Сердце Сумерек

Размер шрифта: - +

Глава десятая

Глава десятая

Очнулась я в постели. Поморгала, разгоняя неприятный вязкий туман в глазах, приподнялась, затравленно озираясь по сторонам: вдруг эти мохнатые «как их там» пробрались и в нашу с Граз’зтом спальню?

— Как ты? – донесся до меня голос Рогалика, а через секунду появился и он сам: присел около кровати на корточки и уперся ладонями в матрас. Ох и не нравится мне этот его хмурый взгляд. Я же в обморок упала, имею право на заслуженное сочувствие. Двойную порцию сочувствия, потому что если бы не мой острый ум, то его отец… - Боишься трангов?

— Ддда, - заикаясь, энергично закивала я. – Надеюсь, здесь их нет? Как можно такую гадость в доме держать? Чем вообще думает твой садовник? Развел бардак.

Рогалик безразлично передернул плечами и снова уставился на меня с невысказанным вопросом. Ну, так и будем в гляделки играть?

Следующие несколько минут я героически пыталась делать вид, что мне все равно, что с его лицом, и почему он ничего не говорит, но в конце концов, женское любопытство пересилило глас разума.

— Что? – в лоб спросила я.

— Жду признание, - так же в лоб ответил он.

— Признание?

Я лихорадочно соображала, в чем именно он хочет, чтобы я призналась, и на ум приходил только один очевидный ответ. Но… как он узнал?! Или это я от страха напридумала? Нет, пока он не скажет прямо, я тоже не поддамся. Муженек, конечно, производит впечатление нормального парня с придурью, но кто знает, что он сделает, когда узнает, кто сидит в этой крылатой тушке?

— У нас с Хадалисом ничего нет и не было, - ответила я со всей уверенностью, на которую была способна. Даже губу нижнюю закусила, мол, больше ничего не скажу, и не надейся.

— У тебя, полагаю, в самом деле ничего не было, а вот о принцессе я бы не говорил с такой уверенностью, - ответил он.

— Понятия не имею, о чем ты. – Я сглотнула, снова и снова перебирая в памяти его слова. Он в самом деле намекает, что в курсе моего существования? Или просто берет меня «на слабо»? – Мне нужно…

Я попыталась встать, но Граз’зт лишь слегка подтолкнул меня в плечо – и я снова распласталась на кровати. Что-то слабая я стала после обморока.

«Ты просто дико трусишь, Семенова, потому что тебя, конспиратор-двоечник, кажется, раскусили меньше, чем за сутки. И еще не понятно, как этот Мистер Рогатое обаяние распорядится этим знанием».

— Я спрошу один раз и очень надеюсь услышать правдивый ответ. – Оранжевые глаза Граз’зта хищно блеснули, он подался вперед и теперь был ко мне так близко, что его странно-приятный пряный запах врезался мне в ноздри. – Кто? Ты? Такая? Та, что сидит внутри принцессы.

Я пропала.

Вот теперь мне точно хана.

Интересно, для переселенок невесть откуда у них тут припасены какие-то особенные пытки или по старинке жгут и варят? Или он меня пожалеет и тихонечко, прямо здесь, подушкой придушит и всего делов?

И вот скажите пожалуйста, зачем ко мне придвигаться так неприлично близко? Тем более, когда вокруг так много свободной постели? Я и так туго соображаю от страха. Вместо того, чтобы искать способ выкрутиться, таращусь на его колечко в губе и думаю, что, наверное, исключительно в познавательных целях, можно было бы повторить тот поцелуй. А то в прошлый раз и не распробовала ничего как следует. Вдруг это вообще мой последний шанс с красавчиком поцеловаться, эх.

Не в ту сторону ты, Семенова, думаешь. Вообще не туда. А все потому, что этот рогатый Казанова точно знает, как на девушек действует этот «я тебя съем!» взгляд. Нарочно так делает. Сама посуди: он же красавчик, а ты даже здесь серая мышь с приданным из проблем.

Я взяла себя в руки, отодвинулась на безопасное расстояние, набрала в грудь побольше воздуха – и представилась:

— Меня Маша зовут. Маша Семенова. Я тут со вчерашнего вечера и понятия не имею, каким образом очутилась в теле принцессы. Но это точно не моих рук дело!

— Значит, интуиция меня в который раз не подвела.

Граз’зт поднялся, сложил руки на груди и подошел к окну. Какое-то время молча стоял там, как будто окаменел. Вот что за человек, а? На кону мою жизнь, а он в молчанку играть вздумал.

К тому времени как мой рогатый муж решил нарушить молчание, я успела порядком потрепать бахрому на канве расшитого покрывала, на котором лежала. И порядочно себя накрутила, потому что первой реакций на его голос стало мое громкое «Ох!».

— Расскажи мне, откуда ты, - не поворачивая головы, попросил Граз’зт. – Кто ты? Какая ты настоящая?

Я мигом приободрилась. Раз речь пока не идет ни о чем таком, что может причинить вред моей жизни, то, пожалуй, и отчаиваться рано. Рогалик у меня хороший, наверняка мы вместе что-то придумаем, чтобы вернуть меня в мой мир, а ему вернуть невесту.

И вот тут меня ощутимо кольнуло под ребрами уже второй раз за день. Да-да, кольнуло то самое неприятное ядовитое чувство, которое я испытывала вопреки всем законам логики.



Аврора Максимова, Айя Субботина

Отредактировано: 13.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться