Сердца Четверых

Размер шрифта: - +

Глава 37 ПЛАНЫ ПОМЕНЯЛИСЬ

Париж… Анжелика видела Париж только по телевизору в какой-то передаче об Эйфелевой башне и Елисейских полях. В ее представлении это должен был быть большой и шикарный  город. В принципе, ожидания оправдались. Первые три дня после перелета Анжелика плохо себя чувствовала и  видела город только из окна автомобиля, поскольку это были рабочие дни и ей вместе с Карелиной приходилось постоянно с кем-то встречаться в каких-то душноватых офисах,  о чем –то договариваться, спорить, доказывать. Карелина представляла Анжелику как  личного секретаря, но все замечали, насколько по-дружески обращается  Диана Викторовна с  молодой женщиной.  Анжелике даже не нужно было записывать все, о чем велись разговоры при переводчиках. Карелина вручила ей небольшой диктофон и научила, как его включать и выключать. Когда вечером добирались до гостиничных номеров трехзвездочного отеля «Опера», Карелина объясняла, какие записи расшифровывать, а какие стирать за ненадобностью.

Анжелика ждала, когда закончится рабочая программа и начнется свободный график, который обещала Карелина. Сама Диана Викторовна давно планировала встретиться со своей приятельницей, год назад уехавшей во Францию. Но сначала решила навестить Дени Жено.

- Надень то черное длинное с жемчужным колье, -  предложила Диана, видя, в каком строгом голубом костюме собралась Анжелика на вечер. – Оно тебе идет больше всего.

- А разве это не деловая встреча? – с недоумением посмотрела Анжелика на начальницу.

- Нет. Дени мой очень давний приятель. Вернее, его жена была моей подругой. Ее уже десять лет, как нет в живых, но каждый раз, когда я бываю в Париже, мы с Дени встречаемся. Я привожу сувениры, он мне обычно  дарит одну из своих  шикарных бутылочек вина. Дени живет в пригороде и у него отличный виноградник. Сам выращивает, сам делает вино. Он помешан на этом.

- А я вам мешать не буду? – с опаской спросила  Анжелика, видя, как  преобразилась при  воспоминании о друге покойной подруги Диана.

- Мешать? Ты думаешь,  у меня к нему чувства? Нет. Хотя, это единственный мужчина, который меня не бесит. Он патологически любил Томку.  Я не видела никогда, чтобы мужик так любил. Она умерла, и вместе с ней его интерес к женщинам. Просто он обожает поговорить умно, поэтому если  поддержишь  разговор, буду признательна. Очень утомляют меня эти научные разговоры. Отказать не могу, обидится. Жуть, какой обидчивый, но быстро отходит.

- А он говорит по –русски? – Анжелике казалось, что все французы, кроме своего родного языка, не знают других.

- И даже очень хорошо на нем говорит. Выучил еще когда учился в КИСИ. Тогда и Томку встретил. Как они смешно общались. Он огромный, она миниатюрная, он учил русский, она - французский, а потом так коверкали слова,что все вокруг дико ржали, - Диана погрузилась в сладостные воспоминания своей студенческой юности.

Сначала Анжелике Дени не понравился. Он не был похож на  француза, скорее, на огромную черную гору. Большая копна черных, как смоль, волос громоздилась на голове этого смуглого исполина. Черный пиджак на широких плечах делал мужчину еще больше. Этот великан посмотрел на Анжелику, словно собирался испепелить. Измученный взгляд  его черных демонических глаз  не обещал приятного вечера, а сросшиеся густые брови на переносице еще больше сошлись, но он галантно отодвинул стул в ресторане и предложил сесть сначала Диане, потом Анжелике.

- Дени, это моя помощница, Анжелика, - представила  Карелина свою секретаршу и Лика скривила вымученную улыбку.

- Анжелик? – с французским акцентом переспросил Дени. – Вы похожи на Мишель Мерсье, - отвесил комплимент суровый мужчина. Анжелике это говорили все, кто  смотрел фильмы про маркизу ангелов. Но из уст Дени это звучало как редкий комплимент.

Хватило получаса, чтобы  Дени преобразился  до неузнаваемости. Вечер прошел так быстро, что Анжелике стало даже жаль. Наслаждаясь невероятно вкусным сыром и круасанами, она поймала себя на мысли, что не наговорилась, хотя с Дени в основном болтала она. Диана только наблюдала и иногда вставляла  свои «да», «нет», «не знаю».

- Девочка, а ты везучая, - сказала Диана, когда  Дени завез их к отелю и предложил развлекательную программу на следующий день. 

- Потому что не захотела в Лувр? Это банально. Он здесь живет, знает сам, где интересней, - парировала Анжелика, снимая туфли с уставших ног.

- Я не о том. Он тобой заинтересовался. Он никогда больше часа со мной не проводил. Не упусти шанс, - с печалью в голосе сказала Диана. Анжелика поняла, что все же  Диане не совсем безразличен был этот Дени.

- Если вы против, я завтра с вами не поеду в Гранд - опера, - уверила Анжелика. – Могу просто по округе побродить.

- Ты не поняла, Лика, или дуру лепишь?  - Диана изучающее смотрела на секретаршу, которая откровенно ей нравилась. Диана даже не знала, чем. – Он не мне предложил, а тебе. Со мной он не пойдет. Я очень хорошо знаю Дени, чтобы перепутать интерес с чем –то еще. Ты поменьше ему в глаза смотри, загипнотизирует, как удав кролика. Он в молодости три года в Индии  прожил, изучал фармацевтику местную. Какой-то шаман  немного развил его природные способности, - пыталась объяснить Диана.

- Он экстрасенс? – теперь Анжелика поняла, почему ее так уносило в другое измерение, как только их глаза с Дени встречались. А она –то наивная думала, что это шарм, флюиды. Все проще, он ее гипнотизировал. – Страшный человек, - пошутила Анжелика.

Версальский дворец слепил Анжелику роскошью, а по парку ездили  на паровозике, чтобы на вечер  остались силы на оперу в Гранд –Опера. Сюжет оперы Дени рассказал Анжелике шепотом. Женщину больше впечатлило само здание театра и огромная мраморная лестница, нежели то, что происходило на сцене.

- Какой театр в Киеве вам нравится больше всего? – вопрос Дени в антракте застал Анжелику врасплох. Какой? Да она и была-то всего один раз  в театре драмы и комедии имени Леси Украинки на каком-то очень смешном представлении. Это было сразу, как только они с Толиком переехали жить в столицу. Потом, захваченные работой, они мало выбирались куда-нибудь вместе. Признаваться Дени в своей ограниченности в данном вопросе Анжелика не хотела, поэтому ответила:

- Леси Украинки. Там и репертуар побольше, и труппы сильнее. Нам с мужем очень понравился спектакль «Лжец», - Анжелика заметила, как при слове «муж» у Дени  демонически сверкнули глаза и он перевел взгляд на пальчики женщины без колец.

- Вы замужем?

- Да, уже несколько лет, - честно призналась Анжелика. - Кольцо не ношу, потому что пальцы опухают.

- В браке счастливы? – продолжил интересовавшую его тему Дени.

- Конечно, - как же, Анжелика никому и никогда не расскажет, как напрягает ее этот брак, который все чаще ей кажется ошибкой. Да, у других хуже: курят, пьют, бьют, гуляют, ведут аморальный образ жизни. На фоне всего этого ее Толик – просто ангел. Но чувствовать, что этот ангел – не твой и думает он всегда о другой – великая каторга. Но об этом никто знать не должен.

На следующий день Карелина поехала встречаться со своей подругой, а Дени решил прогуляться с Анжеликой к острову Ситэ, собору Парижской Богоматери, центру Помпиду, Латинскому кварталу, Сорбонне, Пантеону. В небольшом ресторанчике Дени заказал устриц.

- Извините, но я такого никогда не ела, - призналась Анжелика. Ее пугало не то, ЧТО предстоит поглощать, а то, как она будет выглядеть за этой процедурой.

- Когда-то все бывает впервые, - философски ответил Дени и провел мастер –класс – побрызгал в раковину лимонный соус, поднес к губам  и соскреб содержимое раковины малюсенькой специальной вилочкой себе в рот.  Анжелике стало не по себе уже от одного вида, на «попробовать» она даже не решилась. Дени, видя замешательство дамы, попросил меню и заказал овощное ассорти с сыром. Анжелика была очень благодарна за то, что не уговаривал пробовать устриц. Но, судя по его довольному виду, Дени очень понравилась такая трапеза.

- Вы –гурман, - констатировала факт женщина.

- Просто люблю вкусно поесть. Если Бог человеку дал вкусовые рецепторы, почему бы от этого не получать удовольствие? – безапелляционно заявил Дени. – А вам не нравится вкусная еда?

- Я об этом не задумывалась. Здесь очень аппетитные багеты и круасаны. А сыром я никак наесться не могу, - призналась Анжелика.  Дени чем дольше смотрел на эту женщину, тем больше ловил себя на мысли, что она похожа на  его покойную жену. Та тоже в любое время суток жевала сыр и не могла нахвалиться, как чудесно поутру выпить чашечку кофе с шоколадным круасаном.

Неделя пребывания в Париже закончилась, словно сказка. Вечером, пакуя чемодан, Анжелика с грустью смотрела на себя в зеркало, понимая, что возвращаться не хочет. В самолете  к общему унылому состоянию подключилась еще и тошнота. Как Анжелика не скрывала свое плохое самочувствие, но от Карелиной ничего не утаишь.

- Да ты, мать, никак в залете, - сразу предположила Карелина, предлагая салфетки при очередном позеленении лица Анжелики.

- Нет, это че-то съела экзотического. Наверно, кальмары не стоило пробовать. Дени уговорил вчера. Как резина, - предположила  Анжелика, а сама панически начала вспоминать, когда у нее были последние критические дни. Давно. Ну и что?

- Правильно, реакция на морепродукты вот такая именно при беременности. С мужем ты же не как монашка, я надеюсь, живешь? – эта женщина редко ошибалась и любую проблему вычисляла раньше, чем та успевала появиться.

- Вам что-то нужно? Я могу чем-то помочь? – спросила  любезная  кукольного вида стюардесса, проходя мимо.

- Разве что у вас есть с собой тест на беременность, - иронично ввела в ступор стюардессу Карелина.

- К сожалению, нет, - ответила та и ушла, подозрительно оглядываясь на странных пассажирок.

- Хочешь, я тебя запишу к мировой тетке на прием? Она гинеколог от  Бога. Я осмотры только у нее прохожу, - предложила Карелина. – Прямо на завтра, чтобы не откладывать. Хорошо, если беременность, а если еще чего? Оно тебе надо?

- Что ж хорошего? – вырвалось у Анжелики.

- Тю, дура-баба. Ребеночек – это счастье. Прими такой дар и радуйся!

Анжелика же считала, что такое счастье ее посетило опять не вовремя. Только работа найдена нормальная, да и времени не так много прошло с тех пор, как она пережила потерю. Анжелика не особо предохранялась, считая, что зачатие не  будет столь быстрым. Опять проходить то же ей очень не хотелось. В удачный исход Анжелика с трудом верила.  Чтобы ребенка сохранить, ей придется половину, если не всю беременность, провести в койке, хорошо, если не больничной. Значит, с работой придется распрощаться. Карелина прочла ее мысли по глазам:

- Что бы там ни было, ребенок – на первом месте. Родишь, я тебя заберу назад на работу. Но на время твоего отсутствия кого-то откопаю, сама не могу, знаешь, что за блажь, - откровенно призналась Карелина.

Анжелика и ребенка хотела, и понимала, что теперь от Толика не уйдет, да тот и не отпустит, наверно. Дени… С этой мечтой тоже придется расстаться. А он приглашал на новогодние праздники к себе в загородный домик.

***
Толик пробыл у родителей пять дней. Все это время он словно стоял на верхушке начинающего просыпаться вулкана.  Тайно наблюдая за тем, как Лешка то рисовал Василису, то  беседовал с ней вечером, то плескался в речке, словно ребенок, Толик дико ревновал, но выразить свое недовольство, как это делали Ванька и Егор, не мог.

- Толян, ты этого жениха больше не привози, а то он  на Ваську как-то плотоядно смотрит, - заявил Ванька. – И мне не нравится.

-  А Василисе вроде нравится, - парировал Толик, которому тоже было сложно наблюдать за любезничанием  Лисы и Алексея.

- Зато  Егору и мне – не нравится, - стоял на своем  Ванька, потирая кулаки.

- Василиса сама имеет право выбирать, с кем ей общаться, - сердито  бросил Толик.

 – Если ты забыл, то после поступления Василиса у Топазовых жить будет.

- Вообще зашибись, - расстроился Ванька и ушел в клуб, чтобы применить свои кулаки на боксерских грушах, а не на ненавистном художнике из Киева. В принципе, Лешка ему как человек нравился, но постоянный неприкрытый интерес к Василисе раздражал, будил самые нехорошие чувства. Потом был наезд на Егора. Вечером, после двухчасового издевательства над грушей, Ванька нашел Егора, исписывающего, как для Ваньки, страшно толстую тетрадь. Тетрадь мгновенно была изъята для того, чтобы полностью завладеть вниманием брата.

- Я не врубился, ты так и будешь калякать что-то, пока Васька в ЗАГСЕ с ЭТИМ не окажется в лучшем случае, - прямым текстом напал на брата, ошалевшего от очередной Ванькиной наглости.

- Остынь. Че ты завелся? – Егору сложно было переключиться со своего литературного мира на мир реальный. У него  там орки замок волшебный  осадили, требуя магический кристалл, а тут Ванька с претензиями.

- Я думал, у вас с Васькой любовь. Ты здесь, а она в беседке с художником любезничает. Я чего-то не знаю?

- Ты многого не знаешь, Ванечка. Но это твое счастье. Любовь?  Она любит другого, такой ответ тебя устроит? – попытался без личностей объяснить Егор.

- И ты ручки свесил, и ничего не делаешь? - Ванька прищурился, словно хотел  просканировать палитру чувств брата.

- А что-то нужно? – недоуменно спросил Егор.

- Укажи ему  место, набей морду, прояви себя. Я могу помочь, - предложил Ванька.

- И не сомневаюсь, Вань. Но ЕМУ я не смогу ни место указать, ни тем более морду набить, -  Егор понимал, что Ванька говорил явно не о Толике.

- Культурный типа, да?

- Цивилизованный, Вань. Разные у нас с тобой подходы к решению проблем. Не лезь, если хочешь, чтобы Васька была счастлива. Пусть сами разбираются, - посоветовал Егор,  выдернул из рук брата тетрадь и продолжил писать.

- А ты точно знаешь, что она его любит? – немного поразмышляв, спросил Ванька.

- Точней не бывает. Заведи себе девушку, напряжение снимет, - дал еще один совет Егор.

- Тебе помогло? – прищурившись, спросил Ванька.

- В какой-то мере да, - откровенно ответил Егор. – Ну вот, мысль потерял, теперь не допишу. А столько идей было. Ваня, ты музу мою прогнал, - иронично бурчал Егор.

- Никого я не прогонял. Чуть что, Ванька виноват, - парень включил телевизор и завалился на свою кровать.

- Вообще классно! Супер! Ты гений, братец. А может, мне мешает этот ящик?

- Мешает, иди в зал.  Хотя, там, наверно, родители  сериалы смотрят. Гостевая занята.  Чердак свободен, - предложил Ванька. – Я читал, что  какой-то там писатель на чердаке все писал, - на полном серьезе с умным выражением лица сказал Ванька.

- Ты? Читал? Уже неплохо! Потому  и писал тот несчастный на чердаке, что у него  вот такие родственнички недалекие были, - свернув тетрадь и прихватив ручку, Егор  направился к двери.

- Ты куда? – спросил Ванька.

- Чердак осваивать, - буркнул Егор.

***

Отправляясь в Кировск, Толик был готов признаться Василисе в своих чувствах. Увидев любимую в выпускном платье, он еще больше укрепил в себе мысль, что  нужно действовать. Но слова матери о том, что признание сейчас может повредить Василисе с поступлением, немного отдернуло  Толика от намеченных планов. Он знал, что значит для нее поступление, насколько серьезный это этап в жизни, поэтому после глубоких раздумий решил, что сделает это после того, как девушка поступит и переедет к Топазовым. Во –первых, она уже будет не под присмотром мамы, во-вторых, ближе к нему, а в-третьих – ее учебе ничто не станет угрожать. Правда, до этого момента придется попрощаться с Анжеликой, но вот именно здесь Толик  проблемы не видел. Их брак уже изжил себя настолько, что расставание ему виделось совершенно безболезненным, ведь даже эксперименты в постели  не вызывали в Толике и сотой доли тех чувств, какие вызвала просто обнаженная спина Василисы.
Хорошо сказать, подожди, помолчи, затаись. А если  даже природа толкает  тебя навстречу к той, которая во снах и в мечтах?

В воскресенье небо затянуло черными тяжелыми тучами как-то очень быстро, как это бывает перед летней грозой . Отец с матерью умчались в ресторан проверить, закрыты ли окна, потому что это был выходной день, а работники иногда забывали окна или форточки открытыми.  Толик, оставшись на правах старшего в доме, помог Лешке, расположившемуся рисовать местные красоты Лизиного цветника прямо во дворе, занести холст и мольберт.

-  Егор, Ванька где? – крикнул Толик, увидев брата, закрывающего окна  на втором этаже дома.

- На диване дрыхнет. А что?

- Василиса с вами? – Толик был полностью уверен, что она с братьями.

- Блин, она ж на могилу к родителям пошла. Я видел, как  цветы взяла и ушла. Там же спрятаться негде, - Егор что-то еще говорил, но Толик уже схватил большой черный зонт в прихожей, ключи от машины Игната и, быстро заведя неповоротливый внедорожник, умчался спасать от ливня Василису.

Кладбище находилось в часе ходьбы от дома Красовских и в десяти минутах езды на машине. Толик приехал вовремя – ливень вот –вот обещал напоить жаждущую  влаги сухую землю, а Василиса пряталась под дубом.

- Нашла где стать. А если молния? Чего тебя понесло на кладбище в такую погоду? - набросился Толик на девушку. – Быстро в  машину, сейчас как линет.

Василиса, не ожидавшая увидеть в такой момент Толика, обескураженная его грозным упреком, покорно пошла за ним к машине. Сильный ветер словно подгонял ее к автомобилю. И только она уселась на переднее сидение, а Толик  - на водительское и закрыл за собой дверку машины, как небо прорвало. Толик даже не пытался заводить автомобиль, потому что дворники с таким дождевым напором не справились бы.

- Переждем сильный дождь, когда угомонится, поедем, - объяснил Толик. Его взгляд упал сначала  на коленки девушки, едва прикрытые  коротким ситцевым платьицем в горошек, потом поднялся к груди и быстро переметнулся на лицо, встретившись с  удивленным  взглядом зеленых глаз.

- Ты всегда будешь меня бояться? До пенсии? – пошутил Толик. Василиса улыбнулась.

- Я не боюсь,  - Василисе от его пристального взгляда казалось, что на ней нет даже этого тонкого платья. – Тебе кажется. Не ожидала, что  так быстро затянет. Думала, успею, - словно оправдывалась за то, что в такую погоду оказалась далеко от дома.

- Проехали. Прости, что наорал. Реально испугался. Часто ходишь к родителям? – сменил тему  Толик.

- Месяц уже не была.

- Убирала?

- Там было чисто. Я разговариваю с ними. Это может показаться странным. Не говори маме своей и папе, а то подумают, что у меня с головой проблемы…

- Не бойся, я понимаю. Мы не сможем заменить тебе родителей. Тем более, таких, какими были твои. Маму твою смутно помню, а вот отец. Ты на него похожа… характером. А внешне, вроде, ни на кого. Видать, был кто-то в роду такой красивый, - Толик  ругал себя последними словами за то, что ведет разговор не туда.  И дождь, как назло, не утихал.

- Наверно. С родственниками у меня засада, - согласилась Василиса, и ее щечки порозовели от комплимента.

- Но ты должна знать, что  теперь навсегда  ты наша сестренка. Хоть и не кровная,- Толик даже и не догадывался, как восприняла Василиса эти его слова. Сестренка. Конечно, а чего она еще хотела?

- Я тоже мечтала о брате. Теперь целых три. Но мне нравится, - призналась Василиса. – Хорошо, когда большая семья.

Пока она говорила, Толик не сводил глаз с пухленьких девических губ. Словно одурманенный каким –то неведомым наркотиком, он потянулся навстречу желанной девушке, но  к реальности его вернул стук в  боковое стекло дверки. Стучала женщина с ребенком. Толик открыл дверь. Промокшая до нитки женщина с ребенком лет пяти жалобно попросила довезти их домой.

-  Я заплачу, - просила женщина. –  Боюсь, сын заболеет.

Толик открыл задние дверки и впустил в салон  мать с сыном. Понимая, что Игнат его прибьет за мокрые сидения, Толик не мог отказать.

***

Переступив порог квартиры, Анжелика по порядку поняла, что Толик еще не вернулся из Кировска. Он приехал к вечеру следующего дня, когда Анжелика уже побывала у врача и точно знала, что пребывает на шестой неделе беременности.
 



Ксения Демиденко

Отредактировано: 27.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться