Сердца Четверых

Размер шрифта: - +

Глава 47 ПОПЫТКИ РАЗОБРАТЬСЯ

В небольшом карпатском городке Яремче Лешка впервые побывал в десятилетнем возрасте, когда мать решила съездить проведать подругу по институтским годам – Зоряну Иванову. Вот тогда, мальчишкой, и влюбился  в эти горы, леса и необыкновенную целебную атмосферу. Такого изобилия ягод и грибов Алексей больше нигде не встречал.  Последний раз был  в Яремче пять лет назад. С тех пор все как-то собирался, но не мог выбраться. И вот теперь повод представился.
Туристы больше  приезжали  в эти места зимой, покататься на лыжах, поучаствовать в новогодних обрядах. А  ведь и в другие поры года здесь было хорошо.

Все та же подруга Светланы Валерьевны, работающая в пансионате «Смерека», оформила на две пары молодоженов  путевки  под половину стоимости. До Ивано-Франковска Лешка с Василисой и Ванька с Гулей доехали поездом в отдельном купе, а оттуда - автобусом до Яремче. К санаторию, расположенному на окраине городка, пары довез веселый разговорчивый таксист Василь. Он рассказал обо всех достопримечательностях городка и порекомендовал обязательно побывать на сувенирном рынке, расположенном возле водопада.

- Там есть мостик. Молодежь замочки цепляет, чтобы неразлучными быть всю жизнь, - узнав, что везет  молодоженов, дал наводку Василь.

Санаторий был большим, но обитателей в нем почти не было. Номера молодоженов находились напротив, только вот встречались пары исключительно в столовой за завтраками, обедами и ужинами, потому что понятие «отдыхать» у всех было разным. Ванька с Гулей большую часть времени проводили в номере или ходили  в город то в кинотеатр, то на прорекламированный сувенирный рынок. Василиса рвалась в горы. Уже на второй день пребывания в Яремче, она потянула  Лешку на гору Хомяк.

- Не, ну я знал, что ты у меня спортсменка, активистка, комсомолка, но чтобы с такой активной жизненной позицией, - Лешке стыдно было признаться, но он жутко устал, этот подъем ему давался очень сложно. Во-первых, он еще не прошел акклиматизацию: постоянный обитатель загазованной многочисленным транспортом столицы, Лешка чувствовал боль в сердце из-за слишком  чистого для него горного воздуха. Василиса жила в провинциальном городке, поэтому акклиматизации почти не почувствовала, наоборот, ее посетил огромный прилив сил от смены обстановки.

- Если тебе тяжело, можешь здесь на бревне посидеть, а я только посмотрю, что там, на верхушке, - комплекс отличницы «хочу все знать и увидеть по максимуму» брал свое.

- Ага, сейчас, так я тебя одну и отпустил. Меня Красовские четвертуют, если с тобой чего случится, - шутил Лешка, но понимал, что солидная доля правды в этом есть.

- Ой, что тут может случиться, шишка на голову упадет или белочка укусит с перепугу. Правда, еще заблудиться могу, но тут указатели везде, - Василиса в безлюдной местности не видела для себя такой деятельной опасности.

- Вообще-то здесь водятся змеи, - решил усилить бдительность жены Лешка. Подействовало. Василиса осмотрелась вокруг, заметила  движение среди камней и хвостик - моментально  прыгнула Лешке на руки.

- Это ящерица была. Но я ей благодарен, - секунду он смотрел на соблазнительные пухлые губы жены, а потом, не опуская дорогое тело, властно завладел  ее нежным ртом. Василиса знала, что Лешка может целоваться долго, ему это нравилось. Василисе же просто было приятно.  Ее успокаивало то, что они сейчас не в номере, поэтому Лешка не пойдет дальше поцелуя. С того первого раза, который случился в брачную ночь, Василиса поняла, что она увы, не является фанаткой физической близости.  Нет, Лешка не был грубым или  спешил. Наоборот, прелюдия, состоявшая из многочисленных изысканных ласк, была очень продолжительной, но потом все испортила резкая боль, неприятно разлившаяся по низу тела … Василиса разочаровалась во всех любовных романах, прочитанных  до этого времени. Все на страницах волнующих воображение юной девушки было ложью и враньем. Какие мурашки? Какая страсть и трепет? Просто опустошенность и  вопрос: «Так будет всегда?»  Лешка сказал, что со временем ее тело проснется, и она научится получать от секса удовольствие.  А пока он учил ее, но Василиса была скованна и закрыта. Лешкино обучение походило на попытки научить плавать того, кто боится воды и не видел моря.

- Может быть, в другой раз поднимемся на эту гору? – возбужденно спросил Лешка. Василиса, испугавшись, что придется вернуться в  санаторий  задолго до ужина, а значит, остаться в номере и, скорее всего, провести это время под пыткой Лешкиных ласк,  спрыгнула с рук мужа и  решительно пошла вверх.

Лешке ничего не оставалось, как  следовать за Василисой. 
Побывав в течение недели у целебного источника с минеральной водой, бьющей прямо во дворе частного дома, у двух водопадов, везде загадав желания и пофотографировавшись, пробежавшись по сувенирному рынку несколько раз, полазив по скалам Довбуша и наслушавшись увлекательных рассказов экскурсоводов, Василиса немного успокоилась. Ванька с Гулей тоже стали  чаще выползать из своего номера, иногда все вчетвером вместе прогуливались по округе, вместе сходили в городской кинотеатр.

- Ты видела, какое красивое платье необыкновенного покроя было на Саманте? – возвращаясь после киносеанса, от которого получила массу приятных впечатлений, спросила Василиса у подруги. Та стеснительно отвела глаза, угукнув что-то невнятно. Какое платье? Какая Саманта? Они с Ванькой под покровом темноты большую часть фильма процеловались.

После обеда Лешка отправлялся в горы  порисовать. Василиса иногда  сопровождала его и, сидя рядом на раскладном стульчике, читала купленную на местном рынке книгу «Легенды Карпат».

-  Слушай, Ванька с Гулей такие чУдные. Но безумно счастливые. А где они встретились? – интересовался Лешка, рисуя  небольшую елочку среди  камней, заметив, что Василиса сделала закладку и отложила на время почти дочитанную книгу.

- О-о-о-о! Это длинная история. Нам было с Ванькой  лет тринадцать, когда летом поехали я, Ванька и Егор в лагерь. Егор спас ее от набросившейся собаки и Гуля решила, что влюбилась по самые уши.

- В Егора? – Лешка даже предугадать не мог такого истока. – А он?

- А он?  - Василиса  печально посмотрела на Лешку и не стала ему говорить о том, что предметом любви Егора всегда была она. – Скажем так,  остался равнодушным. Гуля у меня выпросила адрес, и письма ему писала. А Егор откровенно игнорировал бедную девочку. Сколько я не уговаривала ответить Гуле, он только сердился и фыркал, мол, пиши сама.  Я и писала.

- А Ванька? Он ведь тоже тогда с вами был? – напомнил Лешка.

- Был. Ванька оторвался по полной и, в основном, шкодил, за что его регулярно наказывали. Ему тогда не до девчонок было. Он не только Гулю, нас с Егором не замечал, - Василисе приятно было вспомнить  забавные времена детства. – С Гулей мы переписывались. Она кажется такой не от мира сего, потому что немногословна, а на самом деле очень умная и талантливая девушка. Школа с золотой медалью, и первую сессию на все пятерки сдала.

- Да уж, я слышал, как она пела. Ее бы на сцену… - Лешка представил Гулю в красивом наряде с микрофоном в руках и в свете софитов.

- Да уж. А потом Гуля приехала  к нам на праздник, решили отметить совершеннолетие. Ванька разул глаза, услышал, как она поет, и, словно впервые ее увидел. Слава Богу, у Гульки тоже влюбленность  в  Егора прошла. 

- А кто тот, кого ты любила? Егор? – как-то вдруг спросил Лешка. Этот вопрос волновал его  всегда, но пока что он  боялся его задавать.

- Нет, не Егор, - опустив глаза, ответила Василиса. Про себя она подумала, что влюбись она в Егора, сейчас стопроцентно была бы не Лешкиной женой, а Егора.

- Я его знаю? – продолжал интересоваться Лешка.

- Давай об этом не будем. Я же не спрашиваю о Жене? – решила замять проблему Василиса. Размечтался. Даже в страшных пытках она бы не сказала Лешке о предмете своей безответной любви.

- Я могу рассказать. Женя – хороший человек, но совершенно лишена деликатности. Вот как я сейчас. Что думает, то и говорит. Нет у нее хитрости, коварства и такта. А как художник очень перспективна, но вечно что-то не доделает, упустит и от этого результат выходит не тот, что мог бы быть.

- Я заметила ее прямолинейность. Если что, я не против твоего с ней общения.

- Да-а? – удивленно повел бровью Лешка. – Я думал, скажешь,  чтобы и духу ее не было на горизонте.

- Не получится. Вам ведь придется общаться, на выставках,  к примеру.

- Придется, - согласился Лешка. – Но ты не волнуйся, у нас с ней давно разведены мосты.

- Так вот не вздумай скрываться. Лучше ведь дружить.

- Ты удивительный человек. Потрясающая.

- Обыкновенная.

- Знаешь, если бы  не знал, не поверил бы, что ты у Красовских приемная дочь. Тот же сильный характер, харизма. Теперь я понимаю, отчего они все от тебя фанатеют. Как к родной меньшей сестре относятся, опекают, оберегают. На этой почве Егор меня дико недолюбливает. 

- Он изменит свое отношение к тебе. Окультурится в своем Лондоне, увидит, как нам хорошо вдвоем, и изменит. Вот увидишь, он хороший.

- Ты не поверишь, но мне порой кажется, что и Толик тебя ко мне ревнует, - на ниве откровений поделился своими догадками Лешка.

- Толик?  Это  тебе точно кажется, - уверенно оттолкнула такую мысль Василиса.

- Вот знаешь, как отцы присматриваются к мужьям дочерей, так и он.

- Вот именно, отцы. Смотри, как красиво туман городок застилает. Скоро вообще все закроет. Не хочешь такую картину нарисовать?  Вот если бы я умела, обязательно  запечатлела такую красоту, - Василиса с каждым днем все больше удивлялась местным красотам. – Помнишь, позавчера радугу. Обалдеть. Такая яркая и двойная. Никогда  такого не видела.

- А в тебе реально спит художник, Лисенок. Женька права, - само собой вырвалось у Лешки.

- Она считает, что во мне спит художник? – удивилась Василиса.

- Да, она сказала, что ты четко чувствуешь идею художника. А Женька никогда никого просто так не хвалит. Практически никого не хвалит.

Когда Василиса с Алексеем вернулись в санаторий, Ванька сообщил, что через день в новый корпус заедут пловцы, поэтому бассейн заполнили теплой водой. До этого он стоял с холодной.

- Вы с Васькой как? – Ванька подмигнул Лешке, как заправскому другу. Лешка заметил, что  Красовский меньший легко и непринужденно сходится с людьми и очень прост в обращении.

- Поговорить нужно с второй половиной, - Лешка бы хоть сейчас, но  с самого первого дня после свадьбы он понял, что  теперь придется все оговаривать с Василисой.

Василиса попыталась отказаться, сославшись на то, что не брала с собой купальник, но  потом вняла уговорам Лешки надеть просто любой комплект белья, ведь в бассейне, кроме их четверых, никого не будет, и наплаваться в удовольствие.
Василиса действительно не пожалела: это было так приятно плавать в бассейне с теплой водой. А еще  умиляло, как Ванька учил Гулю плавать. Она пищала, убегала в другой конец бассейна, где было  не так глубоко, хватала  квадратный поплавок из пенопласта и плыла по-собачьи. Наплававшись вдоволь, Василиса с Лешкой ушли в свой номер. Вспомнив, что забыла полотенце в раздевалке, Лиса вернулась и непроизвольно стала свидетельницей интимной сцены между Ванькой и Гулей. Тихонько, чтобы не быть замеченной и не потревожить счастливых, Василиса удалилась, но украдкой подсмотренное не давало покоя. По Гуле было видно, что ей все это безумно нравится.  За день до отъезда Василиса  специально  потянула Гулю на сувенирный рынок под предлогом  выбрать подарки. Лешка с Ванькой пошли поиграть в бильярд. Гуля на выделенные Ванькой деньги купила деревянные лопатки для кухни и плетенную из лозы мисочку для фруктов, Василиса  же долго не могла определиться с украшениями из дерева. Когда, наконец, выбор был сделан, Василиса предложила посидеть в кафе и съесть для настроения  вкусный десерт.

- Лиса, я такая счастливая, - сама начала говорить Гюльчатай. – Если бы можно было, то и жила здесь с Ванькой.

- И кроме него тебе ничего не нужно? – с заметным удивлением  спросила Василиса.

- Не-а. Вот он рядом – и так хорошо. И я безумно боюсь. Он скоро  аж на два года уйдет в армию. Знаю, что  время быстро пролетит, мне нужно учиться, но  как-то боязно, - откровенничала Гуля.

- И тебе не надоело, что … ну, что вы по полдня в кровати? – в лоб спросила Василиса. Гуля густо покраснела и покачала головой.

- Гуль, но ведь уже две недели прошло?  Ты вон даже похудела от перебора, – никак не могла понять Василиса.

- Почему две недели? – шнурочки черных бровок Гульчатай взлетели вверх и спрятались в густой челке – это была ее высшая степень удивления. – Мы это, давно уже. Кажись, с октября прошлого года. Но тогда прятались, а сейчас  вроде законно, можно.

Теперь настало время удивляться Василисе. Как Гюльчатай, с ее строгим воспитанием, позволила Ваньке… Или разве что, если и она хотела того же, быть целиком  и полностью с Ванькой, так сказать, и душой, и телом.

- Только не говори, что с самого начала было приятно и ты сразу же получила удовольствие, - Василиса пыталась разобраться в  интересующих ее вопросах.

- Скорее полный кошмар, - Гуля наклонилась и почти шепотом, чтобы никто не смог услышать, призналась Василисе.- Я же мужчину неодетого никогда не видела. Меня сестра двоюродная настращала, что у нее боль была в первый раз просто раздирающая. Мама тоже говорила, что нужно просто перетерпеть.  Я думаю, у всех по-разному, потому что  меня боль просто заставила опомниться и испортила ощущение нереального объединения. А, еще мы так спешили успеть, пока ты из института не  вернешься, что как-то не обращали внимание ни на что. Казусов было много. Я потом уже поняла, что Ванька тоже без опыта был. Но ему не сказала, что поняла. Пусть думает, что герой.

-  Прикольно у вас все, - Василиса в душе радовалась за Гулю  с Ванькой. Такие увлеченные друг дружкой.

- А тебе чего печалиться? Алексей очень любит тебя, по глазах читается. Или ты…- Гуля начала догадываться о проблемах подруги. – А ты его любишь?

- Наверно, не достаточно, чтобы так восторгаться постелью, как это делаешь ты.

- Ой, а как же тогда быть? Леша хороший, ты его полюбишь, скорее всего. Со временем. А вдруг ты влюбишься потом в кого-то. А не в Лешку? – рисовала Гуля экстремальные ситуации, не догадываясь, насколько права. Ей очень жалко было подругу. По простоте своей душевной, девушка и подумать не могла, что у Василисы все так сложно. – Знаешь, моя мама тоже за отца замуж вышла потому, что родители велели, потом, когда я уже родилась, полюбила. Я верю, что и ты  Лешу полюбишь.

***
Мимо этого автосалона Толик проходил часто. Всегда бросал печальный взгляд на  витрины с дорогими автомобилями, при этом сердце начинало учащенно биться, посылая авантюрные импульсы в мозг. Если бы  вдруг взять и выиграть много денег… Или объявился богатый родственник за границей, который резко отошел в мир иной и оставил энную сумму денег, обременяющую карманы…

Решение притвориться заинтересованным покупателем любой, лучше самой дорогой, машины, пришло Толику как-то сразу, и бешеный ген авантюризма включился как по команде «марш!». Без «на старт» и «внимание». Он на минутку представил, что имеет  на счету в каком-то банке  много тысяч долларов, и вот решил присмотреть для себя достойную тачку.  Уверенной походкой, какой ходят хозяева своей жизни, Толик прошел к черному, отливающему новой покраской BMW. Стоило Толику заинтересоваться  новенькой блестящей машиной, как рядом быстро появился консультант Олег, и начал просвещать о технических характеристиках, возможностях и тех сюрпризах, которые ждут его, Анатолия, в случае, если он захочет купить этот автомобиль. Толик слушал консультанта и представлял, как бы он делал эту работу. По крайней мере, не так топорно, как этот вялый Олег.

Навязчивое присутствие Олега Толик терпел, пока в салон не вплыла вместе с охранником (на мужа парень откровенно не тянул) очень ухоженная женщина за тридцать в пончо из синего бархата. Она сняла солнцезащитные очки, обвела  взглядом  автомобили, и вот уже ее цокающие каблучки Толик услышал возле себя.

- Я могу сесть и поездить вот на этой машине, - женщина указывала на модель, которую  консультант уже устал нахваливать Анатолию.

- Я сейчас  спрошу у директора, - нерешительно пропел Олег и скрылся в неизвестном направлении. Когда он вернулся, женщина премило болтала с Толиком, готовая покупать машину.

Пока женщина проводила тест –драйв и убеждалась во всем, что ей до этого говорил красивый мужчина, Толика попросили  подняться к директору в кабинет.

- Красава! Как ты толкнул ее этой курице с толстым кошельком за десять минут. Я засекал.  И знаешь, я даже не понял, на тебя такого красивого баба повелась, или на умение впаять то, что хочешь, -  в директоре Толик узнал Давида, кавказца -одногруппника по институту.

- Привет, Давид. При чем здесь я, ей реально нужна была машина. Она пришла с желанием купить, я  просто подсказал. Хорошо ты здесь окопался, а ведь хотел к родственникам в Одессу сваливать, - вспомнил институтские планы Давида Толик.

- Хотел и свалил бы. Но у бати - инсульт, а я, вроде, как обязан за бизнесом приглянуть. Слушай, я голодный и у меня к тебе разговор. Поехали, где-то перекусим? – предложил Давид. Через пять минут он мчал на своей слегка убитой бехе киевскими улицами в любимый ресторанчик « Якорек».

Пока ждали выполнения заказа, Давид расспросил у Толика о жизни, семье, чем тот занимается. Толик  достал портмоне и показал фото жены, сына, рассказал о сути своего бизнеса.

- И что, доволен?   Я о бизнесе, баба у тебя с  наследником зачетные, - поинтересовался Давид.

- Не то, чтобы  очень…

- Вот и я об этом. Ваша пруха скоро закончится, не перспективно. А вот тачки всегда  народу будут нужны. Ты думаешь, мой старик тачками промышлял? Телики толкал. Я эту малину сразу свернул. Сейчас думаю компьютерами заняться или стройматериалами. Вот где бабок можно срубить. Только в этом деле есть у меня одна колючка в заднице: мне нужен коммерческий директор. Свой человек, которому я бы стопудово доверял. Я один уже не успеваю со всем. Мне нужна команда, а ее нет. На днях уволил к чертям собачьим зама, сука проворовался. Некогда подбирать коллектив. Тебя мне Бог послал, Толян. Иди ко мне, обещаю достойные деньги, перспективу и проценты со сделок. Чего кривишься? Ты вот тачку бабе толкнул, знаешь, сколько заработал за десять минут?  Я по видеонаблюдалке все видел. Пятьсот баксов, - Давид отсчитал  500 долларов и бросил на стол Толику. – Бери, заслужил.

- А с чего ты взял, что я воровать не стану? – в лоб спросил Толик, забрав деньги.

- Не уверен. Но я тебя за пять лет институтской тусовки немного просек, и уважаю, у тебя мозги по-другому устроены, и ты не будешь тырить ни по мелочам, ни по-крупному. К тому же, я хочу предложить тебе другую схему работы –как ты смотришь на то, чтобы  работать не просто на меня, как наемный рабочий, а постепенно вкладывать бабки в дело и становиться партнером. А?

– Какие бабки, Давид? У меня ни черта нет! – признался Толик.

– Заработаешь! – уверенно произнес Давид. – Подпишем контракт, будешь иметь с каждой проведенной тобой сделки хороший процент помимо основной зарплаты, вот эти деньги и начнешь вкладывать. А когда освоишь всю эту кухню, к которой у тебя тяга что надо, станешь вкладывать свои мозги, идеи. Согласен, бизнес – это жесткое и конкретное занятие. Ты знаешь, сколько идей, которые мне казались беспроигрышными, завалили бестолковые работники. Сейчас разрабатываю три проекта. Мне бы умного мужика, вот, как ты. Со здоровыми амбициями. Красовский, ты мне нужен, как рыбе вода.

– Мне необходимо подумать, - осадил Давида Толик.

– Некогда думать, Толя, ты мне нужен уже вчера!

– Да я ведь ни хрена не знаю про такой бизнес. Катаю себе туристов, болтаю с ними по душам.

– Ты в два счета научишься. Я в людях редко ошибаюсь, - Давид откровенно любовался  собой.

- А как же зам, что проворовался? – не побоялся указать на серьезный недосмотр Толик.

- Человеческий фактор всегда подводит.

– Я подумаю. Через два дня возвращается  из свадебного путешествия  мой партнер, нужно перетереть.

- Не, ну два дня я могу подождать. Но не больше, - предупредил Давид и занялся  обедом, поданным как раз вовремя.

Вернувшись домой, Толик пораскинул мозгами и понял, что именно продажа автомобилей – его призвание.  К машинам его тянуло всегда, просто находясь рядом с ними, Толик впитывал энергию этих мощных механизмов. Вот чем он хотел бы заниматься.  Возить туристов и рассказывать им о Киеве и его достопримечательностях  - интересное занятие, но не его.  Хотя здесь уже сформированный свой бизнес, упряжка с Лешкой. Толик начал обдумывать, как все преподнести Лешке, чтобы убедить продать фирму и заняться другим, без сомнения, более перспективным делом.



Ксения Демиденко

Отредактировано: 27.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться