Серая кровь

Размер шрифта: - +

24.

Котиль проснулся от сотрясения земли. Он не сразу сообразил, что это было, а когда понял, вскочил так поспешно, что сильно ударился о низкий бетонный потолок подвала. Пока он отходил от удара, присев и водрузив обе ладони на голову, сверху что-то грохнуло с потрясающей силой. Постояв некоторое время на корточках, тихо и неподвижно, как мышь в норе, почувствовавшая близость кота, он пошёл к выходу.

Дверь в подвальное помещение девятиэтажки, с наполовину выбитой в верхней части доской, которая ощерилась обломками, не открывалась. Котиль рванул за ручку сильнее. Ручка осталась у него в руке, и после этого усилия он почувствовал тошнотворную, клонящую к земле слабость. Он уже долго ничего не ел, долго дышал относительно чистым воздухом, что с каждым днём становилось для него всё более губительным. Отшвырнув ручку, он отошёл, пригибаясь под низким потолком и соображая, где выбраться наружу без лишних усилий.

В подвале было темно. Узкая полоска света падала из маленького оконца, пролезть в которое могли только кошки. По левую руку было устроено пару сарайчиков, с мощными запорами и торчавшими из них ржавыми болтами. Справа в полумраке чернел вход вглубь подвала, грубостью бетонных блоков напоминавший лаз в какие-нибудь мифические катакомбы. Котиль осторожно двинулся туда, опасаясь снова удариться головой. Здесь было ещё темнее; лишь узкая полоска света падала из далёкого окна, напоминая свет автомобильной фары, в предутренней тьме стоявшего на где – то на другом конце улицы.

Котиль засомневался, стоит ли дальше идти, и вдруг понял, что в подвале кто-то есть. Он остановился и насторожился. Остатки сверхъестественного чутья не покинули его, и он всей кожей почувствовал приближение человека. Уже после этого он услышал шаги и ругань.

– Кто здесь? – спросил он.

Шаги смолкли, и на несколько секунд воцарилась тишина.

– А ты кто? – услышал он развязный хриплый голос.

– Дед Пихто, – ответил Котиль в унисон.

Шаги возобновились. Котиль сделал несколько шагов назад, где было светлее. Из входа вглубь подвала показались две фигуры. Один, высокий и худой, как скелет, был одет в футболку на три размера больше, чем надо, висевшую на нем, как на огородном пугале. Второй был маленького роста и мог ходить по подвалу, не пригибаясь. Несмотря на лето, он был в чёрном ватнике, из прорехи на рукаве которого торчал клочок ваты. Оба заросли недельной щетиной, в позах и движениях их сквозило напряжение.

– Еда есть? – без церемоний спросил худой, всмотревшись в незнакомца и решив, что он не представляет опасности, – водка, бабки?

– Сам голодный, – ответил Котиль.

– Бабки давай! – скомандовал худой и подошел ближе.

– Счас. А дедки не надо?

– Ты чего, не понимаешь?

Он схватил Котиля за футболку, но тот крякнув, выкрутил ему руку. Худой вскрикнул, выматерился и отступил. Тотчас Котиль почувствовал новый прилив слабости и выругался про себя. У маленького в руке появился пистолет.

– Выворачивай карманы, бомжара, живо!

Пока Котиль соображал, что ему делать, где-то рядом раздался странный писк. Его услышали все и застыли. Писк снова повторился, уже с каким-то стрекотанием, странным и непривычным для человеческого уха. На полу в полутьме что-то двигалось.

– Это крысы! – воскликнул худой, пятясь и ругаясь. – Ну-ка, пошли отсюда!

Он притопнул ногой и снова выматерился. Но крысы, размером чуть ли не с котов, не отступили, а наоборот, еще приблизились, медленно и уверенно. За ними из темноты показались твари поменьше. Они семенили, попискивая и потрескивая, подступив к противникам Котиля, не замечая, казалось, его самого.

– Ты смотри, сколько их! – закричал маленький. – Что за ерунда!

Он тоже пятился и водил пистолетом из стороны в сторону, словно пытаясь испугать этих тварей видом оружия.

– Не вздумай стрелять! – предупредил худой.

– А что делать! Сожрут ведь!

– Патронов мало! Пусть жрут его! Застрели бомжару, они на кровь кинутся, и…

– А чё, идея! Ты, Кащей, голова.

Маленький направил пистолет на Котиля.

– Я не бомж! – воскликнул Котиль и хотел отпрыгнуть в сторону, как вдруг маленький, с пистолетом, заорал дурным голосом и запрыгал на месте, как заведённый.

– Они кусают меня!..

– Стреляй в него быстрее, Заноза! – орал Кащей. – Они жрать хотят, вот и кусают!

Едва Заноза поднял руку с оружием, как крысы снова бросились на него. Он опять заорал, бешено топая ногами и матерясь, и крысы так же быстро отступили. Заноза застонал, голос его стал жалостливым и писклявым; попятившись, он уселся на кучу мусора, опёршись плечом о бетонную стену, словно смертельно устал от всего этого. Крысы затихли неподвижной массой, выстроившись почти правильной дугой между Котилем и его врагами, как войско перед битвой.

– Дай сюда! – рявкнул Кащей, и потянулся было к пистолету, но крысиное войско пришло в движение, молниеносно приблизившись к нему. Кащей замер, испуганный таким быстрым реагированием, рука его остановилась на полпути. Тут же остановились и крысы. Кащей едва заметно повёл рукой, и подвальное войско двинулось, предупреждая о своих намерениях.



Вячеслав Воронов

Отредактировано: 14.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language:
Interface language: