Сердце ведьмы

Размер шрифта: - +

Глава 8

ГЛАВА 8

 

Вия вернулась на «свой» камень. Вспышки гнева случались у нее крайней редко, и в такие минуты она не способна была найти слова, чтобы противостоять несправедливости. Хотелось просто взять что-нибудь тяжелое и с размаху заехать по этой смазливой наглой роже. В конце концов, сама покалечит, сама и залечит. И все же она решила уйти от греха подальше – к сестричкам птицам и рыбам.

Самое обидное, что Себастьян был прав. И в то же время он так сильно ошибался. Рене Лариш однажды признался ей в тяжелую минуту, что каждый хирург несет в душе кладбище своих неудач, и каждая новая надгробная плита в нем падает на сердце гранитной тяжестью. Неважно, виноват врач или нет – воспоминания о пациентах, потерявших под его скальпелем часть здоровья или даже жизнь, ложатся на душу кровавой раной. Учитывая, сколько лет доктор Лариш простоял в операционной, на нем живого места не осталось.

И все же они до конца боролись за каждого пациента, уговаривая отчаявшихся верить в новое лекарство или помогая сделать выбор между несколькими месяцами мучительного угасания против рискованной операции, тем не менее дававшей надежду на долгие годы жизни. Сволочь он, этот Себастьян, вот он кто.

- Вия, возвращайся. – Вот и он, легок на помине, стоял на берегу и пристально смотрел на нее исподлобья. – Уже холодает. Простудишься.

- Мне и здесь хорошо.

Она хотела сидеть на камне и чувствовать себя несчастной.

- Отлично, - сказал мужчина.

Однако, его взгляд говорил об обратном. Девушка отвернулась. Снова он появился часа через два, когда она начала мерзнуть всерьез.

- Если не пойдешь по-хорошему, возьму под мышку и отнесу сам.

Вообще-то она и так уже собиралась вернуться в хижину.

- Вот только без рук, пожалуйста.

Она поддернула повыше штанины, прошла по ледяной воде и, стараясь не стучать зубами, гордо прошествовала мимо инквизитора. Он издал странный звук, нечто среднее между проклятием и смехом. У нее хватило ума не уточнять.

В очаге опять горел огонь. На столе ее ждали разогретые консервы, а в котелке закипала рубиново-красная жидкость. Вино? Вирсавия принюхалась. Где он его достал? Не иначе, как успел сходить в аббатство.

- Пей, пока не заболела.

После первого же глотка по всему телу разлилось блаженное тепло. Себастьян перемешал пластиковой ложкой разогретое мясо, попробовал, поморщился и высыпал у него что-то из маленького бумажного пакетика.

- Что за гадость эта ваша галльская кухня. Ни соли ни перца.

Кто бы сказал, что перед Вирсавией сидит непредсказуемый и опасный, как горячий нитроглицерин, убийца. Сейчас он казался не страшнее сахарной ваты.

- Пей сам, - она пододвинула ему свою кружку.

Бросив на нее нечитаемый взгляд, мужчина послушно сделал первый глоток. Вия встала и подошла почти вплотную к нему.

- Жара у тебя уже нет, - она положила ему ладонь на лоб, и Себастьян непроизвольно прикрыл глаза.

Сидеть так было непозволительно хорошо, и он чуть не потянулся вслед за ее рукой, когда девушка отступила назад.

- Снимай рубашку.

Она уже стояла у него за спиной. Наверное, Вия заметила, как он торопится, но виду не подала. Ее теплые руки легли чуть ниже лопаток, и это было уже блаженство. Там, в баре, а затем в номере гостиницы, он был слишком увлечен ее длинными ногами и круглыми сиськами, мягкой кожей и шелковыми волосами, и потому не заметил, что под привлекательной оберткой скрывается нечто более ценное. Теперь, наблюдая за Вирсавией вблизи, он начинал понимать, что она была теплом и светом в жизни многих людей. Просто еще не готов был признать, что она согревала и его. Совсем неправильная ведьма, тем более для покалеченной.

- Ты уже не боишься, что я тебя убью?

- Надоело бояться.

Девушка наполнила свою кружку, а затем долила вина Себастьяну.

- И правильно. - Мясо он, кажется, переперчил, так что теперь пил вино с двойным удовольствием. – С тех пор как экологи выяснили, что ведьмы исключительно благотворно влияют на окружающую среду, правительства всех стран носятся с ними, как с хрустальными рюмочками. Особенно на фоне этих страшилок про глобальное потепление.

- Так какого…!? – Девушка даже закашлялась от возмущения. – Какого черта ты вытащил меня из госпиталя? У меня же все операции расписаны на месяц вперед!

- Ну, во-первых… - Мужчина загнул палец, - мне тоже нужна была медицинская помощь. Я же не знал, что ты такой уникальный специалист. Взял то, что под руку попало.

Вирсавия поджала губы, но промолчала. Неприятно, конечно, но логично.

- Тогда почему не отпустил?

- Была еще одна причина.

- Какая?

- Я не верю в совпадения. И факт, что в одном месте в одно и то же время встретились инквизитор, еретик и ведьма, показался мне очень странным.

- Что тут странного? Насколько я поняла, это ты ранил того парня, а в госпиталь явился, чтобы его добить?

- Да. Только подстрелил я его в двух кварталах от госпиталя. И направлялся он точно туда. К тому же мой еретик оказался редкой птицей.

Вирсавия наморщила лоб. Ах, да…

- Ты говоришь о том странном медальоне? Покажи.

Себастьян вытащил металлический кругляш из заднего кармана джинсов и протянул его девушке. А заодно плеснул ей еще вина. Медальон действительно выглядел странно: необычной формы, какой-то квадратный, крест с одной стороны и два рыцаря верхом на одной лошади с другой. И короткая надпись над ними: Non nobis, Domine.

- «Не нам, Господи», - перевела Вирсавия. – Что это значит?

- «Не нам, Господи, но все во славу имени Твоего». – Пояснил инквизитор. – Девиз рыцарей-храмовников.

- Храмовников? – Вия пыталась вспомнить школьный курс истории. – Это которые тамплиеры? - Но ведь король Галлии Филип Красивый уничтожил орден семьсот лет назад. – Откуда они вдруг взялись?



Гордиенко Екатерина

Отредактировано: 18.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться