Сердце дракона. Книга 1

Размер шрифта: - +

Глава 11. Золотые оковы

 

Пещера, ранее изведанная Рином, оказалась подходящим местом, чтобы укрыться от непогоды и переждать холодную ночь: пол выстелен сухой травой, словно к приёму гостей готовились заранее и предусмотрели необходимые мелочи; имелось и местечко для разведения костра и даже было обложено камнями; да и сухие ветки хранились неподалеку, что оказалось так кстати промозглой дождливой ночью. 

Треск поленьев и горячий отвар, приготовленный Дагормом из кореньев и листьев, собранных по пути к укрытию, сделал своё дело. Измотанные, уставшие, но согретые костром и тёплым напитком, стражники и моряки быстро задремали. Лишь Стернс, глотнув из общей фляги, скривился и выплюнул всё на землю. Заснул ли он сразу или ещё долго сидел, слушая завывание ветра и шум дождя, Дален не знал. Но когда открыл глаза, то и Стернс, и все остальные спали ровным спокойным сном. Даже Рин, клявшийся рано утром оббежать остров, размеренно храпел в дальнем углу пещеры.     

Дален тихо поднялся и вышел.   

Утро выдалось прохладное и туманное. Море угомонилось после ночного разгула, и теперь волны покорно лизали выпирающие острыми пиками скалы. Влажный песок был вдоль и поперёк исчерчен следами птиц: тощих, голодных, слетевшихся на берег, чтобы поживиться тем, что принесла им ночная стихия.

Всё вокруг было завалено обломками лодки. И волны продолжали выкидывать на песок новые мелкие щепки, тряпичные обрывки и даже выбросили шляпу, ещё вчера покрывавшую голову Рики. Сейчас же под шляпу забралась облезлая ворона и сидела там, нахмурившись и стреляя по сторонам глазами-бусинками. Дален обернулся и кинул взгляд на гору, что послужила всем убежищем ночью: чёрную, высокую, всю облепленную вороньими гнездами. Жуткое каркание раздавалось то с одной стороны, то с другой. Порой зловещее, порой тоскливое.

Ногам было тяжело. Одетые в плотные сапоги, они увязали в сыром песке, и каждый шаг делался с трудом. Остановившись, Дален разулся и отбросил сапоги к деревянным обломкам. Глубоко вдохнул, достал из кармана на поясе медную монетку и подкинул. Медяк решил, что начать следует с правой стороны острова.

Холодный песок знакомо покалывал ступни. Туман начинал рассеиваться, а воздух прогреваться. На смену рассветной тишине приходил ветреное утро.

Меняя направление, хитрый ветер то и дело стремился поиздеваться над Даленом: раздражал глаза до слёз; забирался под тунику и щекотал спину; взъерошивал тёмно-каштановые волосы, грозя запутать их и наполнить песчинками, смешанными с морской солью. Ответом на его угрозы было лишь учащенное дыхание Далена и быстрый стук его сердца. Пробежав несколько миль, он остановился, выдохнул и опустился на раскоряченное бревно, непонятно кем и когда вынесенное из непроходимых лесных зарослей на берег.

Скалы остались позади. Шурша мелкой галькой, волны робко накатывали на берег и отступали обратно. Остров был невелик. Чуть вытянутый, обнесённый наполовину чёрно-синими скалами, он в своей середине представлял жуткое скопление непроходимых джунглей сочно-зелёного цвета: необычная смена растительности для пути на простой лодке всего в один световой день. За этой плотной стеной бурлила своя жизнь. Змеи – длинные, толстые, пятнистые, сливающиеся со стволами деревьев – свисали с веток и лиан и прятались под камнями, поджидая жертву. Раз ступив в их владения, Дален тут же отпрыгнул обратно. Нужен был хороший меч, чтобы рубить толстые заросли и бошки голодных рептилий, уже открывших пасть и высунувших длинные язычки, чтобы прочувствовать новое тёплое лакомство на вкус.

Немного передохнув, Дален опять пустился бежать. Песок уже прогрелся и начинал покусывать голые ступни. Пришлось прыгнуть в море и двигаться по линии волн, которые ласкались, словно верный пёс, о ноги моряка.

Дален любил море. Он дышал им, жил им, засыпал и видел во сне волны и ровный горизонт. А просыпаясь, тут же шёл к нему: то кроткому, то беспокойному. Эту любовь привил ему отец. Сухопарый, невысокого роста, с впалыми глазами, он мало разговаривал, а только часами возился с рыбацкой лодкой и снастями. Как-то давно он сказал Далену, что тот родился в море, у дальних серых скал. Мальчонка лишь рассмеялся, но с годами поверил, ведь никому не подвластная стихия продолжала влечь его и не отпускала от себя.

Из-за поворота вновь выглянули скалистые стражи. Круг завершался, и Дален приближался к месту ночного крушения. Замедлив бег, перешёл на шаг, опустил голову и рассматривал песок, будто надеялся найти нечто, что могло ускользнуть от его глаз в утреннем тумане.

– Вот ты где! – окликнул его старческий голос.

Дален вздрогнул, поднял голову и увидел перед собой скрюченного Дагорма со свежевыловленным крабом в руке.

– Мы не нашли тебя утром рядом с нами. Волновались.

– Нужно было осмотреть остров. Я решил сделать это сразу с рассветом.

Дагорм одобрительно кивнул.

– И как? 

– Тишь да змеи кругом, – развёл руками Дален. – И паренька того никак не сыщу. Буду смотреть под водой у скал чуть позже.

– Если и найдёшь, то скорее уже мёртвого, – глядя в никуда, прошамкал Дагорм.

Оба замолчали и смотрели на море, слушая его ровный шум.

– Да, – вдруг опомнился старик, – лорд Стернс ищет тебя. Он собирается вместе с охраной исследовать остров, а твоих ребят уже отправил в море. Его любопытство неутолимо. Так и хочет отыскать жемчуг поценнее и покрупнее.



Лана Каминская

Отредактировано: 28.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться