Сердце машины. Стальной пилот.

Размер шрифта: - +

Глава 5. Пробуждение

Пока ты спишь, враг качается.

 

Стон мог бы вырваться наружу, но сил на него не было, да и мешала зверски раскалывающаяся голова. Чтобы понять происходящее вокруг требовалось открыть глаза, но даже сквозь закрытые веки Миша ощущал, как режет сетчатку от яркого света.

"Я умер", - логичная и единственная мысль, которая смогла объяснить парню его состояние. Истина пришла через несколько мучительных секунд: "Я жив".

- Воды? - как молотом по наковальне, по ушам ударил смутно знакомый голос. Наконец-то стон смог прорваться сквозь бессилие, но в ответ не было сострадания, лишь короткий смешок, за которым последовали чудовищно громкие удаляющиеся шаги.

Мысли были подобны перекати-полю, прилипшему к жвачке на трассе посреди бескрайних прерий из американских фильмов.

"Я пил", - не то вспомнил, не то понял Миша, изо всех сил стараясь открыть глаза. Тем временем грохот шагов снова приблизился. "Хватит...", - даже мысль сформировалась с чудовищным трудом.

- Попей. Там обезболивающее, - каждое слово болезненной пульсацией отдавалось в пустой черепной коробке. В голове Миши от любых звуков словно появлялся маленький металлический шарик, который начинал безостановочно биться в стенки. К губам прислонилось что-то холодное, в глотку полилась ледяная жидкость. Никогда еще Миша не пил такой вкусной воды. Мелкими глотками, понемногу, как когда-то учил Женя, чтобы организм не вывернуло обратно.

- Знатно ты надрался, - голос не унимался, продолжая его пытать. Капля за каплей следом приходили память и понимание происходящего, по крайней мере, в это хотелось верить. "Алиса?", - голос обрел имя и частичку осознания.

Что-то из вчерашнего пришло на ум, но еще не могло сформироваться в единую картину. Такси и просьба остановиться, чтобы стошнило не на джинсы. Тост про первый полет в космос… Правки шефа к тексту… Кардан...

- Чего мычишь? Болит? - обладатель голоса, судя по интонации, улыбался.

- Угу.

- Не удивительно, - голос все больше напоминал женский.

- М...

- Поспи еще, - парню наконец показалось, что он знал обладателя голоса. Словно это была Алиса.

С такой адской головной болью уснуть можно только вечным сном, поэтому Миша смог сделать невероятное - открыл глаза. Пусть даже не до конца, только чтобы убедиться, что он не дома, не у Жени, не на улице и не на дикой планете из дурацкого сна.

- Во... - конец фразы потонул за слипшимися сухими губами, но Алиса все поняла и вновь поднесла к его губам стакан с водой, с безумно вкусной, чистой водой. В этот миг Миша подумал, что ее собирали в серебряные чаши молодые девственницы из ручьев с ледников Олимпа - столь божественно приятной она была.

Последний глоток вернул вкусовые ощущения. Правда, Миша готов был поклястся, что во рту ночевал табун кошек без лотка. Пульсирующая вспышка головной боли вытащила еще частичку памяти о вчерашнем: “Нудная пара. Вонючие духи в метро. Пирамидка из стопок в баре. Просьба открыть окно в такси. Холодная рука Алисы на щеке”.

- Там обезболивающее из ампулы разбавлено, так что быстро подействует. Потерпи.

- Спас...с...

- Не за что, - Алиса продолжала улыбаться.

"Значит, не накосячил вчера. Или накосячил, но так, что можно не бояться. Хотя, конечно же накосячил - иначе как бы у бывшей проснулся?"

Боль медленно отступала и становилась не столь заметной - зато возникало ощущение, что все содержимое черепной коробки состояло из ваты. Маленькому стальному шарику становилось все сложнее биться о стенки черепа, и он угомонился, вместо этого став постепенно увеличиваться в размерах.

- Я сильно… Уф… Пьяный был? - Миша смог составить вопрос практически так же, как сформулировал в мыслях. Правда там он звучал быстрее и менее вымученно. Алиса ухмыльнулась:

- Когда приехал - сильно. Когда я достала из холодильника виски, то вообще в хлам ушел. Хотя это было для меня, чтобы мы в одной кондиции были. Стыдно?

- Стыдно.

- Да ладно, ты был хорошим мальчиком.

- Звучит, будто о собаке речь.

- Ну, ты лаял, было дело. Про шефа своего и эту, как там ее…

- Света?

- Да, да. Уже забыла. Ты больше ее сукой называл. И меня, кстати. Или уже не помнишь?

- Видимо, хорошо, что не помню. Но ты улыбаешься.

- Я же говорю - ты был хорошим мальчиком. Я даже не выгоню тебя прямо сейчас и предложу баночку пива.

Услышав про пиво, Миша ощутил одновременно желание расцеловать свою бывшую за столь щедрый и своевременный шаг, и желание добраться до туалета, чтобы обнять фаянсового друга. Из двух зол парень выбрал первый в жизни опохмел. Где-то на задворках памяти он сделал пометку, что надо будет поинтересоваться, почему раньше пределом мерзких последствий была сухость во рту, а теперь такое состояние, будто сержант Хорригон прыгал на нем в ботинках всю ночь. “Сержант Хорригон?” - Миша удивился, что смог вспомнить фамилию того идиота из сна.



Ирина Геллер, Герхард Блок

Отредактировано: 26.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться