Сердце машины. Стальной пилот.

Размер шрифта: - +

Глава 7. Ход оппонента

Отключите автоматическое целенаведение в настройках боевого робота - точка зрения робота может не совпадать с вашей.

- Наблюдательная станция Сигма-три, доложите ситуацию.

- Центр, говорит наблюдательная станция Сигма-три. Докладываем ситуацию: в пределах наблюдаемых точек выхода ситуация стабильная. Отклонений от списка прибытия не обнаружено, сомнительных кораблей проверено восемь единиц. Контрабанды обнаружено на трех кораблях, общий вес изъятых грузов составляет сто двадцать тысяч тонн. Продолжаем работать в указанном режиме.

- Принял, станция Сигма-три. Продолжайте наблюдение.

- Принял, Центр. Продолжаем наблюдение.

Оператор нервно сглотнул и отключил линию связи. Последнюю неделю все службы контроля в системе Периен продолжали держать в чрезвычайном режиме, ожидая вражеского вторжения. Звездная система, находившаяся на, как полагалось,  относительно безопасном расстоянии от демаркационной линии вдоль границ Ориона и Империи, всегда считалась одной из опорных баз военно-космического флота республики на точках соприкосновения с Империей. Потому здесь и располагались орионские верфи и ремонтные базы, а сами планеты превратились в огромные промышленные центры с разросшимися вокруг добывающих и перерабатывающих заводов городами в окружении отравленных отходами пустошей. И именно сюда теперь стремились прорвавшиеся флоты Империи, проломив оборонительные рубежи. Внезапно оказавшаяся на передовой Периен спешно готовилась к битве и постоянно укреплялась.

Масштабы космической войны были огромны, в сражения втягивались целые звездные системы, и десятки планет пылали в битвах, пока эскадры кораблей громили друг друга в попытках вырвать контроль над транспортными узлами. Целые армии превращались в расходные цифры на стратегических картах, и линии фронта проходили в космосе, ограниченные только дальнобойностью орудий. В трехмерном пространстве, где не существует даже строгого понятия верха и низа, точно обозначить, кому какие территории относятся и где проходит хотя бы теоретическая линия фронта, невозможно. Впрочем, общие представления того, что и кому принадлежит, все же оставались, но жесткая привязка к определенным точкам вблизи охваченных войной секторов обычно грозила орбитальными бомбардировками и градом ядерных ракет с собственными световыми двигателями, способными превратить в пепел целые континенты.

Единственным, что оставалось действительно ценным и достойным этой кровавой бойни - пригодные к колонизации планеты. Ресурсы и жизненное пространство – вечный источник споров, из-за которого войны в Галактике не прекращались. Даже идеологии и безудержный фанатизм отступали перед этими вещами, и Империя, разросшаяся сверх всякой меры, но так и не умерившая свой аппетит, знала это лучше всех остальных.

Экспансия требовала все больших ресурсов, что опять же вытекало в новые волны экспансии. Мало кто мог остановить марш имперских армий, но Орион принял вызов, отбросив столь могущественного соперника за свои границы. Впрочем, в Галактике давно ходит поговорка, что Империя всегда возвращается. Она снова обрушилась на Орион, и армии под командования Алиаса Тарсонского рвались вперед, к густонаселенным и богатым центральным мирам Ориона. Периен оказался на острие войны, и после разгрома Соларской группировки все ждали нового удара, теперь направленного на эту систему.

Первыми должны засечь приближающиеся корабли Империи наблюдательные станции, и сразу после подтверждения их гарнизоны будут спешно эвакуироваться. Защитное вооружение и дежурившие поблизости эсминцы могут разве что отбить первую атаку штурмовиков и перехватчиков, но никак не полноценный штурм ударных эскадр. Поэтому на станциях все нервничали, понимая, что счет будет идти даже не на минуты, а на считанные секунды.

- Может, они все-таки не ударят? – озвучил всеобщую тайную надежду оператор, проверявший показатели сразу на нескольких экранах. – Рядом ведь есть другие системы, не менее важные. Почему все так уверены, что имперцы пойдут прямо сюда? Уже неделю ждем…

- Да ксеносы их знают, почему так решили, у командования свои тараканы в голове. Разведка, может, или еще что…

- Да знатно обделалась разведка уже, раз профукали начала вторжения. Говорят, их даже встречать толком некому было. Сплетни ходят такие, что у меня волосы на голове и не только шевелиться начинают. Этот маньяк имперский рвется вперед, словно это его последний бой в жизни. Папочку порадовать хочет…

- А ну отставить болтовню, - рявкнул командир смены, проходя мимо. – Занимайтесь своими делами, а за распространение паникерских слухов полагается расстрел. Это я просто напоминаю всяким идиотам, что верят во все подряд. Мы уже били Империю, и не раз. Почему теперь что-то должно измениться?

- У меня множественные аномалии на радаре! – возбужденно выпалил оператор с другого конца контрольного зала, едва не подскочив на стуле. – Точка Дельта-Гамма-Пять! Сорок! Нет, пятьдесят аномальных сигнатур! Пятьдесят пять… Шестьдесят!

- Дурная кровь… Боевая тревога! – скомандовал командир, подбежав к своей контрольной панели и хлопнув по большой красной кнопке. Взвыла сирена. В ту же секунду на ближайшую планету было отправлено автоматическое сообщение, и сигнал тревоги разошелся по замершим в полной боевой готовности корабельным эскадрам и системам противокосмической обороны. Орион готовился к сражению за систему, и не собирался уступать ее без боя. – Подключить все сканеры и локаторы, определить типы и класс кораблей! Быстрее! Чем больше данных успеем собрать, тем больше шансов будет у наших ребят! Перевести все системы на повышенные мощности!



Ирина Геллер, Герхард Блок

Отредактировано: 26.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться