Сердце океана

Размер шрифта: - +

8.5

***

Смотря в окно в сторону женского общежития, Эйнар пытался понять, какую стратегию предпочесть. Все оказалось сложнее, чем он мог предположить. Нет, трудности его не страшили, они добавляли пряную нотку азарта в поставленную задачу, но сейчас страж был растерян и сбит с толку. Вторая тренировка, а уже сейчас сдерживать себя становилось проблематично. Магия Селесты, такая вкусная, сладкая, будоражащая кровь, сводила с ума. Что там, просто при взгляде на девушку в той аудитории ему захотелось вполне конкретных вещей. Он, конечно, ничем не выдал себя, но только боги знали, чего ему это стоило.

Была еще одна проблема, но Эйнар планировал переломить ситуацию. Стражей боялись все. Мужчина привык видеть испуг в обращенных на него взглядах, но Селеста относилась к нему с настороженностью, не более. Это радовало. Тем более, привыкнув к его рукам на тренировках, она проще воспримет и все остальное. Вот только идея с наставничеством уже не казалась такой удачной. На первом занятии он не знал, как расшевелить девушку и разрушить установленные ею границы: учитель и ученица. Пришлось прибегнуть к магии, но это еще выше возвело стену между ними. Эйнар не собирался сдаваться, но в тот день невольно растерялся. Обожание и восхищение во взгляде, готовность выполнить любое его желание или просьбу, если она касалась магии, и полное игнорирование всего, что выходило за пределы профессиональных отношений. Это раздражало. А когда он увидел ее с демоном, едва не вышел из себя. Никто не смел даже обнимать ту, которую он выбрал, не говоря уже про нечто большее. Хотелось убить мальчишку на месте, а пришлось ограничиться лишь язвительным комментарием.

Он чувствовал, что девушка не осталась к нему равнодушной, она явно показала это во время практического занятия у Эрстена. Тогда она не могла отвести от него взгляда и так мило смутилась, когда осознала это сама. Пару часов назад Эйнар получил этому подтверждение еще раз.

Не осталось тайной, как Селеста трепетала от его прикосновений, возможно не совсем понимая причин этому. Ее магия рвалась навстречу, тело откликалось даже не на контакт — на приближение, но она стойко пыталась справиться с нахлынувшими эмоциями. Эйнар отчетливо видел, как менялось выражение ее лица: от томного ожидания до злого осознания этого. Селесте было сложно сдерживать себя, он это видел. Вот только мужчина совершенно не ожидал, что она выберет именно такой способ решения проблемы. Он предполагал, что она будет всеми путями стараться избежать контакта, и ее идея сделать все наоборот — удивила. Это надо же было додуматься! Предложить лапать ее, чтобы привыкнуть… Бездна! Не знай он, что она полностью сосредоточена на уроке, решил бы, что издевается. Никогда он не допустит, чтобы она «привыкла к раздражителю»! С одной стороны, следовало радоваться, ведь сближение должно было пойти намного быстрее, с другой — Эйнар не ожидал, насколько сложно придется ему самому.

Выдержка девушки, как и ее целеустремленность, поражала. Неопытная русалка вела себя гораздо более спокойно, чем он. Но больше всего стража не устраивало, что не получается предугадать дальнейшее развитие событий. Придется действовать аккуратно. На это у Эйнара есть две недели…

***

Утро принесло очередные сюрпризы, а именно, вызов к ректору. Отправилась я к нему, словно на казнь, хотя поводов для подобных ощущений не было. Постучавшись, дождалась разрешения и вошла в приемную. За столом, заваленным бумагами, восседал мужчина средних лет. Худой, жилистый, с хищным неулыбчивым лицом и ледяным взглядом. Черный костюм, бледная кожа… Секретарь производил впечатление мурены, затаившейся между скал, но готовой напасть в любой момент.

— Меня вызывал ректор, — нервно сглотнув, сообщила я.

— Ожидайте, — коротко бросил он и уткнулся в документы.

Присев на край дивана, я обвела взглядом кабинет. Просторный и довольно светлый, несмотря на то что высокие окна были занавешены плотными шторами. Все вокруг дышало удобством, но находиться здесь мне совершенно не хотелось. Я почувствовала себя маленькой рыбкой, на которую охотилась акула, аж дыхание перехватило от страха. Пришлось сжать кулаки с такой силой, что ногти впились в кожу, но и боль не могла привести меня в нормальное состояние. Очень хотелось уйти, но я была вынуждена оставаться на диване.

— Можете зайти, — неожиданно сказал секретарь, и я буквально бросилась к двери, ругая себя за такую реакцию.

Кабинет ректора поражал роскошью и нескрываемой силой. Стены обиты резными деревянными панелями, на полу великолепный пушистый ковер, на который страшно было наступать, а изысканная мебель с инкрустацией перламутра и золота притягивала взгляд.

Ощущение, что я едва ли не планктон по сравнению с китом, усилилось, но в комнате было открыто окно, и свежий воздух помог обрести равновесие и спокойствие.

— Селеста Сорен, — медленно сказал ректор, когда я по его приглашающему жесту присела в кресло, — не успели вы появиться, как наделали много шума.

— Приношу извинения, что мой поступок восприняли именно так, — осторожно подбирая слова, ответила я.

При одном взгляде на ректора у меня по позвоночнику поползла дрожь. Сила… Он и не пытался ее скрывать. Она подавляла и заставляла опасаться ее владельца. Огромный стол стоял у окна, отчего фигура ректора была окутана золотистым свечением. Он казался едва ли не богом, но меня тошнило от всего этого.



Екатерина Азарова

Отредактировано: 27.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться