Сердце королевы степей

Размер шрифта: - +

Часть вторая. Глава третья. Встречи

Первым делом Ортен решил навестить Кайдена и Эйну, разведать обстановку, и решить, как подступиться к будущей невесте. Ну а если в гостях у них окажется Ровена, значит, так тому и быть. Придётся действовать без продуманного плана.

То, что ему не особо будут рады, орк догадывался. Но никак не ожидал удара в челюсть вместо приветствия. Мало того, Кайден повалил его лицом вниз, заломив руку, и прижал коленом к полу. Сыновья Эльфийского дракона тут же подскочили и принялись пинать ногами неожиданного гостя. Выглянувшая на шум Эйна с дочкой на руках, строго произнесла:

— Мальчики! Немедленно отойдите от Ортена. Нельзя добивать поверженного противника, — и тут же противоречиво добавила: — Я сама его добью.

— Эйна, я и пальцем Ро не тронул, — просипел орк.

Эйна вручила малышку одному из близнецов со словами:

— Уложите сестру и идите к себе. Не мешайте взрослым серьёзно разговаривать.

Братья отправились в детскую. До оставшихся доносились звонкие голоса.

— Сегодня ты малявку усыпляешь.

— А чего это я, твоя очередь!

— У тебя она быстрее засыпает.

— Всё равно твоя очередь.

Лишь после того, как голоса стихли, Эйна обратилась к мужу:

— Дорогой, отпусти Ортена и пройдёмте в гостиную, поговорим.

Кайден без слов послушался, отпустил орка, даже легко вздёрнул, поставив на ноги. Ортен почувствовал стальную хватку, вновь на себе испытав силу бывшего однокурсника, замаскированную типичной светло-эльфийской внешностью.

Эйна ждала у камина, наблюдая за пляской огня, поедающего сосновые дрова. Эльф толкнул Ортена к диванчику, сам же сел в кресло. Эйна повернулась, сделала шаг и встала напротив орка. Тот невольно выпрямился. Перед ним стояла не нежная мать и жена, не верная сестра, не внимательная наставница. Нет. Перед орком стояла грозная воительница, лучшая в Имборе.

— Ортен из рода Волков, — произнесла она тоном, способным заморозить птицу на лету. — Ты имел полное право не принять любовь Ровены. Отвергнуть. Но кто дал тебе право её растоптать презрением?

Ортен вздрогнул как от удара и принялся оправдываться.

— Те слова, что Ро услышала, были не для неё. Я так не думаю. Хотел поставить на место, уязвить каритского выскочку, что морочил ей голову. Я никогда так не думал и никогда не презирал Ровену.

— Значит, целился в соперника, а попал в мою сестру. Счастье, что Ровена, несмотря на хрупкость, тоже воин. И умеет держать удары.

Каждое слово Эйны словно стрелы пробивало душу орка, он крикнул:

— Да я жениться мечтаю на Ровене. Дед уже благословил, отдал фамильный женский перстень для моей невесты.

Со стороны кресла донеслось ехидное:

— Надо же, какая жертва с твоей стороны.

А вот Эйна оставалась равнодушно-отстранённой.

— Зачем тебе моя сестра, орк? — спросила она.

Ортен почувствовал себя раздавленным равнодушием своей наставницы, мнением которой дорожил больше, чем даже отцовским или дядиным, презрением эльфа — давнего соперника, которому тайно завидовал, и так же тайно восхищался. От охватившего отчаяния сказал правду, ту, что сам осознал только после отъезда художницы:

— Я люблю Ровену диру Бранн. Давно. Просто сам не понимал этого. Казалось, она никуда не денется, и всегда будет смотреть на меня восторженно, восхищённо. Она незаметно поселилась в моём сердце, вот здесь, — орк ударил кулаком в свою грудь. — Клянусь, я сделаю всё, чтобы завоевать её, вернуть её любовь. И прямо сейчас иду в дом родителей моей невесты, просить разрешения на помолвку.

— Не получится, — насмешливо заметил Кайден.

— Не получится в этот раз, буду пробовать снова, и снова, пока не добьюсь прощения.

Ортен поднялся с дивана.

— Ровена в Северном приграничье, создаёт работы для новой выставки, — пояснила Эйна.

— Сейчас же отправляюсь за ней, — решительно произнёс Ортен, упрямо выдвигая вперёд челюсть.

— Говорю же: не получится, — сказал эльф, тоже вставая. — С сегодняшнего дня все перемещения в Сент-Норд прекращены. Сезон Бурь.

Ортен растерянно посмотрел на Эйну, она кивнула и добавила:

— Пути не будет от пары недель до месяца.

— Ничего, я отправлюсь в Приграничье при первой же возможности, — решил Ортен.

— Что же, попытайся вернуть любовь, мы не будем тебе мешать, — Эйна тоже приняла решение. — Не будем, — с нажимом повторила она, глядя на нахмурившего брови мужа. — Если Ровена простит и согласится, значит, тебе повезло.

Около двери Ортен обернулся и произнёс:

— Простите.

— Нам не за что тебя прощать, — спокойно ответила Эйна.

Выходя, орк подумал, что лучше бы она его ударила, чем вот такое равнодушное спокойствие. Он осознал, что не только любовь Ровены придётся завоёвывать заново, но и уважение всех, кому она дорога: дяди, братьев, Эйны с Кайденом, всей Степной академии, старика-шамана со становища. Многим пришлась по сердцу юная художница.

Ортен всё чаще думал о Ровенне, и постепенно она заняла все его мысли. Художнице же, наоборот почти удалось забыть орка своей мечты. Ровена, очарованная заснеженным краем, самозабвенно творила. Приграничье не переставало удивлять, начиная с первых минут пребывания Ровены в этом неповторимом крае. И оказалось щедрым на встречи. Нис дер Норк, встретивший Ровену, как и обещал, у портала, перед отъездом в гарнизон показал гостье Сент-Норд.

Они объездили весь городок в экипаже, вместо колёс, поставленном на полозья. Повозку везли две лошади, Ровена раньше никогда подобных не видела. Покрытые густой шерстью, как и степные скакуны, но в два раза больше и мощнее.



Наталья Алфёрова

Отредактировано: 11.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться