Сердце обреченных

Font size: - +

Глава 6

Как только отец вернулся с работы, их мать пригласила его и своих детей сразу же к ужину. На ужин были макароны с мелко нарезанной свининой в соусе. Вся семья сидела молча, и лишь только звуки ударяемых по тарелкам вилок говорили, что они еще здесь. Не потому что всем нечего было сказать, а потому что мать до сих пор находилась в скверном расположении духа. Хотя формально главой семьи считался отец, на кухне всегда главенствовала мать. А раз так, то не все в их семье мечтали остаться без вкусного и очень приятного на вкус ужина, в приготовлении которого так славилась она. Ведь дело было не только в самих макаронах, а в том, что какое бы блюдо не приготовила Лидия Николаевна для своей семьи, то оно могло достойно бы подаваться в лучших заведениях их города.

Тишину, воцарившуюся над столом, разрушил телефонный звонок. Лидия Николаевна хотела уже встать со стула, но ее остановил муж.

- Дорогая, - обратился к супруге Алексей Владимирович, - я пойду и возьму трубку. Я мигом. Это может быть по работе.

Молчаливым взглядом и кивком головы она проводила его из кухни, продолжая все также молча со своими детьми ужинать и в то же время в пол уха слушать телефонный разговор в другой комнате.

- Хорошо…Я согласен, - тихо говорил глава семьи, - можно и завтра. Во сколько? Это точно? Ну, мне надо подумать и подготовить почву. Я, в общем по большому счету, за… Да, конечно понимаю, но постараюсь сгладить все углы. Тогда завтра? Увидимся.

Было слышно, как в соседней комнате бросили трубку.

Через минуты две на кухню вернулся отец, и по лицу его было видно, что в уме решает какую-то невыполнимую задачу, которую явно не желает всем присутствующим озвучивать. Заметив это, Лидия Николаевна переключилась на мужа.

- Все в порядке? - спросила она, оглядывая его, а в ее голосе было слышно, что нотка недавней злобы сменилась на каплю беспокойства.

- Не беспокойся, - он сел на свой стул и, добавив, сказал, - завтра все решится.

Явно мучаясь любопытством, мать все-таки не стала расспрашивать своего мужа, да и дети молчали.

Через десять минут семья закончила с ужином и Анна вызвалась мыть тарелки. Свободные на этот вечер родители уселись вместе перед телевизором на диване, когда их старшие отпрыски разбрелись по своим комнатам, а младшая Полина, сидя перед ними на ковре, играла в куклы. Только под конец вечера глава семьи зашел в комнату старшей дочери, чтобы сказать, о чем был звонок, осторожно постучавшись в дверь.

- Можно войти? – шепотом произнес он, просунув свою голову в комнату.

- Да конечно, пап, - Аня была удивленна неожиданным ночным визитом отца. – Ты о чем-то хотел поговорить?

- Твоя мать только что уснула, - начал Алексей Владимирович, - и я хотел поговорить о завтрашнем дне…

По его внешнему виду было заметно, что мужчина сильно нервничает, хотя из-за всех сил старается этого не показывать.

- Дело в том…что…, - на этих словах он потер рукой правый весок, что всегда говорило о его внутреннем напряжении, - в том что… когда за ужином нам позвонили это было не с моей работы как я ожидал, а твоя бабушка Надежда Игоревна…, - он выдержал паузу, - и бабушка хочет завтра вечером прийти вместе с тетей Ингой к нам домой.

- Тетя Инга… у нас! – девушка чуть ли не воскликнула от радости.

- Тише ты! – шикнул на нее отец. - Мать разбудишь! В общем, завтра мне потребуется твоя помощь.

- Конечно! Сделаю все что смогу.

Родитель стал ходить по комнате из угла в угол, держа за спиной руки и явно обдумывая план действий.

«Как на войне» подумала дочь и частично она была права. Лидия Николаевна давно объявила почти в открытую войну своей младшей сестре, но не хотела этого признавать, мотивируя тем, что так делает на благо только своей собственной семьи. И отец сегодня и завтра будет с помощью своего ребенка что-то типа переговорщика между разными сторонами одной войны, потому что одна из них не хочет идти на примирение.

Алексей Владимирович понимал что, вовлекая свою почти взрослую старшую дочь в их проблемы не особо честно, но выбора особого не было за такой короткий срок разработать план лучше, чем сейчас у него был. Дочка Аня любила свою тетю и ради нее его супруга постарается держать себя в руках при гостях. По крайней мере, он надеялся на это. В общем, дело осталось за малым, то есть посвятить ребенка в свой план.

- Так…Аня, - заново начал мужчина говорить. - Как ты знаешь завтра твоя мать собирается в магазин помочь тете Наташе с выбором нового костюма, платья или чего то там еще, - на этих словах он пренебрежительно помахал прочь рукой так, как если бы рядом стоял противный человек и он его гнал от себя подальше. - В общем, привычные женские хлопоты. Ты в курсе, как это бывает. Верно?

Да она была в курсе, так как сама была представительницей женской половины человечества, любящая шопинг. Сама не раз уже посвящала не один день на эту маленькую радость в сердцах прекрасной половины человечества и поэтому прекрасно понимала маму, которая собралась завтра за покупками с тетей Наташей. Тетя Наташа была старой маминой подругой и, наверное, дружила с ней с самого института, в которой обе они и учились. Всегда собранная и пунктуальная, она была, безусловно, преуспешным человеком в этой жизни, но у нее был, по мнению самой Ани, небольшой изъян в характере. Он заключался в том, что мамина подруга вечно искала причину и момент над которым можно было посмеяться и не всегда эти шутки были добрыми. Но они вдвоем с матерью понимали друг друга с полуслова и были не разлей вода на протяжении многих лет. Аня даже не помнила ни одного случая из своей памяти, чтобы они хоть когда-либо сорились.



Авежанковская Светлана

Edited: 01.05.2017

Add to Library


Complain