Сердце Сумерек

Размер шрифта: - +

Глава тринадцатая

Глава тринадцатая

Следующие несколько дней мы с Рогаликом почти не разговаривали. Я, вживаясь в роль хозяйки, впервые в жизни наслаждалась тем, что не нужно вставать по будильнику. Во сколько бы ни началось мое утро, я всегда завтракала чем-то потрясающе вкусным, а потом была предоставлена сама себе.

Утром Граз’зта уже не было, а спать я ложилась до того, как он возвращался. Если бы не смятая постель и пахнущие цветами подушки (кажется, над моей выходкой потихоньку посмеивались все), я бы начала сомневаться, ночует ли он вообще в нашей комнате. Это было то, чего я хотела: покой, трезвая голова, сосредоточенность на поставленных целях. Но вечером, когда я забиралась в эту огромную кровать, мне было до противного тоскливо. А еще в голове то и дело мелькали образы этого раздетого соблазнителя. А гаденький голос не упускал случая поддернуть: «Поделом тебе, Машка-потеряшка».

Первую половину дня я проводила в бесконечных примерках. Да-да, ко мне, наконец, пожаловали модистки, портнихи и ювелиры. Тюков с тканями было столько, что у меня разбегались глаза: шелк, бархат, тонкая шерсть, мягкая замша, тончайшей выделки кожа. О том, что лежало в шкатулках с камнями, я даже не могу описать словами. Ювелир настоял на том, что мне нужны гребни для волос, колье, браслеты, серьги. Я лишь кивала и завидовала сама себе. Чего уж душой кривить, я наслаждалась жизнью, которой у меня никогда не было и не могло быть. Эта сказка, хоть и была моей лишь отчасти, проглатывала меня с головой.

Вторую часть дня я занималась обустройством дома. Никогда бы не подумала, что мне это так понравится! Представьте, что у вас нет необходимости в чем-то себя ограничивать, зато есть бесконечный полет фантазии и такое же количество комнат, залов, веранд, галерей, где вы можете дать этой самой фантазии волю. Представили? А теперь представьте, что вы учитесь на дизайнера и ваша самая заветная мечта – создавать интерьеры и не быть связанной по рукам и ногам желаниями заказчика и его финансовыми ограничениями.

В общем, я отрывалась. Настолько, что, признаюсь честно, даже позволила приятным хлопотам отвлечь меня от поисков артефакта и пути, которым я могла бы вернуться домой. Наверное, это и называется слабость, но отказать себе в удовольствии хоть немного насладиться ожившей мечтой я не могла. Да и не хотела. Тем более, что Граз’зт меня не торопил.

Сегодняшнее утро было очень холодным. Настолько, что не согревал даже жарко полыхающий камин. Модистка как раз делала примерочные стежки на платье, которое только вчера раскроила. Наверное, у Рогалика тут целый штат швей.

— Перчатки. – Модистка недовольно заворчала, когда я снова отказалась их снять. – Вышли из моды еще десять лет назад.

— Это необходимость, - ответила я.

Для всех мы с Рогаликом придумали легенду о том, что во время нападения я сильно оцарапала руки, и моя нежная кожа селуне пострадала так сильно, что внешний вид может распугать даже жестокосердных крэсов. Так себе вранье, конечно. Разговоры о том, что на мне порча уже вовсю расползались по замку, и я даже знаю с чьей легкой руки, но говорить об этом вслух смельчаков не нашлось. А значит, формально я была в безопасности.

Дверь в спальню отворилась и на пороге появилась – кто бы мог подумать? – Хи’ла собственной персоной. И снова без стука. Надо бы найти способ отучить эту вертихвостку расхаживать тут, как у себя дома. А заодно напомнить, что, хочет она того или нет, но хозяйка здесь я.

Модистка сделала паузу, чтобы поклониться, за что получила от меня недовольный взгляд. Да, меня злит, что своим появлением рыжая девчонка вносит разлад в мою размеренную жизнь.

— Синий тебе к лицу, - сказала Хи’ла, усаживаясь в кресло и закладывая ногу на ногу.

Сегодня она вырядилась в какое-то обтягивающее подобие нашего комбинезона, с кучей замков, крючков и шнурков. В целом – вызывающе, особенно центральный шов, но я не могла не признать, что выглядит она эффектно.

— Ты снова без стука, - напомнила я. Примерка платья перестала быть радостной, скорее – раздражительной. Вот бывают же люди: одним своим видом портят другим настроение на весь день. Мне таких и в реальности попадалось с лихвой. – Уходи.

— Я принесла хорошие новости, а ты хочешь повесить гонца? – Рыжая усмехнулась.

— Хочу избавить себя от необходимости терпеть неприятное общество. – Какие еще новости может принести эта вертихвостка? Тем более – приятные.

— Эраати приезжает сегодня вечером.

Что?!

Я с трудом проглотила вздох удивления и не очень цензурное слово. Что значит: «Эраати приезжает сегодня?» Кто ее вообще звал? И главное – зачем?

— Вижу, она забыла тебя предупредить, - не скрывая издевку, ухмыльнулась рыжая. – Через неделю праздник Трех лун, кто-то из твоей родни должен быть рядом, чтобы ты могла совершить ритуал и сделать подношение.

О чем она вообще говорит?

Я все-таки сохранила лицо, вежливо, но настойчиво спровадила модистку и ее помощниц, и с облегчением заметила вошедшего в комнату Хадалиса. Он прислонился к стене, скрестил руки на груди и наблюдал за нами с расслабленной небрежностью. Но то, что ему не нравится моя внезапная гостья, я ощущала почти физически. Очень надеюсь, что и она тоже.



Аврора Максимова, Айя Субботина

Отредактировано: 13.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться