Сердце ведьмы

Глава 12

ГЛАВА 12

Себастьян никак не мог решить: то ли он был исключительно везучим сукиным сыном, то ли судьба подбросила ему этот щедрый дар только затем, чтобы больнее пнуть по зубам, когда он расслабится. Значит, решил инквизитор, он не станет расслабляться.

Вирсавия сидела напротив него собранная и сфокусированная, как лазерный прицел. Себастьян запросил по почте дополнительную информацию, и уже к концу дня курьер доставил ему маленький пакет с двумя флешками. Конечно, жаль было терять время, но переправлять такие данные через интернет было слишком рискованно – все, что хоть раз попадало во всемирную паутину, оставалось в ней навсегда, а он никак не мог допустить утечки. Только не сейчас, когда внезапно оказался в одном плевке от неуловимого Серпентио, Александра де Моле, Алехандро Молина, мальчика из затерянной в Пиренейских горах деревушки.

Ведьма просмотрела сотни и сотни фотографий, выпила два кофейника и пару раз обругала инквизитора садистом и душегубом, но к полуночи у него на руках таки были выдающиеся козыри. Она опознала еще двоих: Виктора Лотрека и Патриса Перрена. Насчет Перрена он был не уверен, но Лотреки были слишком известны в Лангедоке, чтобы отпрыск такой семьи, пусть даже паршивая овца, смог затеряться, сменив имя.

Все трое десять лет назад учились в монастырской школе для мальчиков в Фонфруаде (1). На вопрос, откуда она их знает и при каких обстоятельствах познакомилась, Вирсавия в третий раз обозвала Себастьяна инквизиторской ищейкой и ушла к себе в спальню.

Когда наверху все стихло, он осторожно поднялся на второй этаж и остановился, прислушиваясь, перед дверью в комнату девушки. Кажется, уснула. Все так же тихо он прошел во вторую спальню, теперь, после отъезда дамы Бланш, переданную в его распоряжение и, едва успев стянуть в себя рубашку и джинсы, упал на постель и закрыл глаза. Еще пара блаженных вздохов, и он мирно спал, дыша во сне бесшумно и ровно, словно большой хищник.

Сколько прошло времени до момента пробуждения, Себастьян понять не успел. Он знал только одно – до рассвета еще долго, и заснуть он не сможет, потому что из соседней комнаты, через дверь общей ванной до него доносились придушенные всхлипы.

Мужчина и сам не понял, как он оказался в комнате Вирсавии. Вот он стоял перед дверью ванной, а вот уже рядом с кроватью девушки. Слава Богу, чужих в комнате не было. Никто ее не душил и не пытался похитить, но тело ведьмы вздрагивало и выгибалось, словно пыталось освободиться из невидимых жестоких рук.

- Тшшш, - Себастьян осторожно прилег рядом с ней поверх покрывала, выждал несколько секунд, затем придвинулся ближе и осторожно прижал девушку к себе. – Все хорошо. Я с тобой. Тебя больше никто не обидит. – Вия несколько раз глубоко вздохнула, затем расслабилась и засопела тихо и ровно. Инквизитор уткнулся носом в ее лунные волосы и почти безмолвно пообещал то ли ей, то ли себе: - Всех порву.

*

Один и тот же кошмар снова и снова приходил в сны Вирсавии, обессиливая, изматывая, забирая остатки воли. Нет, бывали недели и даже месяцы, когда она, до предела вымотавшись на работе, просто проваливалась в небытие и приходила в себя только утром. Но если у организма оставался еще хоть небольшой ресурс, девушка знала: очередная порция ночного хоррора ей обеспечена. И что самое страшное – в последнее время давно пережитый наяву кошмар приходил к ней в новых подробностях. Теперь она даже ощущала жестокую шероховатость камня, до крови царапающую спину, липкие пальцы, смрадное от алкоголя дыхание… и чавкающие звуки, с которыми они вторгались в ее тело.

 

- Ба, я не хочу есть.

Вирсавия уныло смотрит на горку риса, щедро политого густым мясным соусом. На самом деле, она хочет есть, очень даже хочет. Но Алехандро предупредил, что она не должна сегодня ужинать. Наверное, он собирается отвести ее в какое-то замечательное место, где они вдвоем отпразднуют ее восемнадцатый день рождения.

Обсудить планы на вечер они не успели, потому что после ланча парень сразу утянул Вию в их закуток под трибунами на школьном стадионе, где можно было побыть без свидетелей. Вернее, они там целовались, а когда Алехандро начинал целовать Вирсавию, она забывала обо всем на свете.

- В десять возле аптеки, mi dulzura (3). Буду ждать. Никому не говори.

Это все, что он успел сказать, наконец выпустив ее из объятий. И еще легко хлопнул по попке. Девушке это не нравилось, но отругать его она уже не успевала. Ему надо было идти на следующий урок.

А еще Вирсавии не нравилось, что они встречаются тайком ото всех, но Алехандро сказал, что у него не будет других девушек, кроме нее, и слово сдержал. А еще он обещал, что когда ей исполнится восемнадцать, им уже не нужно будет скрывать свои отношения. До сих пор о Вирсавии знали только его друзья. Кажется, они были неплохими ребятами, и все же, когда их не было рядом, Алехандро нравился ей больше.

Отодвинув тарелку и залпом допив сок, Вия вскакивает на ноги:

- Ба, я пойду к себе. Мне надо… эээ… делать уроки.

Конечно, ей следовало бы подольше посидеть за столом с бабушкой, чтобы отблагодарить ту за пирог, который она испекла сама и принесла внучке утром прямо в постель, но сегодня Алехандро пригласил Вирсавию на настоящее свидание, и она хочет к десяти вечера быть во всеоружии.

Поэтому в ванной наверху ее ждут купленные тайком от бабушки лавандовый гель для душа и крем для тела. И еще платье, которое она сшила сама, переделав из старого маминого, найденного в шкафу на чердаке.

- Подожди, Вия. У меня есть еще один подарок для тебя. – Бабушка протягивает обтянутую синим бархатом коробочку. – Это от твоей мамы. Она всегда говорила, что только ты сможешь носить эту вещь.



Гордиенко Екатерина

Отредактировано: 18.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться