Сердце королевы степей

Размер шрифта: - +

Глава восьмая. Практика и прочие неприятности

Утром Ровену разбудил глухой стук. Эрика разрабатывала удары, используя подушку. Художница сладко потянулась и спросила:

— Ну, как, что снилось?

— Жених, — мрачно буркнула воительница.

— Ух, ты, а кто? — Ровена даже подскочила с кровати.

— Говорю же: жених, — окончательно разозлилась Эрика, дальнейшие слова перемежались с ударами: — Мой... проклятый... жених... сын... Конунга...

На последнем ударе подушка лопнула и комнату засыпали перья. Зато Эрику это привело в чувства. Вдвоём девушки быстро прибрали. Ровена использовала бытовую магию, собирая лёгкие перья. Хозяйственные дела её не особо интересовали, но кое-что пришлось освоить. Заклинания очищения, например. Не ходить же постоянно с пятнами от красок.

После душа и переодевания в парадную форму настроение повысилось и у Эрики. Благодаря вшитым в воротник амулетам форма садилась по фигуре. Ровена долго крутилась перед зеркалом, оглядывая ладно сидящие тёмно-зелёные брюки с серебряными галунами, такую же приталенную куртку с нашивками. Завершающим штрихом стали светлый берет и чёрные короткие сапоги. Отличалась форма эмблемами: у мечников — скрещённые мечи, у боевых магов — дракон. Остальных Ровена пока не видела. Она осталась довольна своим видом. Правда, Эрика назвала подругу игрушечным воином. Братья, зашедшие за ними, сказали что-то про боевого цыплёнка.

Удивительно, но так же назвал Ровену и встретившийся у входа комендант крепости. Вернее, он сказал: «боевые цыплята», так как к ним присоединилась и Земляника, комплекцией от художницы не отличающаяся. А так же вполголоса высказал, что думает о наставниках, набирающих в воины детей.

После завтрака состоялось торжественное построение на плацу. Курсанты выстроились по периметру — напротив флагштока два отделения мечников. Справа — лучники и целители, слева — арбалетчики и боевые маги. Правда левая сторона оказалась значительно короче. Магов набралось всего десять, из них девять парней. В начале шеренги стояли Ник, назначенный наставником старшим отделения, и Лан. Завершающей предсказуемо оказалась Ровена, что девушку нисколько не смутило. А вот стоящий перед ней невысокий рыжеволосый курсант чуть не подрался с соседом справа, доказывая, что он выше.

— Ну, ты и вспылил, — заметила Ровена.

Рыжеволосый резко повернулся к ней.

— Ты хочешь сказать, что я не умею собой владеть?

— На руку свою посмотри, — посоветовала художница.

Задира глянул и охнул, кисть его руки и впрямь охватило пламя. Парень закрыл глаза, усмиряя магию, затем уже мирно сказал:

— Я — Дирк, как ты, надеюсь, поняла, огневик.

— Ровена, маг иллюзий, — представилась девушка.

Сосед Дирка хмыкнул и язвительно протянул:

— Оказывается, у нас в отделении не один, а двое головой в детстве уроненные.

— Заткнись, — дружно посоветовали Дирк и Ровена, моментально объединяясь против общего врага.

Сбоку послышался шум, к мачте с флагом академии подходили и тоже выстраивались преподаватели, Глава академии и гости. Накануне братья сказали, что ожидаются на построение какие-то высокие чины имборской армии, вожди орков, начальник пограничного гарнизона и градоправитель. Старшие отделений отдали команду: « равняйсь, смирно». Мечники, лучники и арбалетчики выглядели браво, а вот целители и маги такого впечатления не производили. Сказалось то, что в военные академии начали принимать не только выпускников воинских училищ, но и гражданских лиц. Вот эти лица картину несколько портили.

Наставница целителей, взглянув на подопечных, вновь закатила глаза. «К концу третьего курса точно косоглазие заработает», — сочувствующе подумала Ровена. Она мельком оглядела гостей и наставников и задержала взгляд на Ортене. Сердце художницы забилось сильнее, в руках появился знакомый зуд. Эх, зарисовать бы!

Ортен тоже смотрел на Ровену, в серых со стальным отливом глазах плескалось удивление. Похоже, не поверил братьям и не удосужился спросить у дяди, правду ли они говорят. Художница улыбнулась орку своей мечты наиболее милой из своих улыбок.

У Ортена слегка дёрнулся глаз, он быстро отвернулся. Ровена с ужасом поняла, какую ошибку допустила. Именно так она улыбалась тем, кого наметила себе в модели.

Но долго расстраиваться девушка не умела. Под приветственные речи Главы, градоправителя и прочих гостей она осматривала курсантов, стараясь поменьше крутить головой. Взгляд упал на дриаду с изумрудными волосами. Принцесса не отрывала глаз от Ортена. Вспышка ярости, охватившая Ровену, неожиданно прояснила мозги. В голове сам собой сложился план избавления от предполагаемой соперницы. На удивление мирный и довольно простой. Достаточно раскрыть инкогнито принцессы и пустить слух, что дочь правителя Сангрина приехала в Степной Каганат в поисках жениха. Не самой, разумеется, а задействовать Лана и Ника. Все парни объявляют слабую половину болтушками, а сами те ещё сплетники. Учитывая скорость, с которой Ортен сбегает от предлагаемых роднёй невест, должно сработать.

Ровена закончила обдумывать детали плана, когда прозвучала команда: «вольно». Затем курсанты отправились на малую арену. Состоялась вводная лекция, где Глава академии и комендант крепости объяснили план предстоящих занятий, распорядок дня, устав. Ну и, разумеется, комендант не упустил возможность рассказать о правилах проживания в общежитии.

Ник шепнул Ровене, обобщая пылкую речь толстячка: «Ничего нельзя».

По окончании лекции курсантов разобрали наставники. А после обеда вновь поступившим дали час на отдых и переодевание.

— Практика будет, — уверенно заявила Эрика, натягивая тёмно-серую полевую форму.

Подруга не ошиблась. Отделения мечников отправились на полосу препятствий, лучники и арбалетчики на занятия по топографии, целители — в городскую лечебницу, а боевых магов ожидал полигон с мишенями.



Наталья Алфёрова

Отредактировано: 11.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться