Сердце мира: часть вторая

Размер шрифта: - +

23. Воин

От Эртанда Таш отошел, только когда убедился, что тот мертв. Не верилось, что все получилось настолько просто. Тинат, который так ожесточенно сопротивлялся в прошлый раз, в этот стоял и ждал, пока его проткнут? Чушь какая-то.

Лаана, склонившаяся над Тэйхисом и двумя другими хранителями, печально покачала головой – убиты. Тем более странным казался поступок Эртанда, но думать о нем все равно не было времени.

Защитники Экоранты стремительно проигрывали. Если все ловушки, расставленные перед подземной крепостью, и предосторожности хоть сколько-то и помогли, Таш этого не заметил. Саттаро притащил с собой конструктов, и те сметали на своем пути все – стены, камни, людей. Ослепший Глаза Гор толком сражаться не мог, а присутствие воинов-ашареев, которых пригласил Реан, чуть не привело к катастрофе. Ришад сумел разбить одного из прорвавшихся в пещеру конструктов, но в припадке начал крушить своих же товарищей. Обезумевший шерд угробил троих, прежде чем его уложили выстрелами из лука.

Пытаясь его успокоить, погиб Реан. Хетта пала там же. Она хотела обрушить потолок на головы захватчиков, замешкалась и попала прямо в руки Саттаро. Ее смерти Таш не видел, но не сомневался, что предводительница хранителей погибла.

Лаане он пока ничего не сказал. Да та и сама обо всем догадалась, когда не нашла мать среди отступающих.

А этих отступающих можно было пересчитать по пальцам. Таш даже не понял, когда три десятка людей успели превратиться в жалкую пятерку: он сам, Лаана, раненая Кирна Повариха, чуть отставали Птица и Дареш, один из недавно присоединившихся хранителей, тот самый, кому Ярхе в Зехтаре рассказал о планах Саттаро.

Ламару осталась позади. Ее магия оказалась в этом бою бесполезной. Вода, которую она превращала в разъедающую кожу и металл кислоту, конструктам не причиняла вреда, а Саттаро с Турном были слишком далеко. Ллитку оглушил конструкт, а потом над ней склонился Саттаро, вырисовывая что-то на ее лице. Какой-нибудь нат подчинения, наверное. Таш не удивился бы, если бы вдруг увидел Ламару среди преследователей.

Саттаро принес вреда едва ли не больше конструктов. В особняке эс-Мирдов во время мятежа он был воплощенной неизбежностью. То же самое происходило и сейчас.

Таш уже привык к тому, что хранители знают о том, какой стороной упадет монета, до того как она коснется земли. Саттаро знал об этом еще до того, как она будет подброшена. Он в последний миг ускользал от летящих стрел, оказывался совсем в другом месте, прежде чем на него опускался меч, и не знал промахов. Способность зачаровывать человеческие тела, которой не обладал никто из хранителей Хетты, давала ему чудовищную силу.

С таким врагом невозможно было сражаться. И глупо было ждать, что он подставится так же, как свихнувшийся эс-Мирд.

Убей, - шепнуло в ушах. – Убей еще!

Зажмурившись, Таш прислонился к стене. Шедший от камня холод остужал разгоряченную кожу и заставлял притихнуть голос огня. Все воины-ашареи погибли в числе первых, и кое-кто совершенно идиотским образом, бросаясь в самоубийственные и бестолковые атаки. Теперь Таш воочию видел то, о чем когда-то предупреждал Реан, и не хотел быть следующим.

Спины осторожно коснулись ладони.

- Таш, милый! Нам надо идти!

Громкие приказы голосов в голове сменились на бледный шепот. Интересно, понимала ли Лаана, что если бы не она, ее возлюбленный поддался бы припадку гораздо быстрее? Но он помнил, как замахнулся на нее у колодца в Меррекете. Такого больше нельзя было допустить.

Хотя, может быть, он просто впервые по-настоящему испугался. Саттаро лишился всех своих конструктов, и его это не остановило.

Все они умрут здесь.

Таш повернулся и порывисто прижал Лаану к себе.

- Уходи через загоны. Быстро.

- Даже не думай, - она поправила съехавший сундучок с лекарствами, который повесила на длинную лямку через плечо, как это делал Жрец. – А вдруг там засада? Давай, вперед. Мы должны отойти к Глазам Гор, помнишь?

Их обоих толкнули сзади.

- Быстрее! К залу! – рявкнул Птица.

Глаза у пожилого силанца, одетого в хауберк – длиннополую кольчугу, были ошалелые. Все животные, которых он зачаровал, погибли, не принеся ощутимой пользы. Его любимого ручного варха Саттаро поймал прямо на лету и свернул шею. В тот момент Птицу аж затрясло – со своим пернатым спутником он был связан магией. Потеря питомца, должно быть, ощущалась так, будто ему отрезали руку.

За углом истошно заорал Дареш. Крик оборвался отвратительным шмяканьем, еще какое-то время продолжая звучать эхом в коридорах. Ему вторила грубая силанская ругань – похоже, разведчику удалось напоследок ранить Турна.

Таш сгреб Лаану в охапку и потащил ее к Срединному залу. Если погиб Дареш, значит, они опережали врагов всего на несколько десятков шагов.

В конце коридора уже ждал Глаза Гор. Таш впервые обрадовался, увидев его гордо выпрямленную фигуру с перевязанными глазницами. На груди конструкта красовалась вмятина – подарок от одного из «братьев», которых привел с собой Саттаро. Горный дух помог вначале, но потом, когда враги пробились в узкие коридоры, стал только мешать из-за своей слепоты, поэтому отступил к Срединному залу.



Алекс Рауд

Отредактировано: 16.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться