Сердце шепчет:- люблю.

Размер шрифта: - +

Стерва

Подняв голову к тёмному, почти черному небу, он открыл глаза и увидел, как на него посыпались хлопья вечернего мокрого снега. Жар, которым он был одержим, вдруг стал остывать, кровь в жилах замедлилась, он почувствовал, как намокли его треники в области колен и ягодиц. Его тело сразу покрылось мурашками, он приходил в себя.

Он никогда не любил начало весны, Никита считал это время года самым обманчивыми, когда в город пора было прийти потеплению, но вместо этого холода его не отпускали, что же теперь, ему придётся возненавидеть ее насовсем. Глупо, подумал он с насмешкой, лучше возненавидеть всю жизнь, ведь именно она постоянно разлучает их, именно жизнь распорядилась так, что эти двое встретились, полюбили, а теперь страдают из-за собственных чувств.

Эти темнота и холод были очень кстати, не хотелось никуда уходить, жизнь перестала иметь значение для него, он хотел раствориться в этой ночи и остаться там навеки. Его душа была распорота наизнанку, она просто ушла, оставила, и не желала даже прислушаться к нему. Она просто не имела право решать за него, не имела право так вот легко сдаваться. Она даже не знает, куда ушла, Офелия может больше никогда его не увидеть, неужели больше ничего ее не страшило? Почему она ушла? Она ведь прекрасно понимает, что Никита не получил бы срок, максимум, административный, так почему? Чего она испугалась?

— Прошу, Никита, вставай, — он услышал голос отца, который принялся дергать сына за руку, но Никита чувствовал себя сломленным и обессиленным. — Что ты так убиваешься? Уехала и уехала, что теперь?

— Отстань от меня, уйди, прошу, — произнесли его уста глухим еле слышным голосом.

— Ты здесь собираешь до утра сидеть, да? — в панике кричал Станислав Никитич. — Вставай, сын, — молил он, продолжая дергать его.

— Уходи-и, — неистово закричал Никита, понимая, как снова закипает, как пустота снова овладевает им и боль просыпается в нем с новой силой, начиная свои мучения заново. Он истязал себя сам перекручивая в голове одну и ту же картину, парень буквально упивался своими страданиями. — Оставь меня, — парень в гневе толкнул отца в грудь так, что тот отлетел в сторону, выпучив глаза от страха.

Мужчина растерялся, не зная как быть и что ему делать. Он, не долго думая, полез в карман и достал телефон. Никита отвёл взгляд и сел на ледяной асфальт, обхватив колени руками. Горло разрывали слезы и он больше не сдерживал себя, парень полностью расслабился и отпустил свои чувства и эмоции на волю. Его слезы катились щекам, обрывались на подбородке и продолжали свой путь на руке. Ему казалось, что он упал куда-то в пропасть и очень долгое время он продолжал падать, надеясь однажды опуститься на ноги где-нибудь в раю, но нет, судьба наказала его самым жестоким способом. Он упал лицом на землю, разбился и очнулся в аду, полным бесов и огня, его душа погибла и больше у него ничего не осталось.

— Алло, Тань, это я, да.. Ты не едешь ещё? Тут Никита... Ему плохо, я не знаю, что с ним, но сам не могу ему помочь..ю Нет, ничего такого, но приезжай скорее, пожалуйста, — рядом послышался дрожащий голос Станислава, в голосе прозвучали нотки уныния и безысходности, он впервые оказался в подобной ситуации и был не на шутку напуган. 
Никита снова впал в забытье, его снова одолевали жители адского поселения, он больше ничего не слышал вокруг. Никита настолько был погружён в свои мысли, что даже не заметил, как к дому подъехала Татьяна Львовна на своём автомобиле, не слышал, как они, что-то громко обсуждали и спорили.

— Никита?— с ужасом спросила она, присев рядом. Женщина обняла его плечи и прижала его к своей груди и таким же тоном продолжила: — Ты весь заледенел, что же это такое! Никита, ответь мне, умоляю, — она обняла его лицо ладонями и постаралась поднять голову.

Никита еле открыл слипшиеся глаза с застывшими слезами на них. Увидев лицо матери, к нему начал возвращаться какой-то покой, но и боль с ее пришествием не уменьшалась, сердце снова облилось кровью, ему хотелось найти в ее лице поддержку.

Он взял ее руку и сказал:

— Мама, я не могу больше так жить, мое сердце больше не выдержит, понимаешь?... Но на этот раз она сама ушла, — он больше не думал ни о чем, он будто снова впал в детство и искал зашиты у самых близких.

Мама должна была понять его, как никто, поддержать и помочь решить проблему или подсказать как ему быть дальше.

— Я поняла, что Офелия уехала, я все понимаю, но я смогу поговорить с тобой только дома, вставай и пошли домой, поговорим.

<center>***</center>

Она села в машину и ее не покидало чувство конца всего: конец отношениям с ним, конец ее привязанности к родителям, конец ее и без того абсолютно несчастной жизни. В последнее время она словно летела, как и обещал ей он, ее любовь окрыляла, ей даже казалось, что все плохое позади и вскоре родители смирятся с ее выбором и попросят прощения. Она даже не сомневалась, что столь уверенные поступки со стороны парня как-то впечатлят их и они увидят его ответственность и уважение, с которым он относится к ней. Все ее мечты разбились об ее любовь, сможет ли он простить ее когда-нибудь, поймёт ли?

Слезы высохли. Ее сердце настолько затвердело, что ей самой стало страшно, она больше ничего не чувствовала, ноющая боль отупела, ярость сменилась равнодушием. Ее семья будто стала ей безразличной, это не могло не пугать. Наира Ахмедовна всю дорогу кричала в ее адрес ручательства, оскорбления, чуть ли не проклинала ее рождение в этой семье, называя ее наказанием от Бога. Раньше услышав такое, она бы убивалась и возненавидела бы сама себя за принесённые несчастья родителям, но не сейчас. Все, что говорила мама, никак ее не затронуло, все ее мысли занимал только Никита.

«Прости, — мысленно произнесла она. — Но я не могу сломать тебе жизнь, я не смогу потом смотреть твоему отцу в глаза».

Только так она и могла утешать себя, если бы Никиту забрали возможно и отпустили сразу, а возможно оставили на пятнадцать суток, как она могла согласиться на это? Станислав Никитич не простил бы ей этого, он очень сильно любит сына, свою семью, а кто она такая, Офелия, чтобы его сын шёл ради неё на такие жертвы? Нет, она совершенно правильно поступила и обещала себе, что, ни смотря ни на что, никогда об этом не будет жалеть. Пусть он не понял сейчас ее поступка, но однажды ему откроется истинная сторона ее действий.



Luna

Отредактировано: 08.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться