Сердца. Сказ 3.

Размер шрифта: - +

Бог

Молва прогуливается по бескрайним и полумёртвым землям их мира. В молве этой говорится, что Монастырь объявляет о наборе прекрасных юношей. Никогда ещё слово «прекрасные» не удручало так жителей знатных домов и близ расположенных деревень.

Бог Удовольствий всегда готов принять обыкновенных юношей на работу к себе: следить за порядком в регионах, управлять конвоем, сопровождать прибывающих дев. Однако прекрасных юношей он ещё не вызывал. И то, чувствую, идея Луны.

Что правило действиями женщины? Попытка расплаты или бездушная выгода? Она скалилась или открывала новые пути?

С последней нашей встречи проходит немало времени.

Боги небесного пантеона получают приглашения на представления мальчиков. Никто это мероприятие (после ухода Мамочки) не называет Шоу, а потому гости, преспокойно развалившиеся в вычищенных креслах и потягивающие безумные запасы алкоголя, внимают выходящим на сцену юнцам. Тела их – худосочные, бедные – украшены различной бижутерией и камнями.

Я слышал, что юная богиня призывала Хозяина Монастыря к строительству ещё одного крыла в этом самом Монастыре. Держать послушников и послушниц вместе она не позволит: им следует беречь свои силы, мысли и желания разговоров для гостей и важных господ. Я слышал, что юная богиня уже обговаривала грядущую стройку: мужские и женские спальни теперь будут в отдельных крыльях, а комнаты удовольствий – близ кабинета, дабы случаем возникающие ситуации решались без промедлений.

После представления у Хозяев Монастыря запланированы несколько встреч. Я поднимаюсь в кабинет.

– Смерть зачастила к нам, – без такта нашёптывает Бог Удовольствий, однако руку пожимает.

Женщина, отбрасывающая тень на книжные полки, отбрасывает щекотливый взгляд на меня. Я вижу, как моё отсутствующее имя редеет на её губах, как она без звуков протягивает его: здоровается.

Пока мы занимаем время беседой, в Монастырь наведывается следующий гость. Богиня Плодородия – сухая, сморщенная – ступает в кабинет и (обыкновенно – тоскливо, сейчас же – опасливо) взирает тугим взглядом на примостившуюся подле меня женщину. Присутствие смерти не смущает прибывшую, однако прибывшая месяцами ранее и дни напролёт присутствующая с Богом Удовольствий (при наличии супруга и поместья) набрасывает тени сомнений.

Хозяин Монастыря восклицает о позабытой встрече и, легко ударяя себя, приглашает за стол. Угощения и бумаги для подписей сами прыгают под руки Богини Плодородия.

Луна остро – и быстро – глядит на них и тут же отворачивается; ей эта встреча предстаёт незапланированной и потому обидной. Новая Богиня желает вести дела со старым Богом.

Или былым..?

Плодородие награждает Монастырь новыми лицами: она продаёт слуг из числа прислуживающих ей юношей. Лицо Хозяина Монастыря играет новыми красками: видно, идея эта была ему не по нраву, но, если она способна приносить доход и немалый, почему бы и нет?

И вдруг Богиня Плодородия ошибочно бросает на старом наречии вопрос:

– К чему супругу Солнца пригревают не те земли? Не должно ей быть с нашим Гелиосом?

– Я сама решаю, что мне должно, а что нет, – в ответ швыряет Луна — аналогично, на старом наречии, и ловит самый раскаивающийся из возможных на лицах грешных идолов взгляд.

Гостья бегло извиняется; ей неведомо знание языка жены Бога Солнца, однако сам Бог давно не являлся на званные вечера, а его женщина бывает в Монастыре.

– Вам не о чем беспокоиться, – улыбается Луна.

Эта улыбка означает: «Пока что...Вам не о чем беспокоиться пока что».

Плодородие заверяет в готовности новых послушников к службе и откланивается. Конвой, направленный Хозяином Монастыря, прибудет с товаром через несколько дней.

– И на каких условиях ни в чём не нуждающиеся боги отдают своих слуг в твоё пользование? – восклицает Луна, едва дверь кабинета закрывается.

Хозяин Монастыря недовольно глядит на неё: о таких вещах не стоило говорить при иных лицах; однако женщина намеренно спросила то, сидя на расстоянии вытянутой руки от свидетеля. К тому же смерти.

– Каждому есть, что предлагать, – неясно бросает Хозяин Монастыря.

– Прощение долгов? – предполагает женщина. Статус особо важного гостя? Безлимит посещений?

А что в самом деле могла предложить Богиня Плодородия? Однозначно поставку чего-либо увлекательного из Мегаполиса или через Мегаполис, ибо и люди смертные, и боги обыкновенные не отказывались от дополнительного заработка (особенно, если оплачиваемая сумма покрывала месяцы иной работы, более энергичной).

– Луна, тебе не о чем волноваться. А вот волновать других – прекращай, – грозит Хозяин Монастыря.

И женщина признаётся, что чувствует и видит то: их дела плетут корни в разные стороны. Новый путь развития монастырских дел был предложен ею, однако уже сейчас она ощущает отчуждение и незнание многих моментов.

– Мы партнёры или нет? – осторожно наступает Луна.



Кристина Тарасова

Отредактировано: 09.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться