Сердце Зари

Размер шрифта: - +

07.10.

— Ты… - В его глаза в этот момент были совершенно черными, блестящими от ярости. И если бы он был в драконьем обличии, то наверняка не устоял бы перед искушением меня сожрать. – Значит, все-таки помнишь?

— Это получилось случайно, - изо всех сил держа невозмутимую мину, ответила я. И, чтобы хоть чуть-чуть разбавить напряжение, протянула руку: - Помоги мне встать, я, кажется, что-то себе сломала.

Помог, правда, чуть руку из плеча не выдернул, но зато я получила несколько секунд передышки, чтобы собраться с мыслями. Вопросы в голове множились в геометрической прогрессии, поэтому я вышвыривала те, что на данный момент были не остро актуальными: не важно, как я это сделала и откуда у меня эти знания. Важно: Рогалик все еще не Рогалик, и то, что он назвал меня «Маа’шалин»…

Догадка врезалась в меня одновременно с тем, как Райтон снова сграбастал меня в охапку и взмыл в воздух, на ходу превращаясь в дракона. На этот раз эти чудеса не произвели на меня никакого впечатления.

Граз’зт смотрел на меня не так, как смотрел раньше, когда называл этим именем, которое сам же и придумал. Он смотрел на меня так же, как и Райтон.

«Я забрал тебя однажды», - сказал он. Вот в этом и была загвоздка. Рогалик ни у кого меня не забирал, я сама на него свалилась, пусть и в теле «невесты». Он был… кем-то другим. И этот «другой» хотел вернуть меня. И, кажется, теперь он знает, где я.

Я покрепче прижалась к драконьей спине, воспринимая его исключительно как средство передвижения. И на тот случай, если он снова решил поучить меня летать. Учитывая его злость от моего нечаянного заклинания, в этот раз не факт, что он станет меня ловить, так что лучше перестраховаться.

После того, как мы приземлились во внутреннем дворе его замка, Райтон стряхнул меня со спины, недовольно рыча и грозя случайно придавить. Перед тем, как он начал обратную трансформацию, я успела заметить длинный рваный шрам у него под крылом. Достаточно большой, чтобы стало ясно – эта ящерица не так уж непобедима.

— Что ты помнишь, Маа’шалин? – налетел он, яростно тряся меня за плечи. Наверняка от радости, что у него снова руки вместо крыльев.

Понятия нее имею, как мне это удалось, но я в два счета вырвалась из его пальцев и отскочила на безопасное расстояние. Не люблю, когда со мной обращаются, как с куклой. Зверею просто. Вот натурально же: внутри просто все горит от желания швырнуть в этого поганца чем-то горячим и шипящим, и посмотреть, что с ним будет.

— Я задал вопрос, - не сдавался ящер.

— Я ничего не помню, - ответила я, следя за тем, чтобы расстояние между нами не сокращалось.

Не знаю, что на меня так подействовало: случайная встреча с Рогаликом (если это можно назвать встречай) или то, что Райтон так грубо ее прервал. А, скорее всего, было в том, что я не умею держать язык за зубами. Додумалась же – чуть не вручила сопливое признание человеку, который даже не помнит, кто я! Ну и что, что в тот момент я так сдурела от радости его видеть, что приняла нового Граз’зта за своего старого Рогалика.

Старого… Я невольно улыбнулась, вспоминая, как он злился, когда я назвала его столетним старичком. Наверное, это воспоминание и потушило мою злость, потому что, когда я снова посмотрела на Райтона, мне больше не хотелось превратить его в гору драконьего пепла.

— Я проголодалась, - сказала первое, что пришло в голову.

С минуту ящер смотрел на меня с подозрением, а потом скривился, словно от оскомины.

— Пойдем, Маа’шалин, поговорим за ужином.

Ужином?! Я в панике уставилась на небо – господи, уже почти стемнело! У меня осталось так мало времени, и на что же я его трачу?

«Спокойно, Семенова, держи себя в руках. Сейчас мы этого гекона крылатого разговорим. Узнаем, что это за муж такой и почему Зара сбежала. От хорошего мужика, любила говорить моя бабушка, женщина не сбежит».

— Кстати, - Райтон сделал шаг назад, сложил руки на груди и окинул меня долгим заинтересованным взглядом, - мне очень нравится, как ты переделала это платье. Нужно сказать портнихе, чтобы сделал что-то подобное и с остальными твоими нарядами.

Вообще тут мне полагалось бы покраснеть, но я снова начала злиться. Ума не приложу, что происходит, но рядом с ним во мне словно что-то закипает, и каждая клетка в теле вопит о том, что врезать ему еще разок – самая замечательная идея на свете. Нужно держать себя в руках, потому что холодная голова и трезвый ум – мое единственное оружие. Ну и еще капелька женского обаяния. Ее-то я и собиралась пусть в ход за ужином. Посмотрим, так ли драконы толстокожи, как говорят.

— Слюни подбери, - с холодной улыбкой ответила я, проходя мимо Райтона. – Встретимся за ужином, ящер.

Мне в спину донесся его недовольный рык.

К этой встрече я готовилась с особенным усердием. Мужчина любит глазами – эту истину нужно высечь на камне. И ею нужно пользоваться при любом удачном случае. Поэтому для встречи я выбрала платье винного цвета, расшитое золотом, с высоким воротом, и юбкой, открывающей мои ноги спереди, сзади уходящей в длинный шлейф. Груди у меня нет, зато ноги, да еще и в туфлях на высоком каблуке, очень даже ничего.



Аврора Максимова, Айя Субботина

Отредактировано: 01.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться