Сердца Четверых

Размер шрифта: - +

Глава 26 ДВА ЖЕЛАНИЯ

- Могу поздравить, у вас  будет ребенок, - сорокапятилетняя  врач –гинеколог  Вера Евгеньевна Седых сидела за столом, поправляла свои все время спадающие с переносицы очки, и считала, что эта новость для Анжелики должна быть  радостной. Не создавала  Анжелика  впечатления  растерянной несчастной и подавленной.  Обручальное кольцо на безымянном пальце было свидетельством того, что муж имеется.

- А срок? – поинтересовалась недовольная  положением дел Анжелика.

- Результаты УЗИ свидетельствуют, что  семь недель, - предвкушая ведение очередной беременности, сказала Вера Евгеньевна.  – Сейчас я рассчитаю приблизительную дату родов, - женщина только взялась за календарь, как услышала:

- Родов? – хмыкнула Анжелика. – Это мне знать ни к чему. Как записаться на аборт? У вас здесь аборты делают? – поинтересовалась Анжелика. Она не стала светиться в  женской консультации района, а обратилась в  частную медицинскую клинику.

- Да, я могу записать вас на искусственное прерывание беременности, но сначала  нужно заполнить анкету, - Вера Евгеньевна только год, как работала в открытом  мужем центре «Будущее», но  за спиной было двадцать лет практики в районной поликлинике,  поэтому она привыкла  спокойно реагировать на случаи желания женщины  отказаться от материнства.  Причины ведь были  разные. Но все же Вера считала своей обязанностью сделать все возможное, чтобы женщина передумала. Анкету Вера придумала и разработала сама. Вернее, не столько придумала, как соединила в одно целое разработки многих врачей. Благо, в семье, где три последних поколения были исключительно врачами, медицинской литературы было много.

- Вы замужем, вам 23 года, результаты анализов чудесные, - вертела в руках медицинскую карточку с бланками анализов, сданных Анжеликой два дня назад, - что заставляет вас  не желать стать мамой?

- По законодательству я имею право прервать беременность, - резко напомнила Анжелика, холодно взглянув на  Веру Евгеньевну. Анжелика училась на психолога и все  методики убеждения знала, поэтому сразу упреждала попытки врача повлиять на ее решение.

- Конечно. Вам никто не запрещает это делать.  Тем более, у вас небольшой срок, можно применить новые технологии. Мы проводим практику вакуум –аспирации, фактически мини аборта. Но вы должны знать риски. Вам говорили  на УЗИ, что  плода два?

- Я сейчас не готова стать матерью двух детей, - Анжелика представила сначала себя с большущим животом, потом  пугающий процесс родов и кошмар с двумя орущими младенцами. Нет, это однозначно не для нее.

- У вас  резус отрицательный, вам это известно?  - подобрала другой аргумент  врач.

- Да. Я уже делала аборт, как видите, все нормально, - спокойно парировала Анжелика. – Если  аборт сделан качественно, на здоровье это не отразится.

- Не всегда даже гениальный врач может предугадать последствия. Придет время, и вы обязательно захотите ребенка. Или ваш муж. Он как отнесся к вашему решению прервать беременность?

- Он не против, - соврала Анжелика. Толику она и не собиралась ничего говорить, потому что видела, как он в последнее время начал бредить детьми.

- Вот смотрите,  врач, делающая вакуум-аспирацию  сейчас на больничном. У вас есть неделя для того, чтобы подумать, - решила дать время одуматься  непутевой пациентке Вера Евгеньевна.

- Когда она вернется из больничного, вы мне дадите знать? Вот номер телефона, - Анжелика достала  свою визитку, по работе ей пришлось заказать сотню визиток, чтобы и солидно, и координаты в любое время предоставить нужным людям.

- Процедура  у нас платная, - предупредила  Вера Евгеньевна.

- Я знаю, - Анжелика об одной проведенной сделке утаила от Толика и положила деньги на сберкнижку, так называемые «на черный день». Теперь она могла  без ведома мужа оплатить услуги данной частной клиники. Она даже придумала, что скажет  Толику, как объяснит невозможность  физической близости в течение двух недель. Придется сказать, что медосмотр выявил наличие полипа и после его удаления есть ограничения.

Анжелика думала, что просчитала все. Она старалась отвечать на все телефонные звонки, чтобы не пропустить важного. Толик  в этом не видел ничего странного, потому что  именно Анжелике вечно названивали клиенты, желающие смотреть очередную квартиру. Ему  звонили лишь родители по междугородке да Лешка. Последний чаще предпочитал звонку личное явление, поскольку  подняться выше на один этаж  для него был не вопрос.

Толик  продал  свое отремонтированное рено не сразу. И не потому, что  не было покупателей, они  как раз были в избытке. Лешка  выпросил покататься  недельку на «шикарной» тачке.

- Вот когда разбогатею, тоже куплю себе такую, - то ли себе, то ли Толику обещал  Алексей.

- А потом, как и я, поймешь, что непрактична до чертиков, - смеялся Толик. – Ты это, побалуешься и начнем бизнес  раскручивать, а то твоя сеструха, она же моя жена, мне плешь скоро на голове   проест, что я не хочу реализовывать своего огромного потенциала.

- Забей, мне она тоже три года вдалбливала, что нужно рисовать на уровне  Малевича. Хоть убей, прикола не пойму, как обыкновенный квадрат черного цвета стал шедевром. «Мона Лиза» – это да, техника, краски, загадка, а вот в квадрате в чем фишка? – недоумевал  Лешка.

- Я в этих картинах ничерта не понимаю, мне что «Мона Лиза», что квадрат. Я пейзажи люблю, - признался Толик.

- Не скажи. «Цыганку» выделил сразу – и ее купили. «Детство» приглянулось. Темнишь, Толик, ой, темнишь, - шутил Лешка, забывая, что в шутках тоже скрывается правда.

- Ну, и как ты от Анжелики отковырялся? Или она от тебя?- любопытствовал Толик. – Потому, как квадрат  тобой еще не написан.

- Так это, ты появился, она на тебя переключилась, - засмеялся Лешка. – Улавливаешь мысль?

- Какую? Нужен еще кто-то, на кого она переключится? – догадался Толик.

- Женщины перестают рьяно лепить из мужа что-то эдакое, когда появляются дети, - подсказал Лешка. – Из детей лепить легче.

- О-о-о-о, это мне долго еще быть колупанным, - иронизировал Толик.

- Не скажи, у них, у женщин, материнский инстинкт резко  проявляется. В один прекрасный день ей как припечет, сам не рад будешь.

- Я бы был рад. Очень рад. Я знаешь, как любил с братьями  меньшими возиться. Мне 10 было, когда родился Егор. Он такой смешной был, все прятал, партизанил не по –детски. И еду тоже. Мы с матерью вечно из-за батарей, из-под кроватей, из-под матраса вынимали поцветшие пряники, растаявшие конфеты. Такой молчаливый бурундук, вечно что-то жующий. Живая кукла. А через два года  родился  Ванька. Это была юла. Он в год уже бегал, в два лазил, где надо и не надо. Вылетит на улицу и распугает все зверье в округе. Вредный был, ужас, Егора колотил. Да что Егора, меня  бил, верещал и в садик не хотел ходить. Вот такие братья –кролики.

- Постой,  Анжелика говорила, что есть еще  девочка. Не помню, имя такое  сказочное.

- Василиса, - и на  Толика накатила волна тепла, он представил ее глаза, улыбку и мягкие волосы. – Родители оформили опеку над ней, когда ей было кажись 12 лет. У нее родители погибли и никого из родственников.

- Мраки, не повезло девчонке. И че, хлопцы не обижают ее? Все же одна девчонка, - интересовался Лешка.

 – Такая семья большая  у вас выходит, сборная. Я один рос, баловень, поздний ребенок с претензией на гениальность. Мать все хотела гения отыскать.

- Нет, не обижают. Ее нельзя обидеть. Ты знаешь, Егор и Ванька провалились зимой в речке, так она их вытянула. Чинит технику, как заправский  мастер. Мне мотик починила, было дело, - в словах Толика слышалась гордость. – А глазищи такие зеленые –зеленые. Камень есть такой … изумруд.

- Уникальная девка. Вот бы посмотреть на такое чудо, - напросился Лешка в гости.

- В июне батя хочет Ваньке с Василисой шестнадцатилетие отметить, вот и поедем, познакомлю со всей семьей. Увидишь, где мы живем.  На рыбалку на речку сходим. Мамин как раз цветник пышный заценишь. Заберем и твою маму, чтобы моей было с кем поговорить, - настроил планов Толик.

- Заметано, - согласился Лешка.

Не прошло и двух дней, как  Толик продал свое рено, а знакомый Лешки  Руслан Рыжов, проще Русик Рыжий, пригнал  черную блестящую  ауди.

Идея возить и показывать иностранцам город посетила  Толика  после случая в  конце января, когда все тот же Лешкин приятель  Русик попросил встретить друга – француза  Жана в аэропорту, потому как у самого Русика не вовремя сломалась  машина. Француз попался разговорчивый: по-русски говорил плохо, но все  понимал. Предложил большие деньги за  двухдневную экскурсию в Лавру и  по основным  святым местам, которые якобы должны излечить его от какого-то недуга, какого именно – не сказал, но выглядел реально нездоровым.  Лешка Киев знал великолепно, за вечер сел, составил  карту –схему, согласно которой французу показали  в первый день Лавру  и  Софиевский собор.

В Лавре с Толиком произошел необычный  случай. Услышав от  монаха- экскурсовода, что преклонившись мощам  Антония Печерского, основателя Лавры, и лекаря Агапита, можно просить о самом сокровенном, Толик, посмотрев, как другие люди с усердием целуют гробы с нетленными мощами и, крестясь, проговаривают молитвы, и себе немного отстал от  Лешки с французом  Жаном, чтобы выпросить милость тайных сил. Толик сначала просил у мощей Антония Печерского избавления от  чувств к Василисе,   а возле святых останков Агапита просил, чтобы у них с Анжеликой  родился ребенок. Ох, как просил Толик, никогда  так ничего не хотел, как исполнения этих двух желаний.

В пещерах Толику стало дурно то ли от спертого воздуха, то ли от грешности своей, как ему казалось. 

-  Я вон на той скамеечке посижу, - сказал он Лешке, который во всю забалтывал Жана фактами о Киево –Печерской лавре  не хуже экскурсовода и тащил на колокольню.

- Мы поднимемся  и вернемся к тебе, не уходи никуда, - предупредил  Лешка и  повел француза, пожелавшего увидеть город с высоты птичьего полета.

Женщина средних лет  как-то незаметно подошла, села рядом с Толиком, достала пирожок и начала его жадно есть. Толик посмотрел на ее бедные одежды, и ему стало жаль женщину. «Видимо, и у нее какая беда, пришла сюда чего-то лечить», - подумал Толик. Съев пирожок, она встала, затем обернулась на Толика и сказала:
- Насчет первого, никто и ничто тебе не поможет. Будешь любить всю жизнь, чем дальше, тем сильнее. А второе сбудется,  но не сейчас, - и ушла. Толик,  словно  пришибленный, сидел и пошевелить  не мог  ни языком, ни руками, ни ногами.  Лешке рассказывать не стал,  чтобы тот не  принял все за бред умалишенного, впечатленного святым местом.

Во второй день  проехались по церквям и монастырям города. Как много их в Киеве оказывается.  Когда Толик спустился к прудам в Китаевой пустыни, его и осенила идея  пустить это дело – эскорт иностранцев с индивидуальными экскурсионными программами – на постоянную основу.  Толик был водителем, Лешка – экскурсоводом. Им вместе работалось очень  хорошо.  Расплачивались иностранцы часто валютой, которую  Лешка сбывал  у своих, художников.  Он даже начал рисовать небольшие картинки – виды Киева и дарить клиентам в качестве сувениров. Те были в восторге и своим знакомым, собирающимся  в Киев, советовали  обращаться именно к Лешке с Толиком.

- Энжи, мы с Лешкой решили ЧП зарегистрировать, чтобы все официально. А то ментам в аэропорту  наши рожи примелькались. А так вот, бумажка, - решил поделиться своими планами Толик  жене, которая  вернулась из агентства недвижимости  и собиралась принять ванну.

- Валяйте, регистрируйте, если без этого никак, -  отвинтив кран в ванной,  ответила  Анжелика.

- Тут это, нужен твой креативный взгляд. Мы голову ломаем над названием этого ЧП, - Толик откровенно любовался  искусным демонстративным раздеванием жены, предвкушая  наслаждение от близости. – Энжи, не стоит так стараться, а то я не дам тебе помыться.

- Нет уж, прошлый раз забрался в ванну, всю пену разбросал, я еле убрала, -  предупредила Анжелика. – Я полежу в ванной и подумаю, как вас с Лешкой обозвать помодней и поярче, - и исчезла  за дверью ванной. Толик услышал, как клацнула щеколда. Анжелика решила перестраховаться и закрыться, чтобы Толик не испортил ей весь релакс.

Не прошло и пяти минут, как Анжелика  закрылась в ванной, позвонил телефон.  На том конце провода приятный женский голос  спросил:

- Добрый вечер.   Клиника « Будущее», я могу поговорить с Анжеликой Красовской?

- Конечно. Жена сейчас не может  подойти к телефону. Ей что-то передать?

- Да, если не трудно. Передайте, что она может завтра подходить в первой половине дня. Врач выздоровела и сможет провести мини –аборт… - в районе сердца  неприятно заныло, а трубка выскользнула из руки. Толик даже не пытался ее положить назад на аппарат. Вся его сущность переваривала неприятную информацию, внезапно всплывшую в речке их семейной жизни.
 



Ксения Демиденко

Отредактировано: 27.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться