Сердце Сумерек

Размер шрифта: - +

Глава двенадцатая

Глава двенадцатая

Весь день до вечера я занималась разведением бурной деятельности. Представьте, что у вас никогда не было своего угла и не было даже намека на перспективу обзавестись им в ближайшие лет пятьдесят, а потом вам вручили целый замок. Огромный замок с кучей этажей и комнат, десятком садов! И в придачу к этому шло волшебное словосочетание «делай все, что захочешь и ни в чем себе не отказывай». Вот-вот, я тоже решила оторваться. Возможно, завтра или даже сегодня, я снова окажусь в своей съемной квартирке с выцветшими обоями, где из моего только одна сумка с вещами и старый ноутбук, но ведь это не повод отказывать себе в удовольствии уже сейчас?

Кроме того, эта возня помогла мне отвлечься от мыслей о женах Граз’зта и о том, что он одержим желанием воскресить какую-то из них. Надо же, а ведь мне на минуту даже показалось, что я ему не безразлична. То есть, принцесса не безразлична. Охо-хо, я скоро начну сходить с ума, пытаясь разобраться с собой не в себе.

Чехарда какая-то, в общем.

Я прошлась по всем комнатам на этом этаже и сделала перестановку в нашей спальне: сменила шкаф на более просторный и еще забрала красивый письменный стол с умопомрачительной отделкой из чего-то, напоминающего разноцветный перламутр, хотя на ощупь более шершавого. Потом распорядилась, чтобы наши с Рогаликом вещи перенесли в новую комнату и, наконец, позавтракала, хоть время было уже вечернее. Все это время Хадалис послушно следовал за мной, но больше не предпринимал попыток ни заговорить, ни прикоснуться. Этот мужчина определенно умел собой владеть. Может потому что у него было достаточно времени потренироваться?

К моему большому облегчению Рогалик был так занят делами, что мы ни разу не пересеклись. Все же мне нужно время, чтобы как следует все обдумать, а когда рядом этот Мистер тестостерон, я начинаю «тормозить и заедать».

Я остановилась только когда за окнами совсем стемнело. Села на притащенный из соседней комнаты удобный пуф и критическим взглядом оценила нашу новую комнату. Конечно, тут бы не помешала парочка красивых простых вещиц, и мне бы еще ноутбук, но и так вполне прилично. Особенно радовало, что по моему приказу расчистили камин и теперь в нем приятно потрескивали дрова. Как, оказывается, приятно заниматься простыми бытовыми вещами, особенно когда единственная вещь, которая тебя ограничивает – собственная фантазия.

Кроме того, через стену оказалась приличная комната, где мог расположиться Хадалис. Не коморка, где ногу на ногу не поставить, как предыдущая. Хотя, по-моему, гарду было все равно, где коротать ночи, главное, чтобы поближе к принцессе.

— Вижу, ты быстро обживаешься, - сказал Граз’зт, словно локомотив на всем ходу тараня мои попытки не думать о нем.

Он только что зашел в комнату и как раз осматривал нововведения. Судя по одобрительному кивку, он не нашел к чему придраться.

— Еще бы какую-то шкуру или тканый ковер вон туда, - я указала на свободное пространство перед камином, - и парочку мягких кресел. Или лежаков.

— Лежаки – это что?

Пришлось провести моему мужу краткий экскурс в теорию развития мебели. Что весьма непросто, учитывая мои посредственные знания в этом вопросе.

— Думаю, - принц потер кончик рога, - можно дать задание столярам.

Потом с отрешенным видом стащил через голову рубашку, бросил ее на кровать.

Я поджала губы, уселась за стол и раскрыла одну из тех книг, которые нашла в сундуке Данаани. Вот так, и не буду я смотреть этот стриптиз. Ради душевного спокойствия и вообще.

К счастью, Граз’зт тоже не был настроен на свои вездесущие попытки вывести меня из равновесия. Еще немного шороха – и я услышала, как его босые ступни шлепают в сторону купальни. Здесь она была такой же большой, как и предыдущая, но слуги приволокли парочку горшков с цветами. Растения больше напоминали засушенных инопланетян, но добавляли свой собственный шарм.

Когда раздался плеск воды, а следом – громкое, что говорится «от души», ругательство Граз’зта, я широко и довольно улыбнулась. Интересно, сколько времени ему потребуется, чтобы выскочить и…

Меньше, чем предполагала, но какая разница? Я оглянулась, чтобы насладиться результатами проделанной пакости. Хотя это так, мелочевка, по сравнению с румяными отметинами его ладоней на моей попе.

Плохая это была идея, Семенова, – поворачиваться. Потому что мокрый муженек в одном коротком полотенце вокруг бедер, с соблазнительно влажными, прилипшими ко лбу волосами, оказался настоящим куском Пражского торта для сидящей на диете сладкоежки. Даром, что пахнет этот шикарный мужчина какими-то цветами. Пузырек я нашла среди вещей принцессы: судя по всему, маслянистая жидкость в витиеватой бутылочке была местным аналогом духов. Запах, на мой вкус, слишком невыразительный, но зато стойкий. Одного маленького пузырька оказалось достаточно, чтобы ванна пахла, словно оранжерея. Пришлось проветривать и молиться, чтобы дорогой муженек не придал этому значения.

— Что это было? – низким от злости голосом, придерживая полотенце одной рукой, а в другой сжимая флакончик, который я бросила на дно бассейна, спросил Граз’зт. – Почему от меня воняет, как от служительницы Лласиин?

Кажется, Лласиин – это одна из Десяти пантеона местных богов. Память принцессы подсказала, что Лласиин считается богиней любви и носит венок из тех самых цветов, чье масло пошло на изготовление духов Данаани.



Аврора Максимова, Айя Субботина

Отредактировано: 13.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться