Сердце обреченных

Font size: - +

Глава 11

Артур с Аминой сидели молча в зале вместе с бабушкой, которая вязала, по всей видимости, кофту параллельно смотря какой-то сопливый сериал по телевидению. За полчаса их прибытия, бабушка почти ничего не сказала им, только поначалу поворчала на их дядю Сашу, который быстро ушел… и все. Как будто их нет и не было никогда! Баба Лена всегда была со скверным характером и часто сорилась с своими родными, жившими с ней под одной крышей. Особенно сильно это ее качество проявлялось, когда те не слушались ее приказаний. Ребята это прекрасно помнили по своему прошлому, поэтому и не лезли к ней с вопросами или рассказами о своей жизни. В прошлом, когда их отец был еще жив, они вчетвером, а если быть точнее впятером вместе с бабушкой, жили здесь. Постоянные слезы, ссоры, упреки – без них, наверное, проходил только очень редкий день. И то это было только тогда, когда она уезжала к кому-нибудь в гости. Приехав сюда обратно в этот город, они честно ожидали, что будет все что угодно, но только не молчание.

А в квартире все осталось по-прежнему – все тот диван, все та же шторка. Буквально все! Только фотографии стоявшие на столе поменялись. Амина решила посмотреть их и поднялась со стула. Она молча подошла и стала вглядываться на лица в красивых рамках. У нее сжалось сердце, когда поняла, что на большинстве фото изображен отец. От нахлынувших воспоминаний о нем, девушка неожиданно для себя осознала что, хоть и прошло уже достаточно времени, она все так же ждет его прихода. Вот отец откроет дверь своим ключом и…

- Я тоже по нему скучаю, - неожиданно отозвалась бабушка. – Порой даже забываю, что его нет, - и, сидя все так же в кресле, заплакала.

- Бабуля, - только и вымолвила внучка, подбежав к ней, чтобы успокоить.

- Баба Лена, - Артур сделал попытку переменить возникшую тему разговора, - А что вы вяжете?

Парень на уровне своей интуиции понимал, что если у него это не получится сейчас, то очень скоро здесь будет потоп. И дело совершенно не в том, что ему не хотелось видеть кучу слез, а в том, что совершенно не хотелось портить день своего приезда, наполняя полностью хоть и чужими, но страданиями.

- Да так просто, - ответила родственница, - вяжу, чтобы руки занять. Вы, наверное проголодались.

- Есть немного, - скромно проговорила Амина, а Артур только кивнул.

- Сейчас по быстрому приготовлю вам яичницу, - и тяжеловатой поступью направилась на кухню.

Ей потребовалось немного времени на приготовку простенького блюда, и достаточно скоро ребята уже старательно работали вилками. Они были, мягко говоря, голодны, так как на часах уже почти три, а во рту с самого утра ничего не было.

Бабушка тактично подождала, пока они доедят все со сковородки, и уж тогда начала потихоньку их расспрашивать.

- Как дела у вас? – с этого вопроса бабушка начала свой разговор, - Как доехали?

- Спасибо. Все нормально. Все хорошо у нас.

Они почти хором ответили, боясь, что произойдет что-то еще.

- Я рада за вас, - невесело произнесла она. – А как мать?

Это был тактичный вопрос. На самом деле баба Лена задала его просто только потому, что так полагается. У нее в душе была сильная ненависть к Марине, приходящаяся матерью собственных внуков. Старушка с полной уверенностью считала последнюю убийцей собственного мужа и своего родного сына, и плевать ей было на то, что в момент смерти молодая женщина была в другом конце города.

- Работает, - коротко, словно отрезал, произнес Артур, но, быстро сообразив, что это было грубо с его стороны, перевел диалог в другое русло. - А как ты тут поживаешь?

- Да как обычно… болею!

И тут понеслось. Старушка никогда не отличалась особой сдержанностью в описывании всех своих недугов и недругов, далеких и близких. Как обычно, она с удовольствием прошлась бы по всем своим знакомым, описывая все их мерзкие поступки и мысли. Бабушка, имея завидную для многих память, в мельчайших подробностях описывала все, как будто ничего и не изменилось. Как будто они и не уезжали никуда. От бесконечных рассказов ее отвлекла Амина, неожиданно перебив на месте где была жалоба на «чудесного вида» соседскую собаку, которая ей спать не дает ночью.

- А как дядя Саша? – как только девушка задала этот вопрос, бабушка в лице переменилась.

От той вечно жалующуюся на все старушку не осталось и следа. Лицо моментально перекосило злобой, и улыбка на ее лице стала довольно неприятной.

- Да без понятия, как он поживает, - голос бабы Лены выдавал сильную злобу в ней. - Он совершенно испортился, когда стал встречаться с этой со своей шлюхой, на которой потом женился. Все елозит перед ней как щенок на цыпочках. Видите ли, он ее любит, - на этом месте она передернула плечами, и, отвернувшись в сторону, сплюнула, - жить без нее не может. Меня совершенно не приглашает к себе, как будто сторонится. Это она мозги ему, моему сынку запудрила, чтобы со мной реже видался, а Саша и соглашается. Сами видели как он сегодня поступил, гаденыш! Мать совершенно не уважает! Сын называется, с матерью не может повидаться нормально. А она же такая же, как и ваша, ведьма!

Бросив яростный взгляд на своих внуков, она замолчала.

Брат с сестрой прекрасно поняли, о ком она говорит, но чтобы не довести до ссоры все же промолчали. Даже Амина понимала что, если будет доказывать обратное, все может кончится плачевно для них с Артуром. По этой причине, чтобы сдержаться в этот раз, она просто опустила взгляд на свои коленки.



Авежанковская Светлана

Edited: 01.05.2017

Add to Library


Complain