Сердце Волка

Размер шрифта: - +

Глава 12. Гость

 

Вера

 

После обряда Никита изменился. Ночью не спал, утром вместо разговора за завтраком отделался кивком. Он стал настороженнее, сосредоточеннее и молчаливее. Его состояние передалось мне. Ощущение было такое, словно небо затянуло тучами, и воздух сгустился в ожидании грозы, хотя на самом деле светило солнце.

После завтрака Никита попросил меня остаться дома, да и сам никуда не уехал:  мастерил, красил, чинил – и все поглядывал по сторонам. Не нравилось мне это.

Чтобы отвлечься, я стянула с чердака книгу «Люди на болоте». Только залезла на подоконник почитать, как через занавеску заметила в тени сливы  здоровенного детину. Он стоял неподвижно, словно высеченный из дерева, и разглядывал мой дом.

Я осторожно слезла с подоконника, прошмыгнула на кухню и вылезла во двор через окно: чтобы детина меня не заметил.

Никита накидывал скидру. Увидев меня, он отбросил вилы и в один прыжок оказался рядом.

– Что?.. – спросил он, заглядывая мне в глаза.

– За нами следят, – прошептала я.

Волк прищурил глаза.

– Где?

– Там, за калиткой, у сливового дерева.

Никита медленно втянул носом воздух – и направился в сторону улицы. Я – хвостом.

Волк обошел дом, перемахнул через соседский забор – на этом этапе я отстала. Последние десять метров Никита преодолел парой стремительных прыжков. Он повалил незнакомца на землю, но когда тот замахнулся огромным кулачищем, которым впору ломать кирпичи, Волк ловко отпрыгнул в сторону и принял стойку боксера, готового к бою. Он легко, как на пружинках, перепрыгивал с места на место, готовый мгновенно нанести удар.

– Ну, Волчара… – проскулил бугай, отряхивая холщевые штаны.

– Сам напросился! – ответил Никита.

Еще прыжок – и Волк уже обнимал парня. Здоровяк, улыбаясь, похлопывал его по плечу, стараясь контролировать свою силу.

– Я, как только про тебя узнал, сразу сюда! Надолго приехал? – спросил здоровяк.

Никита обернулся в мою сторону. Я все еще стояла за забором.

– Не знаю… А ты как? Как Машка?

– Только при ней так не говори, она на Машку обижается. Восемь лет от роду, а характер! Слушай, а давай мы вечерком к тебе на шашлычок, лады? Овечку не пожалею! Ну, как? На Катьку посмотришь!

Волк колебался.

– Ты же знаешь, что происходит.

Бугай кивнул косматой головой.

– Наслышан. Но мне-то что? Я с людьми в мире. Я бы даже сказал, что весь мой мир заключен в человеке, одном-единственном. Я свой выбор сделал, твой отец при этом присутствовал.

Никита улыбнулся.

– А знаешь, приходи! И в правду, чего это я… Давай, буду рад вас видеть!

Здоровяк ушел. Вместо того, чтобы пройти во двор через калитку, Никита в один прыжок перескочил забор, за которым стояла я. «Вот так вот, девочка!» – я словно услышала его слова.

Прихватив топорик, Никита  пошел к навесу, под которым были сложены дрова. Я – следом. Села у забора, обхватила колени руками.

Волк выбирал березовые поленья, ставил торцом на колоду, а потом – жах! – и полено разлеталось на два. Он собирал дрова, иногда, насвистывая, подбрасывал их в воздух и возвращался к пню. Я улыбалась.

– К нам гости? – спросила я, когда шесть или семь поленьев пали под топором.

– Ага, – ответил Никита, подтвердив тем самым, что я приглашена.

Для наших сложных отношений это было огромным прорывом.

– Как ты уже поняла, – продолжил Волк, – этот детина не следил за нами, просто не рискнул зайти во двор без приглашения: зверодухи чтут чужую собственность.

– Он зверодух?! – я выпрямилась. – Но не Волк?

– Какой из Медведя Волк, – улыбнулся Никита и замахнулся на следующее полено. – Но он особый Медведь. Ушел из семьи, чтобы жить с человеком. У зверодухов, а тем более Медведей, такое редко случается.

Я слушала, разинув рот.

– Он влюбился?

Топор застрял в полене. Волк с усилием вытащил его.

– Нет, – ударил снова. – А что, все вертится вокруг любви? – теперь куски разлетелись так далеко, что один едва не задел меня. И что-то вдруг потускнело в Волке. Он воткнул топор в пень и ушел.

После захода солнца развели костер, на окраине сада, у огорода. Ласково потрескивали поленья, искры улетали в черное небо. Звезды висели гроздьями.

Когда я принесла тарелку с только что собранными огурцами и редисом, гости уже расположились возле костра.



Анастасия Славина

Отредактировано: 25.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться