Сердца. Сказ 3.

Размер шрифта: - +

Бог

Я наблюдаю за женщиной, склонившейся над телом в соседней комнате. Минутами ранее она обнажила коллекцию холодного оружия хозяина дома и, поразившись острейшей представительницей её, вогнала клинок в шею человека напротив. Человек взвыл и попытался оттолкнуть женщину, но она проворно нырнула под его рукой и, выдрав орудие из плюющегося горла, очередным ударом засадила его вновь в ту же полость. Обречённый ухватился за сочащие кровью отметины, следом ударил нападавшую по лицу и, потеряв равновесие, рухнул в её ноги. Женщина, тяжело дыша, упала рядом: прижала к себе ноги и впёрлась взглядом в безжизненные глаза. Дрожь отпустила её стремительно, лицо окаменело в ту же секунду; женщина поднялась и сорвала с убитого браслет, наспех сунув его в карман платья.

И вот я наблюдаю за ней. Наблюдаю за тем, как женщина, заприметив зеркало, приближается к комнате, в которой нахожусь я. Отделяет нас бордовый полог. Луна отбрасывает его и взглядом встречает Бога Смерти: пугается, отдёргивается и позволяет ругнуться.

– Вы как всегда вовремя! – без осторожности бросает она, взирая на мою неподвижную фигуру в кресле.

– Смерть всегда является в положенный час.

Луна пятится и затем, словно бы оправдываясь, восклицает:

– Я не хотела всего этого, поверьте…

– Знаю, - перебиваю я, дабы усмирить молодой пыл. – Знаю, для чего вы это делаете. Просто так – для насыщения кровью или обуздания неконтролируемой власти и ярости – вы бы не прибегли к такому. Я знаю вас как человека.

– Значит, - подхватывает Луна, - понимаете, что оглашение произошедшего здесь приведёт к моей неминуемой гибели.

– Обижаете.

На то юная богиня улыбается. Так расслабленно, наивно, почти по-детски – и я проклинаю век, в котором она явила себя свету, ибо свет этот вынудил её пойти на подобные жертвы, а в ответ одарил исключительной скорбью и многочисленными утратами.

– Однако вы не спросили у этого человека его намерений: на что он рассчитывал, когда затевал покушение на хозяев Монастыря.

– Да как-то не до этого было, - по-простому швыряет Луна и тут же прикусывает язык. Понимает – то прозвучало резко, насмешливо и недостойно. – Я надеялась спросить у вас. Вы всё мне расскажете.

Улыбаюсь и отвечаю:

– Любая информация имеет свою цену.

– Ваша валюта мне всего милей.

Покидаю кресло и ступаю к женщине: она боязливо, хоть и не подавая виду (однако бешено стучащее сердце не сокрыть и не усмирить), принимает прикосновение. Стираю кровь с её щеки. Ради которой она и пошла в соседнюю комнату. Благодаря которой мы встретились и завязали беседу. Из-за которой она пришла в себя, почуяв бегущую по лицу струйку.

– Богиня, - обращаюсь я к молодому сердцу, - я, не побоюсь напыщенности выражения, единственный, кого вам не стоит опасаться. Я ваш друг.

– Охотно в это верю и потому не покидаю место преступления.

Взгляд её скоблит пространство над моим плечом; смущение пляшет на губах.

Если бы хоть один бог знал, отчего губы простых смертных так притягательны: ими хочется любоваться и их хочется касаться. Луна угадывает мои мысли (не так она проста для простой смертной) и медленно отступает.

– Спасибо вам, - напоследок теряет женщина.



Кристина Тарасова

Отредактировано: 09.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться