Серая кровь

Размер шрифта: - +

23.

Бардаганов давил на кнопку звонка не отрываясь, но дверь в собственную квартиру никто открывать ему не спешил. Наконец щелкнул замок, и на пороге он увидел растрёпанную, с мешками под глазами Марину в домашнем халате. Халат был едва запахнут. Когда она узнала мужа, глаза её округлились от ужаса, рот приоткрылся, из горла вырвался слабый вскрик.

– Не впускаешь уже в собственную квартиру! – прорычал Бардаганов, с грохотом закрывая за собой дверь. – Что, думала – спровадила меня на тот свет?!

– Боже, что это с тобой? – страдальчески, словно не обращая внимания на его злобу, пробормотала Марина и попятилась. – Что у тебя с лицом? И не только с лицом… Тебя вообще не узнать!

– Не узнать меня? Что со мной? А из-за кого это со мной – не хочешь спросить, ты, тварь?!

Он быстро схватил её за горло, словно всадил руку в шею, и ударил ладонью по лицу. Она вскрикнула и попятилась, вцепившись в его запястье. Он втащил её в комнату, швырнул на диван, и снова ударил. Она закрывалась и орала, упрашивала и визжала, но он не обращал внимания и бил куда попало. Наконец, приглушив жажду мести, он отпустил её, тяжело дыша, и отошёл на шаг.

– Хотела так просто избавиться от меня? Связалась с тем уродом!.. Так ты, оказывается, извращенка? Тебе нравятся всякие нелюди?

– А что ж делать, если только нелюди… нормальные! – с дерзостью вскричала она, утирая кровь с разбитой губы. – Ты задумывался хоть раз, что за жизнь у меня?! Да удавлюсь лучше, чем так жить!

– Жизнь у тебя плохая? Да ты всегда имела, что хотела… А теперь решила избавиться от меня? К рукам всё прибрать?! Заперла меня в борделе, чтобы я сгорел там заживо! Но вышло ещё хуже! – он указал пальцем на свое лицо, белое, обросшее черной щетиной, с ужасным ожогом с левой стороны, из-за которого почти не видно было шрама.

– Я не запирала! – заорала Марина, ударив себя ладонью в грудь. Она вжалась в диван, подобрала под себя ноги, строя из себя саму невинность. – Клянусь, не запирала! Я просто прикрыла, автоматически, случайно… Может, они сами защелкнулись!

– Не ври! Сами защелкнулись!.. Я слышал, я помню, как ты проворачивала ключ в замке! Пусть горит, подумала, пусть сдохнет, я всё себе заберу, избавлюсь от него!

Со зверским выражениям лица он снова бросился на неё, нанес пару ударов и потаскал за волосы, но уже без прежнего энтузиазма.

– Не бей, идиот, не бей, я беременна! – решившись, закричала Марина не своим голосом.

– Что?.. Беременна? – Бардаганов даже остолбенел от изумления. – Не от того ли красавца?

– Да! Да, да, да! От него! От тебя разве дождёшься?!

– И ты…. Что? Что теперь? Будешь рожать?

– Не знаю!

Лицо Бардаганова побелело еще больше. Он стоял с ошарашенным видом, изумленный новостью, не готовый к такому. Вдруг глаза его прищурились, и он слегка подался вперед, вглядываясь в лицо жены.

– Да у тебя кожа посерела! Как я сразу не заметил?

– Что? Нет, нет, о чём ты?!

– Всё о том же! Спала с тем уродом, дура! И беременная от него! И теперь сама станешь такой же! Оно ж передается…

– Не ври!.. Избил меня, теперь этим хочешь добить!

Она бросилась в коридор, включила свет и застыла перед зеркалом, вглядываясь.

– Это оттого, что ты ударил меня, – пробормотала она, наконец, с надеждой в голосе.

– На другую щеку посмотри, – снисходительно басил Бардаганов, – на руки посмотри!

– Этого не может быть! Надо что-то делать! Вези меня в клинику, куда угодно, я…

– Ха-ха! Ишь, как запела! – жестокосердно, смакуя, выговаривал каждое слово Бардаганов. – В клинику её вези! А в дурдом не хочешь? На кой черт ты мне нужна, в клинику тебя везти?

– Ты что, допустишь, чтобы твоя жена…

– Какая ты мне жена! Беги к своему серому! Скоро посереешь, почернеешь, как он, с тебя будет капать серая кровь, серый пот…. Представь, что с тебя будет литься при месячных!

– Закрой рот!

– А кого ты родишь? Такого же красавца, монстра, чудовище! Мне, белому человеку, пристала ли такая жена!

– Пристала или нет, а никуда ты не денешься!

– У меня белая кровь! Представляешь? Не веришь? Смотри!

Он поддёрнул халоши джинсов, и Марина увидела, что обе щиколотки у него забинтованы.

– Вот, присохла. Проклятые крысы! И откуда они взялись? Это не просто так…. Что они еще выдумали в своих лабораториях?

– Какие еще крысы?

– Они защищали твоего красавца! Или случайно? Да нет, нет! Они были такие быстрые, такие…

Он замолчал и тяжело, глубоко вздохнул. Дышать ему стало тяжело, и он свалился в кресло, жалобно скрипнувшее под весом могучего тела, после чего извлек из кармана джинсов баллончик и припал к нему ртом.



Вячеслав Воронов

Отредактировано: 14.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language:
Interface language: