Сердца. Сказ 3.

Размер шрифта: - +

Бог

Один единственный малый наблюдает за движениями своей госпожи: новая Хозяйка Монастыря предаёт земле последнего из дома Солнца (прямо не относящегося к великому клану, но принадлежащего всецело ему и только) – былого Хозяина Монастыря. Удивлённый малый взирает на окинутую скорбью и гарью резиденцию, и так рождается слух. Он повествует об увиденном одной из знакомых послушниц, а та меж сестёр рассыпается в сплетнях, что Бога Солнца – где это видано? – нет и давно. Ведь Боги не стареют и не накладывают на тела свои печати старости – они бессмертны, и, значит, некто прибегнул к насильственной расправе. Постепенно послушницы нашёптывают приходящим о новостях и догадках. Так собирается легенда о новой Богине, что взошла в пантеон, изначально взобравшись на колени упомянутых – Бога Солнца и Удовольствий.

Моё дело – подстрекнуть. И пуганный люд припаивается уважением к женщине. А люди теряют свою веру.

Начинается война.

Раньше воевали за религию: безумные посягатели на правду изувечивали друг друга, дабы доказать, что их Слово разумнее и прекраснее. А нынче воевали за свободу: от тяжёлого плена и гнёта удушливых созданий – даже не людей; существ, которые возомнили себя создателями мира.

Война движется с юга и саранчой сжирает деревни и сёла. Мегаполис пока не тронут. В Мегаполисе безмолвствуют, продолжая танцевать в собственных пороках и грёхах.

Война эта особенна тем, что Бог Войны – имеющийся в небесном пантеоне – не имеет к ней никакого отношения; глупый малец, едва заменивший предавшегося земле старшего брата, с наглым прикусом и нетронутым лицом, взирает на неспокойное небо, заслышав громы, лязги и крики, и проклинает зачинщика. Я подумываю отравить глупца за вольные слова и жесты, но посягнуть на ход истории не могу. То сделает меня обыкновенным, приземлит.Всё верно. Не следует вмешиваться в заведённый музыкальной шкатулкой механизм; мелодия проиграет своё, независимо от твоих остановок и попыток того. Она проиграет уготованную Создателем мелодию.

Бог Войны присасывается к бутыли и вызволяет саблю, разрезая ею воздух и несколько горлышек (ещё не людских). Намного позже эта сабля оставит улыбку-шрам поперёк моих рёбер, к которым ещё позже с благодарностью прикоснутся отчаянные руки.

Я смотрю на гнусавого тщедушного ребёнка, который возомнил себя величавым потомком (секрет, заключающийся в том, что рождён он был не от великого отца – первого и истинного Бога Войны, а от слуги по ошибке развратной мачехи, был ведом немногим) и хочу этому ребёнку преподать урок. Однако не могу. Воспитание – даже и отсутствующее – возлагалось всецело на родительские плечи, а потому заслуженные плоды этот малец сорвет самостоятельно. Не скоро.

Предположение о том, что я предсказываю будущее – абсурдно. Эта дева недосягаема и чиста. Я лишь наблюдательно взираю на мирских и, делая выводы, распределяю им уготованное и заслуженное.

Предположение о том, что я создаю историю – абсурдно. Эта мадонна незнакома и лиха. Я лишь подчиняюсь её правилам и внимаю её виршам.

Предположение о том, что я уже проживал жизнь и помню все мгновения – абсурдно. Этот святой недосягаем и безлик. Я лишь следую данным заповедям и исполняю свой долг.

Меня взрастил Бог Жизни. Единственный, кто зовётся своим истинным именем и на имя это имеет полное право. Единственный, кто не отпускал и не уповал на данные земли. Единственный, кто позволил двум сородичам – Истории и Будущему – прибегнуть к силе и наслать на Мир чуму. Чума эта звалась человечеством, и прискорбнее паразит ещё не встречался вовеки веков.

А я...та мера наказания, которая карающей рукой ласкает лица приходящих. Через меня пройдёт каждый; никто не укроется от внимательного взгляда и вынесенного приговора.

Новая Богиня и новая Хозяйка Монастыря отправляет мне письмо, в котором просит покровительства. Я — единственный, кому известна вся их история и все их дела. Но ответом и вместе с тем отказом (ещё не время!) служит молчание.



Кристина Тарасова

Отредактировано: 09.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться