Серая река

Размер шрифта: - +

Глава 4

То, что произошло дальше, просто перевернуло моё представление о нём. Всегда безучастный и хмурый Майк, загадочно улыбнулся мне в ответ. Увидев мой ошарашенный вид, усмехнулся. Не отводя взгляд, подмигнул мне, и, снова вернув себе серьёзный вид, встал и продолжил уборку.

Он окунул меня в какую-то свою тайну, сделав своим соучастником. Никто никогда не видел, чтобы он улыбался или общался с кем-то ни жестом, ни взглядом, ни намеком. Парень был для всех закрыт.

И только мне позволил подсмотреть в замочную скважину и увидеть в ней кого-то другого. Но кого? И зачем все эти секреты? От кого он прячется и почему открылся мне?

Тысячи вопросов беспорядочно роились в моей голове. Впервые за последние месяцы я перестала думать о себе, своём горе и заняла голову мыслями о другом человеке. 

А он как будто специально подогревал интерес к себе этим молчанием и взглядами, разбавляя яркими эмоциями мою серую обычную жизнь. Мне стоило заново ощутить, каково это думать о ком-то другом, а не о своих проблемах, заливая их реками слёз? 

Я не хотела и сопротивлялась этому, но всё равно при каждом хлопке двери, поднимала глаза в надежде увидеть его и получить новую порцию ощущений. Мне уже стали необходимы эти его взгляды украдкой и случайные касания. Своей загадочностью и скрытностью, он распалял интерес к себе ещё сильнее.

Он так и не проронил ни слова за всё время. Вероятно, он на самом деле немой, поэтому и боится подойти первым, не зная как заговорить. Сразу мне была ужасна мысль, что он немой, инвалид. Хотелось узнать его ближе, но это было практически невозможно. Свыкнувшись с этим, я начала искать выходы решения этой проблемы. Можно было бы выучить язык жестов, можно было бы общаться письменно. Через почту, телефон, компьютер. Но Майк по прежнему держал дистанцию, не делая шагов к знакомству, продолжая кидать в меня притягательные взгляды.

В тот день я задержалась после работы. Уходила из офиса уже последняя. Стоя под козырьком здания, следила за дождевыми потоками и размышляла, как побыстрее перебежать дорогу и дождаться автобуса уже на остановке. Глянув по сторонам, убедилась, что машин не было, хотя сложно было разглядеть что-то сквозь стену дождя, и побежала через дорогу. Бьющая по ногам лавина воды, затрудняла ходьбу. Смотря себе под ноги, вдруг за спиной услышала громкий незнакомый мужской голос:

- Кэрри, машина.

Резко повернув голову в сторону увидела, как на меня ехал автомобиль. Слышен был скрипучий, противный визг тормозов, но скользкое от дождя покрытие усложняло торможение. Я закрыла глаза и сделала несколько быстрых шагов вперёд в надежде успеть перебежать и избежать аварии. Машина пронеслась в паре сантиметров от меня, а я, дрожа от страха, запрыгнула на островок безопасности. Осознав, что со мной всё в порядке,  восстановила  дыхание и, вспомнив про незнакомый голос, мгновенно обернулась. На противоположной стороне с ужасом в глазах стоял парень, осматривая меня. 

Это был Майк. Это он кричал. Сомнений не было. Так значит... он разговаривает. И всё это время просто молчал. И, кажется, он не был рад тому, что ему пришлось выдать себя. Мы продолжали молча смотреть друг друга. Пока он, видимо убедившись, что со мной всё в порядке, не развернулся и смешался с толпой. Я так и не успела его поблагодарить. Сегодня он спас мою жизнь. И завтра я обязательно должна поговорить с ним. 

Но на следующий день он не появился на работе. 

И на следующий тоже. 

Мысли о Майке не отпускали меня. Что, если теперь он уволится и пропадёт? Зачем тогда вообще надо было появляться у нас, если он собирался работать только две недели. Опять вопросы, вопросы, вопросы и ни одного ответа.

А потом настали выходные. Это были самые тяжелые дни, потому что нельзя было занять себя работой. И даже Майк был тут бессилен. Все мысли сводились к тому, чем мы занимались с мамой по выходным.

В субботу, как обычно, с утра мы делали уборку в квартире: я пылесосила и мыла пол, а мама вытирала пыль и раскладывала вещи по местам. Я не прекращала этих традиций и также продолжала всё делать, как она меня учила. После обеда мы шли с ней в парк или на какую-нибудь выставку, в музей. Сегодня я тоже собиралась сходить. Мне не нужны были эти развлечения. Я просто хотела почувствовать, как будто бы она рядом, как будто мы вместе с ней куда-то ходим, что-то обсуждаем, что-то делает. А вечером мы покупали банку мороженого садились перед телевизором и смотрели какой-нибудь старый фильм, так как мама не любила современные. Так было каждую субботу. 

Одиночество и воспоминания медленно съедали меня, но и общаться с кем-то, веселиться я тоже не могла. Шрамы были слишком свежи и любая попытка забыть о них, отдавалась тупой болью в сердце. 

 



OLGA TIMEOFF

Отредактировано: 06.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться