Сердце дракона: Аделаида

Размер шрифта: - +

7.

Тропа, именуемая дорогой, оказалась беспроглядной и извилистой. Силы иссякли, и я сменила бег на быстрый шаг. Но вскоре, и это стало в невмоготу. Ночь настигла раньше, чем я успела пройти хотя бы пару километров. И справа, и слева - непроглядные чащи леса... Вдали потрескивают сучки, раскачиваются от ветра кусты, и не своим голосом орут незнакомые птицы. Едва дыша и переставляя ноги, я начала оборачиваться. Страх сковывал мои мысли железными прутьями. На этой дороге, я - как на ладони, но не могу зайти в лес, - там я совсем не ориентируюсь, и уж точно попаду в лапы еще каких-то чудовищ. Нужно просто идти вперед, и желательно делать это быстрее, чем сейчас. Адекватные люди не ходят извилистыми путями, а значит, есть вероятность, если не найду королевских стражников, может, посчастливится встретить хороших и порядочных граждан этого странного мира? Если скажу, что я собственность короля - они не станут покушаться на мою жизнь. Или станут?..

Во рту пересохло, и очень хотелось пить. Я не ела уже... не помню сколько дней. Когда это было в последний раз? В поезде "Воронеж-Москва" - пару крекеров и крепкий кофе? Я бы все сейчас отдала за чашку ароматного кофе... С ванилью и корицей... Со взбитыми сливками... А можно и без них. А можно и просто кофе... Как такое могло случиться со мной? Слезы стали наворачиваться на глаза, и я зацепившись о что-то, упала. Счесанные ладони и коленки, разодранные ступни покрылись волдырями... Я больше не ощущала своего тела, и больше не было сил двигаться вперед. Это совершенно не честно, - я ничего и никому не сделала плохого, за что должна страдать подобным образом. Это каторга! Разве это наказание?

- За что ты меня так наказываешь!? - я подняла в небо зареванное лицо, и шмыгнула носом. Хотелось выть и биться головой о камни, но от бессилия, лишь тяжело вздохнула, пробуя подняться. С первой попытки не вышло, но я упрямая, и не смотря на боль, кое-как встала, и начала идти. Хромая на правую ногу, я сжимала кулаки, и оборачивалась сотню раз на пару шагов. Казалось, за мной кто-то наблюдает из кустов... Кто-то кровожадный и опасный, схватку с кем, я уж точно не переживу. Не в таком состоянии...   

За спиной я услышала приближающегося всадника, и совсем потеряв рассудок, попыталась бежать, но упала, и распластавшись на дороге, не смогла даже пошевелиться. Он настиг меня быстро, и услышав над головой дикое ржание, я подвела глаза. Лошадь выставила свои огромные зубы, и фыркнула мне в лицо. Поежившись, я стерла гадкие слюни с себя, и присмотрелась на всадника. За огромной гривой скрывался человек в черном, но разглядеть его не получалось. Я немного приподнялась на локтях, и вмиг издала болезненный стон. Ему тоже было плохо видно меня, а потому, немного развернувшись, он склонился ко мне, и грозно прорычал:

- Ты зачем перекрыла дорогу, жалкая ведьма!? Не пугай моего коня, если хочешь остаться невредимой! 

Сначала я опешила от такого нахальства, но на смену шоку пришла истерика. Я начала громко и заливисто смеяться уже не в силах остановить себя. Ирония! Половина встречных пытается меня убить, а другая половина считает, что это я посягаю на их жизни. Боже мой, делать мне нечего, как играть в их пришибленные игры!? 

- Это смешно!.. - выдохнула я, не переставая смеяться.

Незнакомец сильно удивился моей реакции на себя, и даже остолбенел на минуту.

- Тебе смешно? Ах ты дрянь! - прорычал он, и я почувствовала резкую боль на спине. Это он со всей дури хлестнул меня своим кожаным хлыстом. - Не играй со мной, я тебе не деревенский мальчишка! Убирайся с дороги, пока я позволяю тебе!

- Я бы с удовольствием это сделала, да не в том состоянии... - промямлила в ответ, едва проглатывая обжигающие слезы. 

Он посмотрел на меня ненавистным взглядом, и лошадь встала на дыбы. Перепуганная, я заорала не своим голосом. В полшаге от меня приземлились передние копыта, и теперь уже не мне было смешно. 

- Посмотри на себя! Выглядишь жалко! - его голос больше не был грубым, но я отчетливо слышала ядовитые нотки ярости в интонации. - Неужели ты считаешь, что сможешь соблазнить меня в таком неряшливом виде?!

Пока я обдумывала, с чего вдруг ему пришла в голову подобная мысль, почувствовала обжигающий взгляд на себе. Незнакомец без смущения осматривал мое тело, которое лишь немного прикрывала изодранная ночнушка. Уже не платье, но еще и не голышом. Вдруг его глаза резко сузились, потемнели, и широко раскрылись. Я аж дернулась от непонимания происходящего. Он наклонился ближе ко мне, и склонил голову на бок. 

- Ты!.. - выдохнул тихо, и в мгновение, схватив меня за руку, поднял и забросил на лошадь. 

- Что вы себе позволяете!? - взревела я, когда он уложил меня поперек седла, и примостил левую руку около моей пятой точки.

- Ты не имеешь права говорить со мной, пока я не разрешу тебе это делать! - прозвучало в ответ.

Ну уж нет! Что за невиданная наглость!? Это когда-нибудь прекратится!?

- Немедленно опустите меня на землю! Вы не имеете права! - я начала брыкаться, и лошадь пошла галопом. - Боже мой, отпустите меня, мне страшно! - заорала я, видя, как быстро сменяется картинка перед глазами. Земля то отдалялась, то приближалась, и меня начало подташнивать. Копыта семенили с невероятной скоростью, и казалось, я теряю последние капли рассудка.

На все мои мольбы ответом была тишина. Пришлось смириться, и поменять тактику. Сменить агрессию ожиданием.

- Скажите хотя бы, куда вы меня... пригласили? - промямлила я, не желая злить незнакомца иным вопросом. Жертва не имеет права знать место ее “назначения”, а потому я совершенно не рвусь ею стать. Будем предполагать, что я гостья. Скоро все закончится, это не может продолжаться целую вечность. Я очнусь в белой палате, и какой-нибудь доктор или практикант вскричит от радости, а потом его повысят в должности, или наградят... Я куплю квартиру, и заживу чудесной жизнью. Буду ходить на работу, и радоваться всему, как ненормальная. Пусть считают, что я сумасшедшая, я переживу. И забуду все, как страшный сон. Потому что, это и есть сон - слишком реалистичный, но сон.



Rey Rozalinda

Отредактировано: 29.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться