Сердце Сумерек

Размер шрифта: - +

Глава вторая

Глава вторая

Я остановилась перед ними не в силах сдержать улыбку в ответ «дружелюбному» красавчику. Даже думать не хочу, как со стороны выглядит моя попытка сдерживаться, наверняка как какое-то кривляние.

— Поклон, - проскрипела мне на ухо няня.

Точно, поклон. И какой? Было дело, я пару месяцев ходила на танцы и еще с год занималась в театральном кружке. Но ни там, ни там нас не учили реверансам и изящным манерам. Кому вообще нужны эти манеры в век, когда любой незнакомец может написать ВКонтакт: «Хэй, подруга, классные фотки, может, потусим?»

Пока я соображала, как выкрутиться, «мистер Супер-улыбка» сделал шаг вперед, взял мою ладонь и, едва касаясь губами, поцеловал запястье. Видимо, так у них тут принято.

— Я рад, что мы вот-вот породнимся, - сказал он на удивление теплым голосом.

Вот теперь главное держать себя в руках и не поддаваться на эту провокационную многозначительную веселость в темном взгляде.

Вообще тут стоит сделать паузу и пояснить. Я, как и бедняга Данаани, никогда не была девчонкой, за которой ухлестывают толпы поклонников. Не страшилище, конечно, но из тех, кто в школе всегда подпирает стену в самом темном углу, пока всех остальных девочек уводят танцевать. Не помню, чтобы меня это сильно беспокоило, но некоторый отпечаток на общении с сильным полом остался. Знаки внимания всегда вызывают у меня приступ растерянности пополам со смущением и желанием поскорее забиться в тот самый комфортный темный угол. Кирилов за мной с месяц бегал, пока я привыкла к его присутствию поблизости и перестала стесняться. Тогда мне казалось просто невероятным, что симпатичный стиляга с третьего курса юрфака ни с того ни с сего обратил на меня внимание. С оглядкой на случившееся начинаю подозревать, что я была лишь мостиком, по которому этот поганец подобрался к Маринке. Она-то, в отличие от меня, мужчин не стеснялась.

Так вот, сейчас я смущалась как никогда сильно. И даже на минутку забыла, что собиралась сбежать в свой мир. Ну, а что? Посмотрю чуть-чуть, чтобы было потом о ком вспоминать длинными осенними вечерами.

Я честно пыталась придумать какую-то умную реплику в ответ, но низкий жесткий голос разорвал эти попытки в клочья. Мою ладонь самым бесцеремонным образом вырвали из руки улыбчивого красавца и оттащили в сторону, словно безвольную куклу.

— Что это за… - приготовилась ворчать я, но хватка на моем запястье недвусмысленно намекнула помалкивать.

А вот и второй близнец. В отличие от брата он, наверное, вообще не умел улыбаться. Серьезно, они похожи как две капли воды, но мне не хватало воображения представить его с каким-то другим выражением лица.

— Ради Хадрика, можем мы уже закончить этот фарс? – зло бросил он в сторону статуи.

Вот так я узнала, что не с моим счастьем было рассчитывать на того, второго. Пока молчаливый раздражительный жених вел меня к «алтарю», я могла думать лишь о том, как бы не запутаться в многослойной юбке и не растянуться на радость старшей сестре. Кстати, у этого брата руки грубее, и кожа на ладонях шершавая. Будем считать, что это его единственное достоинство: не люблю я белоручек и манерных метросексуалов.

Последние несколько шагов жених почти тащил меня волоком. А потом, поставив у подножия статуи, жестом подозвал ту самую рыжую «темную». Она резво подала открытый ларец, из которого принц достал пару массивных черных наручей. Выглядели он как эксклюзивная новинка в магазине для готов: шипастая лоза с чудными цветами. В самый раз для образа на хэллоуин.

— Граз’зт? - На всякий случай я назвала его по имени.

Он прищурился, ожидая продолжения. Ну и глаза у него! Таким жгучим взглядом можно растопить вековые айсберги.

— Передумала?

Мне показалось или он спрашивает с надеждой на мой положительный ответ?

«Да, передумала! Не хочу замуж, хочу домой. Где тут у вас портал, по которому возвращаютнеприжившихсяпопаданок?»

И дернула же меня нелегкая оглянуться на старшую сестру. Можете считать меня дурой, но сейчас на ее месте мне, как живая, мерещилась Маринка. В конце концов, я живой человек, и ничто человеческое мне не чуждо. В родном мире у меня подло и нагло увели парня, так что имею моральное право увести кого-то взамен. Тем более Данаани по какой-то неизвестной причине приложила для этого максимум усилий.

— Не передумала, - твердо ответила я.

— Начинайте, - распорядился Граз’зт.

И в этот момент статуя ожила. Встрепенулась, повела каменными плечами – и сошла с пьедестала в виде эфирного образа с размытыми чертами лица. Когда она начала говорить, я, памятуя совет няньки, пыталась повторять за ней. Правда, говорила она какую-то тарабарщину на совершенно непонятном языке. Мой жених нехотя повторял за ней. Кажется, обойдется все-таки без кровопускания.

Должна признать, что церемония оказалась на редкость скучной. То ли дело наши свадьбы: три дня гулять так, чтобы вся округа знала, а потом десять лет возвращать долги. Шучу, конечно. Просто все прошло серо и обыденно: мы с Граз’зтом что-то невпопад побубнили, статуя же тоном скучного лектора вещала дальше. Лишь несколько минут спустя я обратила внимание, что наручи в руках принца стали медленно пульсировать красным. Ох и не нравится мне это.



Аврора Максимова, Айя Субботина

Отредактировано: 13.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться