Сердце обреченных

Font size: - +

Глава 16

- Дорогая, да успокоился же ты, наконец! - не выдержав долгого молчания, очень громко на повышенных тонах сказал Алексей Владимирович.

После ухода гостей Лидия Николаевна была сильно разгневанна похуже бешеной пчелы, у которой силой забрали последние остатки мёда пренебрежительно перед этим отнеслись замахнувшись на нее. Убрав разбитое стекло, она, взяв тряпку в руки, стала с усердием оттирать те места в своей квартире, где могла бы коснуться рука Инги, вычищая за последней, только ей видимую невыносимую грязь. Параллельно женщина что-то бубнила себе под нос, но, из-за очень тихого голоса в этот момент, даже собственный муж, стоя на минимальном расстоянии самого меньшего уровня опасности плохо ее слышал. Она, по всей видимости, ругалась на всех участников прошедшей битвы, а может даже проговаривала очищающую жилье молитву.

- Ты меня хоть чуть-чуть слушаешь?- снова обратился к ней супруг. - Я же тебе говорю! Брось тряпку живо!

Женщина только посмотрела на него так, как смотрят только на самого настоящего злейшего врага.

- Хоть чего-то добился..., - вздохнул он, пытаясь удалить из своей памяти этот злобный взгляд, но сделать этого у него не получилось.

Как только он свои слова произнёс, жена ещё тщательней стала оттирать мебель, как будто, они только укрепили ее намерения наведения идеальной чистоты.

- Ну и чёрт с тобой! - не выдержал Алексей Владимирович и, развернувшись, направился прямиком к комнатам дочерей.

Подойдя к дверям старшей Анны, он услышал едва различимый плач в соседней комнате. Дверь, как и ожидалось, была не заперта. Ксюша была слишком маленькой, чтобы доставать до дверного замка, и слишком юной, чтобы иметь свои собственные секреты требующие закрытых дверей. Открыв дверь, отец увидел, что девочка сидит в углу с красными от слез глазами и крепко обнимает мишку.

- Ксюша, а ты чего это так горестно плачешь? - спросил он, пытаясь улыбнуться, чтобы успокоить дочь.

Да жена его поступила скверно, но это не повод не обращать внимания на чувства других. Особенно своих собственных детей.

- Папа, - девочка попыталась смахнуть слёзы рукой, - я не хочу, чтобы мама выбросила мой подарок!

При этих словах малютка ещё сильнее за жала в объятьях плюшевую игрушку.

- Это тётя Инга тебе подарила? - для отца это было очевидно, но он все-таки задал этот вопрос, чтобы как-то успокоить ребёнка.

- Да! - но она заплакала ещё больше.

"Как просто можно заслужить доверие ребёнка! Хватило всего лишь игрушки… .А ведь она ее никогда не знала" - в мыслях удивился он.

- Ксюша, перестань, пожалуйста, плакать, - попытался снова ее успокоить мужчина, предложив первое, что пришло в голову. - А давай маме пока не будем говорить о мишке? А?

- Как это? - не поняла дочь.

- А вот так! - отец улыбнулся ей. - Ты ее спрячешь на время, а потом скажем маме, что это я тебе его подарил. Хорошо?

Лицо Ксюши буквально на секунду засияло, но скоро вновь на ее лице появились слёзы.

- Я не знаю, куда ее спрятать, - прошептала она.

Отец не растерялся, так как понял, что надо делать.

- А вот сюда, к примеру, - и Алексей Владимирович открыл самый нижний отсек прикроватной тумбочки, на дне которой почти всегда лежало постельное бельё, - Спрячем под этим покрывалом. Смотри, - он положил род тряпки игрушку, - не видно?

- Не видно!

- И мама сюда почти не заглядывает!

Девочка сразу же образовалась и, вытащив назад игрушку, и снова, также как и минуту назад ее отец, спрятала.

- А теперь, - обратился к ней родитель, - перестань плакать, а то мама увидит твоё красное от следов лицо и может узнать и о подарке. Хорошо?

- Хорошо, пап!

Где-то рядом с боку раздалось успокаивающее урчание серого пушистого комка. Так и есть! Кошка, услышав плачь ребенка, зашла в комнату.

- Смотри, Ксюша, - и Алексей Владимирович взял животное на руки, - к тебе Тиша пришла!

Девочка протянула свои маленькие рученки к домашней любимице и взяла ее на руки.

- Тиша…

- Да, Тиша. Она пришла к тебе, чтобы сказать, что все будет хорошо, - мужчина посмотрел, как кошка одним своим присутствием успокоила ребенка, а после, убедившись, сказал. - Тогда оставайся пока здесь вместе с ней, а я пойду навещу твою сестренку.

Он вышел, закрыв дверь, и подошёл к комнате старшей дочери. Как и ожидалось, дверь была закрыта на замок.

Алексей Владимирович постучал. Тишина. Ещё раз. Ноль ответа. Напрягши смесь свой слух, отец услышал тихие всхлипы Анны.

- Аня, открой дверь. Это папа, - как можно тише, чтобы услышала дочь и не услышала жена, произнёс он. - Милая, ты все отлично организовала.

Вновь не было ответа. Мужчина хотел лично, с глазу на глаз передать слова выгнанной из его собственного дома родственницы, но, по всей видимости, сейчас это сделать не получится.



Авежанковская Светлана

Edited: 01.05.2017

Add to Library


Complain