Сердце Сумерек

Размер шрифта: - +

Глава двадцать первая

Глава двадцать первая

— Заткнись, - зашипел на нее Рогалик, но Данаани, похоже, вошла в раж.

— Что такое, Граз’зт? – Она скривилась в злой усмешке. – Что тебя беспокоит? Тебе же была нужна божественная сила, чтобы разрушить каменный гроб, в котором сидит твоя жена. Это, конечно, не Сердце Зары, но тоже вполне себе сила высших. Правда, с маленькой оговорочной. – Принцесса снова стала жесткой, посмотрела на него так, будто хотела убить взглядом. – Если ее кхистанджутская кровь проснется раньше, чем она научится контролировать дариканца, то она умрет. А если дариканец окрепнет до того, как она полностью станет кхистанджуткой, то и в этом случае бедная девочка долго не протянет. Но если нам повезет и оба процесса будут развиваться одновременно и гармонично, тогда! – Данаани вскинула палец. – Тогда, скорее всего, она убьет всех нас. И немножко изуродует весь этот мир. Как вам варианты? По-моему, каждый прекрасен в своей безысходности.

Я зашаталась, пошарила вокруг в поисках опоры и наткнулась на ладонь Хадалиса. Не глядя, кивнула ему с благодарностью.

То, что говорит эта дрянь, не может быть правдой. Все происходящее не может быть правдой. То, что Граз’зт говорил о кхистанджутах… Я не могу быть одной из них, даже не зная об этом!

— Зачем ты все это сделала? – спросил Рогалик, то сжимая, то разжимая окровавленные кулаки.

— Сделала что? Полюбила тебя так сильно, что позволила себе верить в союз крэса и селунэ?

— Ты не способна на любовь. – Я обещала себе молчать, но это было сильнее меня. Мне было так больно от этой несправедливости, что, казалось, если я не выплесну хоть часть обиды, то она сожжет меня изнутри. – Ты просто эгоистичная дрянь, избалованный ребенок, решивший, что имеет право делать все что угодно только потому, что ему не досталась вишенка с торта!

— Маа’шалин. – Хадалис попытался меня остановить, но на этот раз я отмахнулась от его помощи.

— Я с трудом понимаю, о чем ты тут говоришь, дрянная принцесска, но точно знаю, что в какого бы монстра не превратилась, самой большой злобной тварью все равно останешься ты.

Рогалик оглянулся на меня с такой широченной улыбкой, что мне сразу стало легче. Хотя, как и раньше немного передернуло от вида его клыков.

— Теперь я понимаю, почему мы его не видели, - сказал Хадалис. – Если то, что говорит Данаани правда, то эта тварь… Она сидит внутри Маа’шалин.

— Конечно она в ней сидит! – Данаани закатила глаза, как будто речь шла о повседневных привычных вещах. Хотя, судя по лицам моих мужчин, она говорила о чем-то из ряда вон выходящем. Даже Тан стонал через раз, прислушиваясь к нашему «душевному» разговору. – Ты совсем не слушал, что я говорила?

— Был слишком занят размышлениями на тему, каким из множества способов сделать так, чтобы ты больше никому не могла причинить вред, - не задумываясь, ответил он. – Возможно, закопать вас обоих за окном? Но не слишком глубоко, чтобы вас отрыли ночные странники. Как думаешь, какая из твоих костей самая вкусная?

Несмотря на трагизм ситуации, я не смогла не удивиться. Надо же, а парень умеет быть злым. Мне вдруг стало не по себе от четкого осознания: он, не раздумывая, воплотит угрозу в жизнь, если принцесса не заткнется. И Данаани замолчала.

— Ты все равно мой гард, - напомнила принцесса, когда затянувшаяся тишина потихоньку начала действовать на нервы. – И ты все равно связан со мной.

— Ненадолго, - осклабился он. И со злым прищуром, спросил: - Ты же давно все знала, да? Забытая аркана, твои страшные сны и крики по ночам. Ты знала, что дариканец сидит в тебе, но никому ничего не сказала.

— А ты бы сказал?! – Она так поморщилась, что мне показалось – сейчас заплачет. Но нет, не заплакала. – Ты же знаешь, что со мной сделали бы! Ты знаешь, что для моего отца не существует полумер и даже собственная дочь должна быть уничтожена, если несет в себе угрозу. А я всего-то хотела жить. Я не виновата, что проклятые фанатики сделали со мной… все это!

Она яростно хлопнула ладонью по полу. Тан, морщась от боли, нашел силы, чтобы сесть, опереться спиной о стену. Он потянулся к ней, пытаясь приобнять за плечи, но Данаани нервно вырвалась, встала на ноги, расправляя плечи и крылья. Все же я постаралась, наряжая «это тело», и камни в короне сверкали множеством звездных искр, разбрасывая по стенам комнаты разноцветные блики. Мне невольно захотелось накинуть что-то себе на плечи, чтобы прикрыть свою простую толстовку и потертые джинсы. Но, блин, какого черта? Я такая, какая есть: худая и угловатая, с грудью первого размера и веснушками, которые, если постараться, можно найти даже на ушах. Я – это я, Машка Семенова, рассеянное неуклюжее несчастье. Но по крайней мере, во мне нет гнили.

— Самая страшная правда в том, - хмыкнула принцесса, - что тебе, Граз’зт, нужно было просто убить меня там, в Пустошах. Тогда бы то, что выросло во мне и теперь будет набираться сил в ней, никогда бы не стало частью нашего мира. Ты знаешь, что будет, если дариканец выберется наружу. Мы все знаем.

— Ну так расскажите и мне, а то, знаете, не люблю, когда купленный хомячок вырастает в бегемота.

Я вздернула подбородок, стряхнула последние слезы. Вот так лучше. Выплакалась – стало легче. Но больше – ни единой слезинки. Я должна вернуться домой, и я не разменяю свою жизнь за здорово живешь. Мы, Семеновы, такие: даже если нам ноги сломать, все равно будем стоять. На руках или на голове.

Рогалик задумчиво потеребил колечко в губе, и я почему-то вспомнила день, когда впервые его увидела. Тогда он казался настоящим больным придурком, а оказался хорошим надежным парнем. Столетним парнем.



Аврора Максимова, Айя Субботина

Отредактировано: 13.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться