Сердце обреченных

Font size: - +

Глава 37

- Ты где был? – грубо спросила Лидия Николаевна своего супруга, как только он закрыл за собой входную дверь. – Отвечай! Где ты был?

Женщина стояла в дальнем от двери конце коридора, широко расставив ноги и сложив руки на груди.

- Умолкни, Лида, - буркнул он, снимая свою обувь.

Внешний вид Алексея Владимировича очень хорошо показывал, как тот устал и подавлен, но данный очевидный факт нисколько не остановил пыл супруги.

- Отвечай же! – потребовала она ответа и угрожающе затопала ногой, отбивая достаточно простой такт.

Мужчина сел на скамейку и тяжело вздохнул.

- Подожди. Дай хотя бы снять уличную одежду и одеть что-нибудь домашнее, а еще лучше дай чем-нибудь поужинать.

- Никакого ужина не будет! - зло ответила ему жена. – До тех пор, пока ты не объяснишь мне, где ты был.

Она не собиралась уступать ему ни на шаг, так как до сих пор была зла на его позицию в отношении сына.

Алексей Владимирович прекрасно понимал ее состояние, но не хотел в данную минуту с ней бороться. Он просто очень устал. Устал от постоянного напряжения преследующего его в последние дни. Устал от секретов, недомолвок, работы, а также от своей семьи. Устал от ставшей постоянной в последнее время неадекватности своей супруги, от постоянных выходок своего сына, от всего, что его окружало в последние месяцы. Ему просто хотелось хоть какой-нибудь передышки, хоть какого-нибудь отпуска за несколько лет непрерывной работы. Хотелось все бросить и уйти.

Алексей Владимирович просто не стал спорить с ней и молча, встав со скамейки в коридоре, прошел в уличной достаточно мокрой одежде на кухню. Лидия Николаевна последовала за ним по пятам. Мужчина достал из шкафа маленькую пиалку, в которую частенько клали конфетки для младшей дочери Полины, и сел за стол.

- Ты мне что-нибудь все-таки скажешь? – вновь потребовала супруга, расставив руки по обе стороны стола, и зло посмотрела на мужа.

«Вот так бы ты с сыном дома обращалась, как сейчас со мной» - подумал мужчина, но в слух ничего не произнес.

Громко вздохнув, мужчина полез в карман и достал пачку сигарет. Лидия Николаевна от удивления открыла широко глаза, ведь такого она уже не видела долгие годы.

- Так ты теперь еще и куришь? – возмутилась она.

- Я тебе что маленький что ли? – не выдержав напора своей жены, заорал на нее муж. – Что ты постоянно орешь на всех тут?

- Я? – негодующе воскликнула супруга.

- А кто? – ответил ей Алексей Владимирович. – Это не я стал частенько быть не в адеквате!

- Ты намекаешь на то, что я сумасшедшая? – произнесла женщина с чувством глубочайшего оскорбления, при этом поднеся руку к своей груди. – Это ты меня считаешь сумасшедшей?

Мужчина, затянувшись сигаретой, зло на нее посмотрел.

- Это ты избаловала нашего сына! – выпалил он.

- Я и его и не баловала!

- Это ты должна его была воспитывать, когда я все свое время тратил на работу!

- И, в отличие от тебя, я его прекрасно воспитала! – Лидия Николаевна при этом не чувствовала внутри себя никакого чувства вины, так как и вправду так считала.

- Оно и видно!

Алексей Владимирович со злостью стукнул по столу кулаком, гневно посмотрев на жену.

- Ах, так! – возмущенно произнесла женщина. – Вот твой ужин, который я тебе приготовила! – и она указала пальцем на поднос стоящий на плите. – И завтра ты сам себе готовишь утром завтрак!

И сразу же в обиде развернулась и ушла, хлопнув кухонной дверью. Алексей Владимирович остался наедине с самим собой.

- Наконец-то, - прошептал сам себе мужчина, почуяв долгожданную тишину.

Докурив он встал со стула и стал накладывать сам себе ужин. Поставив тарелку в микроволновку для разогрева, Алексей Владимирович вновь закурил.

В это же самое время Лидия Николаевна ушедшая в гостиную, со злостью плюхнулась на диван. Своим очень сердитым видом, она напугала сидящую почти рядом с ней на полу Полину.

- Мама, почему ты злая? – спросила ее взволнованным голосом испуганная дочка, крепко сжимая в объятьях медвежонка, которого ей подарила тетя Инга.

Больше всего девочка сейчас боялась, что мама обо всем догадалась и поступит также со ставшей уже любимой игрушкой, как она поступила с вазой сестры Ани.

- Ничего!- все также зло ответила ей мать. – Сиди и играй, а меня не спрашивай! – и сразу же взяла в руки пульт от телевизора.

Женщина попыталась найти какое-нибудь ток-шоу, чтобы выместить свою злость на ком-то. К примеру, на участников телешоу.

Полина, услышав ответ матери, заплакала и, обняв медвежонка, быстро убежала в свою комнату. Лидия Николаевна даже взглядом не повела, как будто и не заметила, на слезы своего ребенка. Она даже ничего не сказала, когда мимо нее прошел ее муж.



Авежанковская Светлана

Edited: 01.05.2017

Add to Library


Complain