Сердце Сумерек

Размер шрифта: - +

Глава девятая

Глава девятая

Когда отметины на наших ладонях неожиданно ярко засветились, я поняла, что должна сделать. Принцесса и Хадалис разделили свои жизни и, конечно, она и раньше помогала его ранам заживать значительно быстрее. Судя по шрамам, их эта волшебная медицина действовала не безупречно, но все же это было лучше, чем и дальше смотреть, как красные волдыри противно пульсируют на коже моего гарда.

Мне даже ничего не пришлось делать. Просто подумать о том, что я хочу разделить с ним часть своей жизненной силы. Данаани частенько практиковалась, раз порядок действий отложился на уровне подсознания.

Волдыри на ладонях Хадалиса понемногу стали светлее, потом сошли на нет, а потом кожа медленно вернула свой прежний вид. Вот только следы от ожогов так и остались на ней бледными выпуклыми отметинами поверх зарубцевавшихся старых. А у меня зверски закружилась голова. Никогда не падала в обморок, но наверняка эта слабость – первый признак того, как близка я к этому.

— Данаани, - Хадалис подхватил меня за миг до того, как я осела на пол, словно брошенная кукловодом кукла. Гард прижал меня к себе, убаюкивая, словно ребенка, прижался губами к виску. – Мы же договаривались, что ты больше не будешь делать этого.

У меня не осталось сил даже на кивок, я промычала что-то невнятное. И краем глаза заметила вернувшегося в комнату Граз’зта. Он в сердцах захлопнул дверь и – странное дело – грохот немного привел меня в чувство. По крайней мере достаточно для того, чтобы увидеть, как его взгляд сверкает от ярости.

— Я поставил гвардейцев около двери, подобное больше не повторится.

Он рассматривал нас с видом прозревшего рогоносца, а у меня не осталось ни моральных, ни физических сил что-либо объяснять. Гори оно все синим пламенем, я никому из них ничего не обещала! Я просто хочу понять, в какое количество проблем успела вляпаться тихоня-принцесса и с какими из них мне разобраться, чтобы вернутся домой. По крайней мере там-то у меня точно все под контролем.

Проигнорировав гневный взгляд Граз’зта, Хадалис бережно уложил меня на кровать.

— Тебе нужно поесть и отдохнуть, Данаани.

— Обязательно, после того, как мы кое-что выясним, - вторгся в нашу идиллию Рогалик.

— Ты же видишь, она едва держится, - вступился за меня мой верный гард.

— Вижу, что моя жена вытворила еще один фортель, о котором я ни сном, ни духом. То, что ты творила – самая настоящая забытая аркана, женушка. Проклятье, которое мы давным-давно похоронили и забыли. Крэйси и селуне заключили договор никогда больше ее не использовать.

— Ты отлично знаешь, что забытую аркану невозможно использовать просто так, - остудил его пыл Хадалис.

— Знаю – и поэтому тем более не понимаю. Ну-ка, принцесска, живо рассказывай все, что знаешь.

Я поджала губы. Говорить, что? Что я понятия не имею, о чем речь? Шум в голове сменился звоном сотен колоколов, грохот стоял такой, что я не слышала даже собственные мысли.

— Тир’за, должно быть, уже добежала до моего отца, и пока ты тут корчишь из себя вселенское молчание, рассказывает ему обо всем, что видела. И у нее достаточно свидетелей, что попытка выставить ее лгуньей не увенчалась успехом. Хочешь знать, что будет дальше? – Он подошел ближе. Хадалис дернулся было, чтобы преградить ему путь, но я жестом приказала ему не вмешиваться. – А потом здесь появятся живодеры моего отца и тебе придется очень несладко.

— Для начала им придется переступить через меня, - с мягкой, но зловещей улыбкой сообщил Хадалис.

— Даже ты не справишься с проклятыми, - процедил сквозь зубы Граз’зт. – Невозможно победить тех, кого не убить.

С горем пополам мне все-таки удалось сесть. Правда, пришлось вцепиться в голову обеими руками, чтобы она не треснула от вспышек нового звона. Все хорошо, Маша, все нормально, и не из такого болота выбирались.

— Как давно это с ней? – Граз’зт продолжал смотреть на меня так, словно я какая-то проказа. Кажется, даже порча на мне не отвратила его так сильно, как вот эта вскрывшаяся правда.

— С тех пор, как ты привез Данаани из Безмолвных пустошей, - без заминки ответил Хадалис, как будто ждал этого вопроса. – С того самого проклятого времени, как ее украла Мрачная песня.

— Я вернул принцессу домой целой и невредимой.

— Это ничего не меняет. Она пробыла в плену три дня и одним Десяти известно, что эти фанатики с ней сделали. Не сомневаюсь, что и ты оказался там совсем не случайно.

— Хочешь сказать, что я в сговоре с Мрачной песней?

— Хочу сказать, что ни единому слову крэсов нельзя верить.

Пока эти двое мерились мускулами и упражнялись в неизящной словесности, я попыталась переварить услышанное. В памяти сразу всплыли образы из прошлого, где маленькая принцесса и Граз’зт были в саду Владыки Небесного трона. Точно, они же были в бинтах. Наверное, об этом и говорит Хадалис: какие-то фанатики из Мрачной песни – наверняка так называется их культ – украли Данаани и продержали в плену три дня. Потом по какой-то случайности там оказался Граз’зт, отвоевал принцессу и вернул ее домой. Ему это стоило того уродливого шрама на животе и ребрах, а вот чего это стоило Данаани?



Аврора Максимова, Айя Субботина

Отредактировано: 13.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться