Сердце Охотника

Размер шрифта: - +

Глава 3. Бал

Средь пёстрых картин одинаковых дней
Шедевр-счастье - невзрачен.
Но хоть обойди миллион галерей,
Твой шедевр один, однозначно.

Так где-то среди одиноких ночей
Появится солнце однажды.
И ты его ждёшь, не смыкая очей,
И нет сильней этой жажды.

За окном, среди тысяч других, в вышине
Неярко, быть может, мерцает
Звезда, что видна одной только тебе,
Пусть даже никто не узнает... 

А после отчаянья, слёз, пустоты
И вера в чудо родится.
Пусть голову кружит не страх высоты,
А желание в ней раствориться...

Айлин

Дворец сверкал, как невиданный бриллиант - у меня не хватило бы слов, чтобы описать его, настолько он был... великолепен. По крайней мере для меня, деревенщины. Но домом такое "расфуфыренное" здание, наверное, любому назвать сложно. Вроде и красиво, и богато, и со вкусом, но как-то неуютно. Будто стены давят на тебя, норовя похоронить под собой...
"Не драматизируй" - отчитала сама себя же, глядя, как служанки быстро и сноровисто раскладывают по моим покоям привезённые вещи.
Вскоре пришёл лекарь - представительный такой мужчина лет пятидесяти на вид, со смешной козлиной бородкой и острыми, как бритва, глазами болотного цвета. А с ним акушерка - невзрачная такая женщина с серым платком на голове и усталым обрюзглым лицом. Они быстро осмотрели меня. Довольно неприятная в психологическом плане процедура, но она прошла будто мимо меня, словно вовсе и не со мной - меня окутывал туман неясных размышлений, обрывков мыслей, кои я всё никак не могла понять. Отрешённая потерянность, так я назвала бы своё состояние.
В первый день пребывания в замке я просто сидела в своих покоях, изредка прохаживаясь и в основном читая - это помогало отвлечься. А вот на второй мне прямо с утра заявили, что все невесты должны готовиться к балу, где они продемонстрируют свой Дар.
"Почему я должна заставлять себя делать то, что не нужно не только мне - никому?" - спрашивала себя я, как-то без энтузиазма собираясь на этот чёртов бал. 
- Пора. Пойдёмте, лаэри, - скромно потупив взор, произнесла одна из служанок, присев в книксене.
Перед смертью не надышишься.
- Пойдём, - кивнула я.
Вроде бы только близился вечер, а коридоры уже были темны, и замок всё больше походил на огромный разукрашенный лабиринт. Пусто и холодно.
- Лина?! - Громко, восторженно воскликнул кто-то позади, заставив меня обернуться.
- Див?! - Я, безмерно удивившись, разглядывала бегущую мне навстречу девушку, за которой тенью семенила служанка. - Див! Ты здесь?.. Что, тоже невеста?..
- Ха, так вот за кого тебя твой отец замуж-то выгонял, - хохотнула она, заключив в крепкие объятия моё обрадованное тельце, - Господи, ну наконец-то кто-то нормальный в этом дурдоме... видела бы ты этих мегер!
- Каких? 
- Наших, с позволения сказать, соперниц, - поморщилась рыжая, - Все красивые, но как будто уже победили. Одна - спокойная вроде, лаэри высокородная, но смотрит на всех нас так, будто мы черви, и разговаривает соответствующе. Вторая, тейнери, наглая такая, пробивная, сходу чуть скандал не устроила! Наэри, третья, вроде более-менее, но больно невзрачная. Хотя, как говорится, в тихом омуте... Кстати, почему тебя на обеде не было?
- Нездоровилось, - отвела глаза.
- Ясно. К тьме тебе не сдались мы и этот конкурс, - верно поняла меня подруга, - А зря. Принц, между прочим, очень даже... не знаю, как сказать... - мечтательно прикрыла глаза она.
- Ты меня убить хочешь? - Театрально схватилась я за сердце, - Неужто моя феминистка-подруга влюбилась?..
- Иди ты к тьме! - Надула губки та, но покраснела - значит я, хоть немного, но права. Н-даа... 
- Так ты у нас настроена на победу? - Прищурилась я, - Тебе оно надо? Быть королевой - вряд ли весело.
- Уж это я как-нибудь пережила бы. - Хмыкнула она, - Знаешь, многое бы отдала просто за то, чтобы не возвращаться к той грязной жизни на улице. Но ещё больше - за счастливую семью. Если бы действительно влюбилась в Эйрена... тьфу-тьфу-тьфу, избави небо... то тогда да, боролась бы. А так... К тому же, там есть некоторые обстоятельства... а, не важно. 
- Так он уже "Эйрен"? - Многозначительно выделила я.
- Ой... иди к тьме! - Решив, что я безнадёжна (да, это так), закатила глаза подруга, - А ты как настроена? Одета, словно монашка.
- В отличие от тебя, - выразительно оглядела её с ног до головы, - Что только подтверждает мою теорию...
Див сегодня и впрямь была чудо, как хороша: соблазнительное красное платье в пол подчёркивало тонкость талии и высокую грудь, красиво сочеталось с пламенно-рыжими волосами, в которых, казалось, запутались язычки огня, рубиновое ожерелье, серьги и подкрашенные, ведьмовские зелёные глаза так и сияли на свету. От всей её фигуры будто исходит жар, какая-то энергия, что бывает или перед важным выступлением, или когда Див хочет кого-то добить...ся. 
- Ты тему-то не переводи. - хитро улыбнулась она.
- Если честно, я сама не до конца понимаю, - честно ответила я, - А может и понимаю, но в таком случае лучше бы я была не права.
- Заинтриговала... - протянула та, озорно сверкая глазами. 
- Простите, что прерываю, лаэри, - вдруг подала голос одна из сопровождающих нас служанок, - Но вам пора. Бал сейчас уже начнётся.
Вздохнув, я степенно кивнула и поплелась, куда поведут, тихо перешептываясь с подругой.
Я вдруг поняла, что безумно рада видеть её здесь. За всё время знакомства мы с ней стали почти сёстрами, и в этих ничего не значящих разговорах с ней мне становилось легче.  

...

Дивина

Мы остановились у белых деревянных дверей, украшенных серебром, в две меня в длину, которые открывали перед гостями два забавных мальчика-лакея. Проход слегка мерцал, он не пропускал тех, кого не приглашали. Его мы без проблем прошли.
Ещё издалека слышалась весело поющая скрипка, громкий разноголосый смех и разговоры, а когда мы вошли — донеслись приятные ароматы разнообразных закусок, духов, ненавязчивых благовоний и ароматизированных свечей, а по глазам резанул яркий свет, блеск множества украшений в самом зале и на всех гостях. Даже посуда, и та была из золота, серебра и хрусталя. Начищенные до зеркального блеска плиты пола, изящество, тонкий вкус и шик в каждой безделушке, витиеватые сладкие речи — я такие если и слышала, то очень-очень давно...
Вот теперь мне  показалось, что я попала в сказку. Ненадолго, но всё же.
Бал, как я поняла, ещё не начался. Гости были беспорядочно «раскинуты» по роскошной зале, и не танцевали, а переговаривались и потихоньку пристраивались к угощениям, да и музыка была лёгкой, не танцевальной. Ложа, предназначенная для короля, пустовала.
Нас, то есть невест - пятерых прекрасных "счастливиц" до поры до времени посадили в уголок, чтобы наблюдать за нами можно было разве что украдкой.
- В этом что-то есть, - тихо признала я, наблюдая за развернувшимся действом.
- Думаешь? - Кисло скривилась Лина, - По мне так сборище скучающих пижонов.
- Что же вы тогда находитесь здесь, лаэри? - Проткнула её взглядом тейнери Брина, черноглазая брюнетка, уже ненавидящая всех нас.
- Явно не потому, что сама захотела, - фыркнула подруга, подёрнув плечами.
Между тем, бал начался. Наконец, объявился его величество - грузный невысокий мужчина с густой тёмной бородой на мясистом лице и волевым, острым, злым взглядом. А за ним и сам виновник торжества. В белом парадном костюме, шитом золотой нитью, он смотрелся величественно и отстранёно. Ни тени эмоций на идеальном лице - словно не с потенциальными невестами предстоит познакомиться, а армию в бой повести. И всё же...
- Если хочешь убедить меня, что ты не влюбилась - убери из глаз танцующих чертей, - на грани слышимости шепнула мне Лина, - У тебя на лице написано: "Хочу. Заверните".
- Иди к тьме! - В который раз повторила я, не без подозрения скосившись на подругу. - Что-то ты слишком много об этом говоришь...
Она не успела ответить (а жаль), как объявили наши выступления. Первой пошла наэри, её Дар - сочинять стихи. Душевно, я прониклась. Гости довольно громко аплодировали. У тейнери оказался Дар рисования - она за полминуты нарисовала портрет принца, да так, что рисунок казался живым. Третьей выступала гордячка лаэри, блондинка с холодными глазами... и неожиданно очень даже горячая в танце. Мужская половина гостей явно оценила. Потом выступала Лина. Ох, что она вытворяла! В монашески строгом платье конвульсивно дёргалась под музыку, неуклюже падая в самые неподходящие моменты и очень смешно изображая экстаз от "погружения" в танец.  Гости в шоке не понимали, что это вообще происходит и кто пустил это на сцену, назвав Одарённой и невестой принца. А я смеялась: очевидно. Лина поставила себе цель выбыть, хотя я не до конца понимаю, зачем (чувствую, есть ещё какая-то неизвестная мне причина), и хотя мне не хотелось оставаться тут без неё, но это было очень забавно. 
Смех смехом, но вот настала и моя очередь. 
"Может, тоже не заморачиваться? Выйти, проорать басом одну из кабацких песен" - промелькнула шальная мысль.
Но под удивлённым, заинтересованным взглядом Эйрена, я поняла, что хочу блеснуть на пределе возможностей. Не знааю, почему. Хочу и всё. 
Почему-то захотелось спеть что-нибудь нежное и с долей грусти. Может, я и не станцую, как лаэри Дженна, так, чтобы сносило крышу, но...



Анастасия Акулова

Отредактировано: 15.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться