Сердце Волка

Размер шрифта: - +

Глава 18. Под звездами

 

Вера

 

Еще не рассвело, когда мы выбрались на улицу по пожарной лестнице. После ночного душа я была рада, что Руслам не вышел с нами попрощаться.

Мышками мы добежали до парковки. Никита, не раздумывая, направился к серому бумеру. Джип приветливо пискнул.

– Руслам одолжил нам машину? – спросила я.

– Можно и так сказать, – ответил Никита, выруливая с парковки.

Я смотрела на него, не отрываясь.

– Никита. Ты же самый честный зверодух на свете! Как ты можешь воровать машины?

– Отчаянные времена требуют отчаянных мер, девочка, – он подмигнул мне.

Улыбаясь, я откинулась на спинку кожаного сидения. Машина ехала плавно, словно на воздушных подушках. Мы снова были в бегах, но теперь я чувствовала себя иначе. Мне было спокойно. Наверное, самое неуместное слово в данной ситуации, но – да: мне было спокойно. Близость Никиты творила чудеса.

По трассе мы поехали быстрее. Стрелка спидометра все время колебалась возле сотни, но не пересекала ее.

– Думаешь, Руслам сообщит в милицию о пропаже? – спросила я.

– Думаю, это не имеет значения, – он мягко сжал ладонью мою коленку. Нежный успокаивающий жест. – Наверняка, твой Леша уже узнал или вот-вот узнает, кто живет в квартире, где мы скрывались, и какая машина числится за хозяином. Скоро возле его дома будет много Охотников.

Никита резко надавил на педаль тормоза, и мы пристроились в длинную очередь машин. Мне стало неуютно.

– Не мог же Леша устроить этот затор, правда? – поеживаясь, спросила я.

Вместо ответа Никита развернулся и поехал в обратном направлении до ближайшего спуска. Там мы двинули по проселочной дороге вдоль поля.

Начинало светать. Нежная золотистая полоска только-только прорезалась над далекой зубчатой линией леса.

– Думаешь, нас заметили? – спросила я.

– Нас трудно не заметить. 

Как же он умудрялся оставаться спокойным? У меня руки дрожали.

До вечера мы ехали по проселочным дорогам почти без остановок, пересекая поля и объезжая деревни. Никите, как и раньше, не требовались ни указатели, ни карта. Мы ни разу не заблудились, не сбились с известного только ему курса. Перекусывали на ходу: тем, что Никита стащил у Рустама. Из-за длительного сидения в машине ноги и спина затекли, словно стали деревянными.

В сумерках закончился бензин: и в баке, и в двух канистре. Мы спрятали машину в лесу и вышли к полю.

– Ты когда-нибудь ночевала под открытым небом? – спросил Никита.

– Да, – тот час же ответила я, разминая руки и шею. – В машине со стеклянным люком.

– Нет, по-настоящему. Никаких машин. Никаких стеклянных люков. Только бескрайнее небо.

– Нет, – я улыбнулась.

– Тогда сегодня у тебя это будет в первый раз.

Мы дошли до середины поля и там, у стога сена, Никита расстелил плед. Обессиленные, мы упали на него. Я положила голову Никите на плечо.

 Теперь я видела только небо. Впервые оно казалось мне таким огромным: словно океан, перевернутый вверх дном. Там, в глубине, плавали серебристые рыбки и светились тонкие водоросли. Дух захватывало от его величия и осознания собственной крошечности. А еще от того, что легкий прохладных ветер касался моих открытых рук, а от тела Никиты исходил жар, и тем сильнее я хотела прикоснуться к моему Волку. Никита угадал мое желание.

– Мы в бегах, помнишь? Нам нужно очень, очень много сил… – терпеливо, как ребенку, объяснил он. – И неизвестно, когда нам удастся поспать в следующий раз. Так что давай, спи.

Он повернул меня на бок, к себе спиной, крепко-крепко обнял, я даже пошевелиться не могла. Но тело по-прежнему требовало его ласк, и в голове не прояснялось.

– Расскажи, как так вышло, что за мной пришел именно ты, – попросила я, чтобы отвлечься.

Некоторое время в ответ мне только стрекотали цикады.

– Я был идеальной кандидатурой, – Никита уткнулся носом в мою макушку. – Достаточно зол, чтобы действовать решительно: моих отца и сестру забрали на  Волчью ферму, которую создал твой отец. Достаточно «очеловечен»: я прожил в городе почти всю свою жизнь. Твой ровесник. В общем, идеальные характеристики для Волка, чьей задачей было заставить юную человеческую особь следовать за незнакомцем в Волчью деревню. Вообще-то, лето я собирался провести по-другому: хотел навестить в Сибирской деревне родичей: древнюю, дикую стаю. Уже и билет купил. Но Санитар выбрал меня, а решение вожака не оспаривается. По крайней мере, больше одного раза. Теперь мы едем в эту деревню с тобой вдвоем.

Некоторое время мы молчали. Наверное, думали об одном и том же. Никита нарушил решение вожака, чтобы пуститься в бега с дочкой Охотника. Безумие.



Анастасия Славина

Отредактировано: 25.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться