Сердца Четверых

Размер шрифта: - +

Глава 73 БЭБИ-БУМ

Для Василисы поездка на выходные в Кировск была как глоток свежего воздуха, как порция живительной влаги ее усыхающей от тревог и  сомнений душе. Правильно ли она поступает? Лешка ехал рисовать кировские пейзажи, а Василиса хотела увидеть Елизавету Григорьевну с Владимиром Петровичем, Ваньку с Гулей и Егора с Катериной. Отдельным ритуалом был поход на могилку к родителям.

Елизавета Григорьевна,  накормив большую семью, собрала все детское население и увела его во двор играть. Катерина, Василиса и Гуля собрались в комнате последней поговорить о своем, о женском. Катерина откровенно показывала фотографии со свадебного путешествия, рассказывая, какое это было сказочное время.

- А вот здесь  я клацнула Егора в тот момент, когда он узнал, что  все, скоро станет папой! –  Катерине до сих пор было смешно смотреть на удивленно-растерянный взгляд своего мужа. Это потом он радовался, но сначала пребывал в состоянии, которое было сложно даже описать. Егор его описал быстро: «Я просто офигел. Но это было классно!»

- Ты тоже беременна? – для Василисы эта новость была открытием.

- Да. Вот мы с Гулей решили так синхронно родить и  обрадовать  Красовских, - не скрывала своего удовлетворения состоявшимся Катерина. Прочитав удивление на лице Василисы, Катя поспешила прояснить все нюансы. – Ты думаешь, я переживаю из-за того, что с моделей придется уйти? Расслабься, мне порядком это маппет –шоу уже надоело. Я реально хочу бэбика. От Егора. Он прикольный папашка будет. Девочки, он такой хорошенький. Никогда не думала, что мужики могут быть настолько лапочки. Причем, меня  не тошнит и чувствую я себя преотлично, если не брать во внимание ночной жор. Вот днем все нормально, а с вечера начинается.

- А я вообще на еду не могу смотреть. Особенно на жирное…, -  с этими словами Василисы сначала  замолчала Катерина, а затем  многозначительно взглянула на подругу и Гуля.

- Я правильно поняла, ты тоже? – первой не сдержалась Катерина.

- Ага, - призналась сквозь улыбку Василиса. – За компанию, чтобы не отставать.

- Девки, это настоящий бэби-бум. Гуль, а тебе на УЗИ уже сказали, кто будет: пацан или девка? – не унималась  Катерина.

- Не известно еще. Так расположен ребеночек, что не понятно, - Гуля  говорила, а сама не могла отвести сияющих глаз от Василисы. Она догадывалась по поведению подруги о ее интересном поведении еще когда сидели за столом, но все списывала на свою  мнительность.

- А вот  я в одном журнальчике умном нашла древнекитайскую таблицу.  Оказывается, по дате зачатия и  по возрасту мамы можно узнать пол ребенка.  У Елизаветы Григорьевны все совпало с ее тремя сыновьями. А давайте проверим? У меня  мальчишка выходит. Василиса, а у тебя? Если, конечно, знаешь, когда ребятенка с Лешкой  соорудили, - Катерина начала шарить ногами  по полу, ища свои тапочки. – Сейчас схожу, найду этот журнал. Я его с собой взяла.

- Конечно, знаю, - уверенно ответила  Василиса. – 20 июня.

- Ух-ты, какая точность! Вообще-то названия месяца достаточно. Я сейчас приду, - и Катерина умчалась за журналом.

Через десять минут  она вернулась и, отыскав в  верхней панели таблицы месяц «июнь», спросила Василису:

- Вопрос, конечно, провокационный, но сколько тебе лет? Здесь нужен возраст мамы.

- Двадцать три года. И  кто там выходит? – Василиса пыталась заглянуть через плечо Катерины, в тот таинственный журнал, таящий удивительную таблицу, открывающую тайну пола будущего ребенка.

- Поздравляю, будет дочка. Хлопец у вас с Лешкой уже есть, правильно, теперь тебе куклу нужно. Так, Гуль, тебе тоже 23? – переключилась Катерина на  Гюльчатай.

- Ага. Только я не знаю, в мае или в конце апреля это произошло, - со свойственной ей стеснительностью, протянула Гуля, теребя подол пестрого халата.

- А я тебе скажу, что это даже не суть важно. Что в мае, что в апреле – пацан будет. Во, как все прикольно складывается. Я с Егором уже перетерла. Еще месяц доработаю в агентстве и свалю оттуда     на фиг. У нас, правда, есть одна, она и с пузиком  снималась, но я не хочу. Я вот в этом раю засяду. Егору тоже здесь хорошо пишется. А что, есть идея купить участок вон там у реки и домик построить. Пока мелкий будет расти, построим, облагородим. Как у Елизаветы Григорьевны парк у меня вряд ли получится, но чем черт не шутит, а вдруг и я ландшафтный дизайн освою? Зато все рядышком. Мне здесь так нравится. А тебя Толик так и будет эксплуатировать до семи месяцев? – интонация  Катерины сменилась, когда она обратилась к Василисе.

- Он не эксплуатирует. Я сама решила поработать еще чуть -чуть.  Тем более, что график  щадящий, да и Сергей, менеджер наш, учит меня на машине ездить,не хотелось бы бросать, потом не до этого будет, - призналась Василиса. – Лешка тоже бурчит, чтобы я не напрягалась сильно. Если бы не эти утренние вывороты наизнанку, то мириться можно.

- С Федькой тоже такие вывороты были? – осторожно спросила Катерина.

- Нет, с Федькой все так  тихо, мирно и спокойно было, что я и забывала иногда, что беременна, - призналась Василиса.

- Ну, то ж пацан был, а это девка. Да и одна на вторую беременность редко бывает похожа, - подытожила Катерина со знанием дела, словно была врачом-гинекологом с многолетним стажем. – Гуль, а ты чего молчишь?

- Мальчик – это точно? – Гульчатай чуть не плакала от такого  известия, которое ее, как оказалось, озадачило.  – Эта таблица точная?

- О-о-о-о! Не кисни. Не думаю, что очень уж точная. Всегда есть  исключения. Зря я это затеяла. Ты дочку хотела? Так не вечер еще, Ванька тебе столько наследников заделает, только бы успевала рожать, - шутила Катерина, но видела, что Гуля расстроилась. А там и до слез дело дошло, поэтому  и Василисе, и Катерине пришлось успокаивать расплакавшуюся Гулю.  Василиса уверяла, что воспитывать мальчика – одно удовольствие, Катерина наоборот, рассказывала, как ей сложно давалось воспитание сестры Нади.

- А Ванька дочку так хотел-л-л, - причитала Гульчатай.

Катерина много раз пожалела, что затеяла этот разговор с календарем. Еще больше пожалела, когда вечером завязался разговор с Егором. Катерина, в принципе, не планировала с мужем ни о чем  говорить. Василисе и Гуле она  поведала не о всех особенностях протекания ее беременности. С некоторых пор  ее охватило дикое желание физической близости. И это тогда, когда и ведущий ее гинеколог, и все прочитанные ею статьи на эту тему твердили, что в первом триместре нужно воздержаться от секса. Щас! Этого Катерине хотелось еще больше, чем есть.

- Кать, у тебя очень странный организм, ты не находишь? – улыбаясь про себя, констатировал факт Егор. Он не скрывал, что такие поползновения жены на его тело ему очень даже нравились, но, как любой мужчина, он боялся, не навредит ли это да еще в таких количествах ребенку. Вот и теперь он не успел зайти в их с Катериной спальню, как  она мастерски его раздела и завела на все возможные обороты.

- Если ты против, я пойду на кухню и наемся с горя, - начала угрожать  Катерина. Но Егор уже пленил ее в свои объятия и не собирался никуда отпускать.

- Конечно, пойдешь, но позже, - уверил он Катерину и утопил любимую жену в подушках.

Спустя час Катерина пробралась, как злодей, на кухню и, взяв два йогурта, четыре пирожка, кусочек шоколадного торта и  два соленых огурца, вернулась назад в спальню.   Егор не стал иронизировать, глядя на такой набор провианта, но по его взгляду Катерина все поняла.

- Осуждаешь?  Я сама не в восторге от этого обжорства, но так хочется кушать, - начиная с тортика и предлагая  Егору присоединиться, попыталась пожаловаться на  судьбу Катерина.

-  Ешь на здоровье. Тебе же теперь и за себя, и за того парня в пузе нужно наворачивать, - Егор откровенно любовался жующей Катериной, -  Огурцы, я так понял, на финал?

- Ага, - подтвердила  Катя. – У Елизаветы Григорьевны они такие вкусные и хрустящие. Объедение.

- Толик тоже всегда мамины огурчики хвалил. Особенно, когда… Ладно, - Егор решил не продолжать тему. Он даже не знал, с чего это вдруг у него с  уст сорвалось именно это. Хотя, знал – в последние  дни думал лишь о брате. Егору было больно смотреть, как брат сам разрушает себя.

- Можешь не скрывать, я знаю, что пьет. Слышала, как  разговаривали  Игнат с Владимиром Петровичем.  Ты бы съездил к нему, поговорил, выяснил, чего  ему не хватает для счастья? – советовала Катерина.

- Семьи ему не хватает. У Анжелики все в ее Париже наладилось. Прикинь, двойню ждет, уже три месяца. А Толик ведь мечтал, что  ему Тишку отдадут. У Анжелики был не лучший  период, но беременность женщину меняет… Смотрю на тебя и еще раз убеждаюсь – очень меняет…

- И эта беременна? Капец! Что же это в мире делается? Все массово решили  бэбиков завести, - Катерина  откусила слишком большой кусок  тортика и смешно замазалась вокруг рта. Пока жевала, Егор  многозначительно на нее смотрел:

- Что значит «и эта»? Ты себя  с Гулей имеешь в виду? Так совпало. Зато вместе с колясками возиться будете. Компашка молодых мамочек, как сейчас вижу эту милейшую картину. Это же хорошо, наши дети вместе играть будут. Красота! Как мы в детстве.

- Бери выше. Василиса тоже…

- Василиса? – Егор сложил все пазлы вместе, и  гримаса печали проявилась на его лице. – Понятно, какого рожна  Толик запил.  Идиот. Он дождался, пока Лешка заделает  Ваське второго ребенка и привяжет навсегда. Что тут скажешь? Ноу комментс.

- А если это ребенок Толика? – выдала, как всегда, то, что думала, Катерина.

- Ты уверена?  Это Василиса тебе сказала?

- Прямо она мне ничего не сказала. Но я-то с логикой дружу. Беременные тупеют, но не настолько, чтобы не понять очевидного. Когда мы высчитывали, кто у нас родится: девочки или мальчики, то Василиса сказала, что дата зачатия 20 июня.

- И что? – не понимал пока, куда ведет  Катерина, Егор.

- Ну, ты блин даешь. Это дата нашей с тобой свадьбы, муженек! Уже забыл? Поздравляю! – почти обиделась Катерина.

-  Я не забыл, просто…

- Просто  на свадьбе… нашей… Василиса была без Лешки. Усек? А вот Толик от нее ни на шаг не отходил. Танцевали, обнимались, а потом исчезли куда-то. Ферштейн, к чему я клоню?

- Ты гений, Катька! Значит, Василиса ждет от Толика ребенка, а тот, конечно же, ни черта не знает?

-  Судя по всему, не знает. Опять будешь вмешиваться?

- Так сами не разберутся. Сколько ж можно? Я, например, устал на эти мучения смотреть.

- А ты уверен, что  Василисе Толик так же необходим, как ему она? – пыталась заставить взвесить все «за» и «против» Катерина.

- Уверен. Просто она закопала это чувство очень глубоко, боясь, что ее не поймут и, видимо, чтобы не навредить Лешке.

- Вот Лешку мне как раз и жалко. Такой мужик!  - хрустя огурчиками, рассуждала Катерина.

- Я типа в этом месте должен ревновать? – полушутя спросил Егор.

- Можешь и поревновать. В журналах пишут, что это мужчинам по-лез-но.

- Что-то ты слишком много стала журналов читать, - упрекнул Егор.

- Ты ж не показываешь свой новый роман, вот я и приобщаюсь к массовой прессе. Хоть бы рассказал, о чем пишешь?

- О зеке. Я тут с одним интересным человечком познакомился, так он мне историю своего брата поведал. Судьба – закачаешься. Вот я только не уверен, что тебе в твоем положении можно все эти жестокости читать. Может, лучше все же журнальчики пока полистаешь? – Егор откровенно беспокоился о  моральном состоянии жены.

- Ты даже Василисе не дашь почитать? – с  долей ревности спросила Катерина?

- Если  и она в положении, то не дам. Беременным нужны позитивные эмоции.

***
Переступив порог  Толиковой берлоги, Егор ощутил стойкий запах спиртного, хотя по Толику и не скажешь, что последнюю неделю беспробудно пил. Даже был побрит.

- Привет, великому писателю! – поздоровался Толик и, закрыв за братом дверь, провел в зал. На низком столике возле дивана стояла недопитая бутылка пива – свидетельство недавнего «лечения» от вчерашней пьянки. –  Что-то случилось, что ты  вспомнил о своем брате?

- Не ерничай. Никто о тебе не забывал. Батя и мать волнуются. Не приехал на выходные, хотя обещал. Что за траур?

- Да как сказать. Невеста вот от меня сбежала, -  улыбаясь, пожаловался Толик.

- Насколько мне помнится, Василиса в твоих невестах никогда не числилась, - упрекнул Егор.

- А я не о Василисе. Она не единственная женщина на планете, -  с вызовом заявил Толик.

- Ты что же серьезно на этой девке  собирался жениться? Я думал шутишь.

- Какие шутки? Мы даже заявление в ЗАГС подали. Я ей платье купил. Пышное-пышное, красивое-красивое. А она убежала, оставив записку на зеркале в ванной. Вот, почитай, - и Толик протянул Егору блокнотный листик, на котором было написано очень ровным и красивым почерком: «Прости, Толь. Ты классный. Но я поищу своего Грея. И да, я  «Алые паруса» прочла, но книгу у тебя сперла. Ты богатый, себе еще купишь, а у меня останется о тебе память. Желаю и тебе либо ждать свою Ассоль, либо становиться капитаном! Пока! Спасибо за все!»

- Прикинь? Мне ждать? Да я лучше куплю яхту и капитаном заделаюсь… Могу даже в розовый цвет покрасить... Только вот с Ассоль засада, - сердито выкрикнул Толик, когда увидел, что Егор поднял глаза от записки.

- Слава Богу, что эта Кира оказалась умнее, чем я думал. Тебе было мало Анжелики?  Что ты творишь? Ты же разрушаешь и свою жизнь, и Васькину. И этой Кире чуть не испортил жизнь. Очнись! Признайся, наконец ей, что любишь, что никто тебе, кроме Васьки не нужен, что дуреешь, потому что она не рядом и будьте счастливы. Сколько ж можно друг друга изводить?

- Егорушка, это не твой очередной роман. Не все так просто, как ты думаешь. Я признавался и не раз. Но она меня посылает  и говорит, что любит Лешку. Один Федька – еще куда ни шло, но теперь у нее будет двое Лешкиных детей. Я просто не имею права все ломать. А еще Лешка выиграл этот чертов конкурс. Ему предложили в Австрии иллюстрировать книги. Работа – зашибись! Конечно же он уедет. Я бы на его месте тоже уехал. Понимаешь? Он уедет вместе с Василисой. Раньше я хотя бы ее видел, а теперь…  Значит, не судьба.

Если раньше Егор сомневался, говорить Толику или не говорить о возможном скором его отцовстве, то теперь понимал – нужно, потому что брат уже дошел до ручки.

- А если она от тебя беременна?  Ведь у вас же на нашей свадьбе что-то было?  - решил провести шоковую терапию Егор.

- Что-то… Я жить после этого «что-то» не могу. Я спать с бабами не могу. Но Василиса сказала, что ребенок ее и Лешки…

- И ты поверил? А если нет? А если твой?

- Откуда ты все это знаешь? Васька что-то сказала?

- Не мне. Катьке. Толя, тебе нужно с Василисой поговорить. У вас еще есть шанс быть счастливыми. Сделай все правильно хотя бы сейчас. Мужик ты или кто?

- Егор, если ты прав и это мой ребенок, я тебе памятник при жизни сделаю! –  Толик и сам подозревал, что Василиса могла быть беременна от него, но старался верить ее убежденному «это наш с Лешкой ребенок». А ведь она это говорила с опущенными глазами. Да и приезд Василисы к нему домой Толик никак не мог понять. А вот если  ребенок его, тогда все логично и мотивировано.

- Памятник не нужно, а вот если дом поможешь построить, буду благодарен. И еще, я не для тебя стараюсь, если честно, - расставил все на свои места Егор.

- Понятно. Ради нее.  У тебя всегда все было ради нее. Как ты только Лешке позволил на ней жениться?

- Потому что сам не хотел быть на месте Лешки.  Сейчас речь не обо мне, а о тебе.

- Ты на колесах?  - спросил Толик. Желание прояснить  мутную ситуацию затмила Толику разум.

- В таком виде к Василисе я тебя не повезу. Приведи себя в порядок. Не нужно на нее перегаром дышать. В ней уже живет твой будущий ребенок. Помни об этом. Завтра на работе все и обсудите. И не пей больше. С борделем тоже завязывай, а то не ровен час, новую Киру притарабанишь домой.

- Во, дожился, меньший братец меня поучает, - Толик решил пресечь нравоучения Егора, которым не было видно ни конца, ни края.

- А кто тебе еще правду скажет, как ни я?  Ты ж везде начальник, а в своей жизни разобраться не можешь. Насчет яхты ты это серьезно?

- Более, чем. По Днепру поплавать, рыбку половить. Батя давно хотел. Они с Игнатом эту идею  каждый год обсуждают, но деньги как не в гостиницу вбухают, так в ремонт ресторана.

-  Тогда я тоже в доле. Имей в виду, - Егор похлопал брата по плечу  и  ушел. Толик смотрел  ему во след с порога и радовался, что  имеет такого участливого и понимающего брата. Где-то в душе Толик всегда верил, что Егор вырастет классным мужиком, но что настолько классным, и не думал. Фактически Егор своим приходом возродил Толика к жизни.

***
Утром в салоне появился Лешка без Василисы. Толику даже не пришлось спрашивать, почему  ее нет, Лешка  сам отчитался:

- Толь, Василиса к своему врачу поехала, будет через часик или полтора.

- Что-то серьезное?

- Нет, плановый визит. Анализы, осмотр, вес, давление. Ты же знаешь, - объяснил Лешка, на ходу открывая  свой кабинет. Уже несколько дней Алексей приводил в порядок документацию и вводил в курс дел нового Толикового заместителя Антона.

- А у нее врач толковый? – у Толика на ходу родилась идея. – Может, в частную какую кандейку ее оформить?

- Нет, не нужно. Василиса точно не захочет. Ларисе Петровне она доверяет.

- А как найти эту Ларису Петровну? Это для Катьки Егоровой, - соврал Толик. – Тоже ищут нормального врача.

-  В поликлинике возле нашего дома. Она сегодня до  часу на приеме. Позвони Егору, пусть съездит, договорится, - Лешка даже не подозревал, какой ящик Пандоры им в этот момент был открыт.

***
Толик подождал в коридоре, пока  Лариса Петровна Широкова приняла всех своих пациенток, и только после этого вошел в кабинет. Пакет  с конфетами и коньяком сразу расположил женщину на  продуктивный разговор с  Толиком. Он представился братом Василисы, который обеспокоен  состоянием  своей горячо любимой сестры.

- Понимаете, так случилось, что она работает в автомобильном салоне.  Каждый день она у меня на глазах. Откровенно говоря, я обеспокоен ее утренними, а то и среди дня приступами недомогания, - играл роль заботливого  брата и начальника Толик.

-  Я и сама ей говорила, что не мешало бы взять больничный и  на период, пока  пройдет  ранний токсикоз, побыть дома. Но разве ж современных женщин можно усадить дома? Говорит, что  легче, когда чем –то занята.

- А какой срок беременности?

- УЗИ показало семь недель. Это  первый триместр, проблемный период, - объяснила доктор.

- А, может, ее на сохранение положить? – предложил Толик. – Я бы уговорил. Понимаете, мне главное, чтобы племянник или племянница здоровенькими родились. - Толик быстро прикинул, сколько недель прошло с той ночи. Получалось как раз семь.

-  Сейчас в этом необходимости нет. А тошнота и плохое самочувствие могут быть следствием  резус-конфликта. Я выписала ей препарат. Если его регулярно принимать, то проблем быть не должно. Тем более, что у Василисы это уже вторая беременность, - спокойно рассуждала Лариса Петровна, не понимая, насколько ценную информацию сейчас выдала.

- Резус-конфликт? У Василисы? – уточнил Толик.

- Да. У нее четвертая группа крови отрицательная, а у мужа положительная, - пыталась доступнее объяснить  врач.

- Понятно. Значит, остановимся на больничном. Вы можете его сейчас выписать? – спросил Толик.

- Она была у меня утром, не жаловалась.

- Понимаете, в салоне несет бензином, много народу с  микробами и вирусами ошивается. Оно ей надо? – Толик вынул конверт с деньгами и положил на стол, заваленный бумагами.

- Если вы настаиваете, тогда выпишу.  Неделя или две?

- Лучше, конечно, две. А там видно будет. Очень благодарен за понимание, - Толик  улыбнулся и впервые за  последнее время ощутил себя безгранично счастливым. Значит, Василиса носит его ребенка, потому что  с Лешкой у них никакого резус-конфликта быть не могло. И это Толик знал точно.



Ксения Демиденко

Отредактировано: 27.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться