такое состояние какое-то… объяснить трудно, но… и уколов с таблетками не надо! Всё, доктор, всё, нету терпения лежать!

– Успокойтесь! – уже сурово, с напором прикрикнул Андрей Михайлович. – Лежите тихонько, вы под капельницей! Толку от всех процедур, если будете так нервничать. Что это мне за фокусы!

– Это – последняя капельница, – медленно, но уверенно выговорил Васильев, глядя в потолок, – сразу после неё я отправляюсь домой.

Андрей Михайлович недовольно поморщился, резко поднялся и вышел из бокса, чуть не ударив дверью доктора Левака. Тот едва успел подставить руки, спасая лоб.

– О боже! – воскликнул Левак. – Куда это вы так резво? Я вот к нашему пациенту.

Васильев заметил, как Андрей Михайлович в разговоре с Леваком понизил голос, а затем, с растерянным видом обернувшись, спешно прикрыл дверь. Это его обеспокоило. «Что за… – зло подумал Васильев. – Э-э, нет, ребята, так не пойдет».

Неудобно повернувшись набок, он открыл тумбочку и немного отщипнул от лежавшего в пакетике клубка ваты. Аккуратно вынув из вены иголку и зажав в локтевом сгибе вату, он поднялся с кровати, подошел к двери и прильнул к ней ухом.

Слышно ничего не было, и он, надеясь, что дверь не скрипнет, одним пальцем нажал на нее. Образовавшаяся щель не больше сантиметра позволила ему расслышать весь разговор.

– Наш пациент уже бунтует, требует отпустить его домой, – заговорщицки бубнил Андрей Михайлович.

– Требует – отпускайте. Если он нам не нужен…

– Да нужен, нужен!

– Как долго вы думали! У него уже всё прошло.

– Вы сами видите, что подходящий материал не поступает! Тем более – разве я что-то решаю!

– Так значит…

– Так значит, надо работать с тем, что есть. У него было отравление средней степени, перепишем на тяжелую… и тогда всё нормально.

– Опасно это...

– С нас требуют результата, а вы говорите – опасно! Вчера опять полковник приезжал.

– Черти его носят! Зачем мы только связались с ним!



Вячеслав Воронов

Отредактировано: 14.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language:
Interface language: