Сердце под лезвием

Размер шрифта: - +

Глава 43

Мастер боевых искусств, профессор Гефест

Драгоценное время, отведенное у мирных граждан на сон, тянулось бесконечно долго. В то время, как все адепты безмятежно спали, профессорский состав дружно ожидал в ректорском кабинете неизвестно чего.

- Будь начеку! Ректор не спит, все время бдит. Будь как ректор! – подковырнул меня Ляфел еще до явки в точку сбора.

- В то же время, лишь один из нас каждый день выматывается физически, и это я, - поворчала больше для приличия, нежели в стремлении развязать спор.

Без каких-либо объяснений, Альфаир велел нам всем собраться в своем «логове». Завидев среди привычного круга лиц вполне себе здравствующего Скайвинда, я очень удивилась. Какой важности должно быть дело, чтобы тревожить и его покой? Лэндвуд, Аквафор, Алвин Ронан, Ванита Слоган.

- Я собрал вас всех здесь в связи с грядущим событием, суть которого нам с вами вскоре откроется, - с этих слов дракон начал свою короткую речь. – Сатор поделился со мной своими сомнениями по поводу тех слухов, что гуляют среди народа. Он не считает их пустой молвой. Тень, путешествующая по отражающим поверхностям, не является богам и скрывает свою личину. Кроме того, три наших лучших адепта отправились в город по моему поручению, и кажется мне, что вернутся они не с пустыми руками. Нам осталось лишь дождаться их. Прошу не расслабляться, новый день может преподнести  немало сюрпризов.

Вот так. Признайтесь, ведь и вы по сути ничего не поняли в полной мере? Что за событие? Какая-то тень. И куда снова понесло наших уникальных адептов? О чем думает катранец? Уж явно не о своей сохранности. Ведь подобных ему больше не сыскать в целом свете! А хранители? Совсем его не берегут. Хотя может они знают в отношении него о чем-то больше, чем я.

Глядя на алеющий горизонт, я непроизвольно осознала, что мои мысли плавно сместились на другой объект. Эльф, в чьих руках сияют стальные лезвия, в глазах играют смешинки, чья речь полна острот и колкостей. Я многого достигла сама в этой жизни, стала сильной, достойной своих предков – валькирий. Обучила военному делу десятки охотников. И за все время подпускала к себе близко лишь Ляфела и Алвина Ронана, людей, ставших мне названными братьями. Хранитель решил сбить меня с прямой дороги, по которой я слепо шла, исказил мою судьбу, заставил задуматься, ради чего я живу? Пытаюсь доказать, что валькирия-полукровка ничуть не хуже других мужененавистниц? Рассчитывал ли Альфаир на то, что принц Риолан станет для меня немногим больше, чем простым грамотным целителем?

Прикрыв глаза, я усмехнулась сама над собой. Сижу на низком подоконнике и думаю о том, вспоминает ли обо мне первый красавец Ферритана. До чего опустилась моя гордыня.

Стоило солнцу лишь показаться из-за горизонта, алые глаза красного дракона метнулись к двери. Та открылась одновременно с темным порталом, что слегка выбило многих из колеи. В приемную ректора без стука влетела растрепанная, явно не выспавшаяся, адептка Адэала, а вместе с ней и остроухая карликовая зооморфа. В тоже время окружающее нас пространство сотряс жуткий мужской рев, вырвавшийся из портала, а на стол ректора звонко плюхнулся алхимический котелок со смердящим булькающим варевом. На лице Альфаира не дрогнул ни один мускул, алые глаза излучают высокую заинтересованность разворачивающимися событиями. Его братья тоже были удивительно невозмутимы. Хорошо им, менталистам. Следующими действующими лицами стали адепт Айвел Грэй и его пленник, чьи руки были скучены за спиной жестким захватом темного эльфа.

- Как интересно, - расплылся в улыбке Альфаир, разглядывая гостей.

В следующий миг в кабинете ректора поднялся настоящий хаос, волчица Май вырвалась вперед, навстречу Килиану и беснующемуся в магических путах сину. Айрилет был охвачен безумием, пространство вокруг него полыхало хлеще ауры красного дракона. Стоило зооморфе его коснуться, как ту скрючило в агонии. Зато буйный адепт слегка обмяк и перестал дико орать.

- Что тут происходит? – никак не могла взять я в толк.

- Это то, свидетелем чего тебе не приходилось быть ранее, - пояснил мне Алвин, наблюдая за тем, как Ляфел подхватывает зооморфу, а Киона, Килиан и профессор Аквафор уводят Айрилета из кабинета в медицинский блок. – Кто-то был, как всегда, слишком занят.

- Не вижу ничего смешного. Я слышала его и раньше, но вижу эту агонию впервые.

- Принцесса справится. Полагаю, она не просто так явилась в нужное место в нужное время.

Как только кабинет накрыла тишина, всеобщее внимание привлекло пыхтение нежданного бывшего адепта. Кажется, Альфаир все это время смотрел исключительно на него, сидя спокойно за своим столом.

- Прекрасно, - произнес он, наконец, после долгой паузы. Видимо в головах копался. – Айвел, отпустите герцога. Не подобает высшему чину так долго кланяться до земли.

Адепт Грэй расслабился и отпустил руки Тревора Эгентского, моего нелюбимого ученика. Хороший маг, но воин так себе. Герцог рефлекторно потянулся размять кисти, или просто помассировать раненую ладонь, но ему это не удалось, что вызвало его негодование, панику и изумление. Непроницаемый взгляд красного дракона пригвоздил светловолосого парня к месту.

- Не желаете ли озвучить окружающим все то, что мне только что удалось выведать из вашей бедовой головы? – обратился к Тревору хранитель. – Историю о вашем новом друге, знание о ценности чешуи дракона. Не стесняйтесь, ваше сиятельство. Всем нам не терпится услышать ваш рассказ.

Герцог зло сплюнул прямо на пол, пользуясь тем, что челюсть у него еще пока работает. Альфаир подождал Килиана и Аквафора, после чего решил-таки утолить наше любопытство.

- Что ж, пришло время многим из вас открыть некоторые тайны мирового масштаба, - взгляды хранителей были обращены ко всем присутствующим. - Я озвучу ваши планы, герцог, а вы поправьте, если я не прав, - откинулся красный дракон на спинку высокого стула, накинув воздушный купол на котелок. Наше обоняние спасено, источник вони был изолирован. – После того, как у несчастного любимчика Ритсторма Третьего рухнули планы по приобретению титула Охотника, рухнули и его надежды на счастливое будущее. Император списал своего помощника со счетов, лишил посольской должности и отлучил от двора. Тревор долго сокрушался и молил Адилоса о каре для всех его обидчиков. Только вот на мольбы отозвался совсем не тот бог, на внимание которого он рассчитывал.



Железнова Алла Александровна

Отредактировано: 09.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться