Сердце королевы степей

Размер шрифта: - +

Глава тринадцатая. Подснежник для Северной девы

Ровена так и не смогла уснуть, хотя до подъёма оставалось около двух часов. Вместо этого она принялась создавать иллюзию: алтарь с Владыкой Нижнего мира на нём. Художница закончила к тому моменту, когда перед пробуждением заворочалась Эрика. Фоморка повернулась на бок и лениво приоткрыла глаза. Взгляд уткнулся в устрашающую, подкрашенную лучами солнца картину. Эрика одним движением соскочила с кровати и схватила висящие на стене короткие клинки. Только тогда до Северной девы дошло, что перед ней. Она обессилено опустилась на кровать и прошептала:

— Торвальд Великий, спаси и защити детей своих, — и лишь после этой коротенькой молитвы добавила слегка хриплым со сна голосом: — Ро, разве можно так пугать?

— Но, скажи, хорошо ведь получилось? — спросила Ровена, любуясь творением.

— Предыдущая была лучше. Намного лучше... — Взгляд фоморки даже слегка затуманился при воспоминании об иллюстрации к легенде, особенно об одном из трёх красавцев на ней.

На лекцию по истории художница прибыла бодрой, полной сил и оживлённой. Ник и Лан, а следом за ними и Дирк с опаской присматривали за подругой, готовясь к возможным неприятностям. Мастер-коммандер дер Тревор тоже посмотрел на непривычно активную подопечную настороженно. Но вскоре успокоился. Девушка сидела смирно и неудобных вопросов не задавала. Даже дриадам повезло, художница решила ограничиться парой паучков. Визг, конечно, был. Но на скамейки уже никто не вскакивал. Правда, преподаватель возмутился и выдал:

— Просто невозможно работать! Нужно в этом зале разместить амулеты, оберегающие от насекомых и грызунов.

Никем не разоблачённая Ровена сидела с самым невинным взглядом и принимала к сведению, что о змеях с ящерицами речи не шло. После первого часа во время короткого перерыва художница случайно бросила взгляд на сидевших рядом Лана и Землянику. Влюблённые держались за руки, переплетя пальцы, трогательно, нежно. Ровена словно воочию увидела картину: степь, закат и идущие по ковыльным волнам к нему навстречу двое. Мужчина и женщина. Соединённые руки, соединённые судьбы.

Художница достала альбом, водрузила сверху лекционной тетради и принялась творить. Заметившие это друзья постарались сесть так, чтобы прикрыть Ровену от глаз преподавателя. Вошедший в зал и чуть не с порога приступивший к рассказу дер Тревор сделал вид, что ничего не заметил. По принципу: чем бы дитя не тешилось, лишь бы лекцию читать не мешало. «Дитя» и не мешало. Проблемы пришли оттуда, откуда не ждали. Когда наставник боевых магов остановился, перевести дух, с места поднялась принцесса дриад и сказала:

— Мастер-коммандер дер Тревор, разрешите обратиться.

— Разрешаю, — устало отозвался преподаватель.

— Смею доложить, что курсант дира Бранн занимается на вашей лекции посторонними делами. Рисует.

Весь зал: и целители, и боевые маги, замер в ожидании реакции наставника. В воцарившейся тишине отчётливо слышался скрип грифеля о бумагу. Ровена, хоть и слышала всё прекрасно, оторваться от зарисовки не могла.

Пожилой воин обвёл взглядом курсантов и остановил его на принцессе. Затем обратился к девушке:

— Курсант Розалия, если вы сможете создать иллюзию или картину хотя бы на четверть столь же искусную, как курсант дара Бранн, возможно, я и на ваши творческие порывы закрою глаза. Садитесь. Продолжим. При Эдине Первом, деде нынешнего короля Имбора, со Степным Каганатом был заключён военный союз...

Ровена, ошеломлённая реакцией наставника, на мгновение прекратила рисовать и послала преподавателю преисполненный благодарности взгляд. Ещё одного взгляда, но уже мстительно-предвкушающего удостоилась принцесса дриад. «Будет тебе змейка под ноги, коза изумрудная», — подумала художница и вновь отрешилась от окружающего. Дер Тревор продолжал монотонно читать лекцию, не подозревая, что своим поступком завоевал уважение у всех боевых магов и больше чем у половины целителей.

Перед посещением столовой друзья решили заглянуть в вывешенное перед входом в учебную башню расписание занятий. Земляника тихо сказала Ровене:

— Не обращай внимания на принцессу, не связывайся.

Художница удивлённо вскинула бровь.

— А ничего, что она мне пакость просто так сделала? И ведь коза изумрудная ещё о слухах не знает и о крысе и пауках для её свиты.

— Так это твоя работа? — восхищённо присвистнул Дирк. — Как живые, а я даже крысу прибить пытался.

Парни громко засмеялись. Ровена сделала вид, что засмущалась, но не выдержала и присоединилась к друзьям. Когда отсмеялись, вспомнили, зачем, собственно они стоят у расписания.

— Интересно, почему у нас больше всего лекций по истории? — громко и слегка возмущённо спросила художница.

— Потому, курсант дира Бранн, — раздалось сзади. Курсанты резко обернулись и вытянулись в струнку, приветствуя преподавателя. Марвин дер Молл, а это был он, склонил голову, принимая приветствие и продолжил: — Что история изучается лишь первые полгода. Зимой сдадите итоговый экзамен и попрощаетесь с этим предметом. Кстати, вместо практики у меня сегодня вы идёте к целителям. Мы с вашим наставником едем проверять полигон «Карагач». Но к дополнительному занятию я вернусь. Так что, Ровена, Дирк, не расслабляйтесь.

Смотря вслед уходящему наставнику мечников, Дирк растерянно почесал рыжую макушку и пробормотал:

— Да мы, как бы, и не... — добавив совсем тихо: — расслабишься тут.

— Не боись, прорвёмся, — хлопнул друга по плечу Ник и тут же отвлёкся на быстро идущую к ним Эрику.

Фоморка радостно улыбнулась и выдала новость:

— Практика у наших отделений совместная. Будем учиться домагическую помощь оказывать. Сначала вы на нас, потом мы на вас, или наоборот.



Наталья Алфёрова

Отредактировано: 11.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться