Сердце дракона. Книга 1

Размер шрифта: - +

Глава 13. Чужая в своём доме

 

Уже в который раз Ферран мерил шагами небольшую, скудно освещённую комнату. Время было далеко за полночь, и долгого разговора не планировалось, а посему хозяйка посчитала, что тремя свечами они с мужем легко обойдутся. Кто же знал, что каждое следующее слово вызовет у уставшего за день командира эмоций, оправданий и воспоминаний столько, что до утра хватит точно. Ещё и на следующий вечер останется.

Госпожа Стенден была сильно измотана. Невысокая, с густой проседью в некогда блестящих и длинных, цвета лесного ореха волосах, она поставила на стол кружку холодного травяного настоя и села напротив обеспокоенного мужа, подперев рукой подбородок. На лице женщины читался очередной тяжёлый день: двое малышей давно сладко сопели в дальней спальне. Проблемами старшего сына она собиралась заняться завтра – характер у того был ершистый, ведь мальчишка всем пошёл в отца. Одно женщина знала точно: мужа посвящать с эти проблемы сейчас не стоит. Иначе сорвётся больше обычного, и наладить привычную домашнюю атмосферу будет в десяток раз сложнее.      

– Сядь и успокойся, – устав смотреть на беспокойство мужа, медленно вымолвила женщина.   

Но тот, плотно сжав губы, продолжал метаться по тёмной комнатёнке, словно лев в клетке. 

– Сядь, – просьба повторилась, а кружка была пододвинута прямо к краю стола.  

Проследив взглядом за тем, как Ферран, наконец, опустился на крепкий кованый стул, отхлебнул из кружки, а затем разломал кусок хлеба и принялся его методично жевать, добавила:

– Опять Гверн?

Ферран утвердительно кивнул, взял догорающую свечу и поднес её к новой, ещё незапятнанной талым свечным воском. Вялый огонёк вцепился в свежий фитиль, и спустя секунду тот заколыхал оранжево-жёлтым цветом.

– Уже шесть дней прошло, как ты вернулся, – продолжила женщина. – Он отплыл на остров?

– Прибыл в порт тем же днём, что мы разошлись на развилке, – жадно подхватил тему Ферран, как будто изначально искал повод заговорить о Нольвене, но никак не решался сделать первый шаг. – И вечером был уже у капитана Мортенера. Отплыли вечером следующего дня, груженые водой, провизией и отрядом воинов на борту.

– Это всё Лукас передал?

Ещё один кивок последовал от военного командира и по совместительству мужа.

– Жалею, что не приставил Лукаса следить за Гверном раньше. Возможно, тогда и не произошло бы непонятной нелепости с деревенской лодкой. Теперь же я наказал Лукасу стать невидимой тенью Гверна.

– Корабль в пути уже четверо суток, – перебила Феррана жена, задумчиво уставившись на разыгравшееся пламя свечи. – Должно быть, есть на том острове что-то действительно стоящее, раз милорд не спешит возвращаться.

– Или что-то случилось... Или Гверн просто шляется, неизвестно, в каких водах, как продажная девка по площадям. – Стенден громко и смачно отхлебнул  из кружки и потянулся за новым куском хлеба.

– Не клевещи зазря. Гверн не силён в навигации, но с ним капитан Мортенер. Или ты и в его мастерстве сомневаешься?

Крыть было нечем, и Ферран молча проглотил упрёк жены. Та же разошлась и продолжала:

– Набрался бы смелости и рассказал Гверну всю правду. Не то я сама это сделаю... Сил у меня больше нет смотреть на твои муки.

– И даже думать об этом не смей! – взревел Ферран и с такой силой хрястнул о стол глиняной кружкой, что не выдержала, раскололась, а янтарная жидкость разлилась по столу, размачивая хлебный мякиш и капая на пол. 

– Тише, детей разбудишь. Не лезу я больше в твои дела, не лезу. Сам потом одумаешься, но поздно уже будет.

Раздосадованная женщина швырнулась испачканную в пролитом отваре тряпку в угол и выбежала из комнаты, видимо, опасаясь, что ещё одна лишняя секунда, проведённая в обществе влиятельного супруга, уставившегося в открытое окно, за которым уже давно царила непроглядная темень, может оказаться роковой для их и так уже давно непрочных отношений.

 

***

– А что я тебе битый час талдычу? – с тяжёлой отдышкой проворчала низкорослая седоволосая прислужница, выливая во внушительную по размерам купель тёплый отвар из высушенных розовых лепестков. – Опечаленная она сильно ходит. Оно и понятно, от чего. Мало, что не по своей воле сюда прибыла, так ещё и приехала в пустые комнаты, никем не встреченная, никому не нужная. А это, скажу тебе, не лучшая примета для помолвленной девицы, хоть знатной, хоть простой.

– Ну, а ты по-другому что ли за своего выходила? – тявкнула собеседница, баба лет на десять моложе, поинтереснее формами и поживее цветом лица. 

Процеживая заваренные в кипятке травы, она подавала один за другим настои старшей товарке и терпеливо внимала её причитаниям, про себя считая минуты, когда та, наконец, замолкнет. Вот очередная порция лепестков фиалки и ароматного репейника была выужена из глубокого деревянного ушата и отправлена в жестяное ведро, а благоухающая умиротворением жидкость бултыхнулась в самое сердце наполненной до краёв купели.



Лана Каминская

Отредактировано: 28.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться