Сердце Зари

Размер шрифта: - +

17.10. Глава восьмая

Глава восьмая

Меня словно окатили холодной водой. Взяли – и опрокинули целое ведро. Два ведра. К черту – мне в лицо словно выплеснули Северный ледовитый! Я даже зажмурилась, пытаясь выстоять перед этой, господи прости, вымораживающшей несправедливостью.

«Спокойно, Машка, ты сильная, ты сильная… Ты ему обязательно глаза выцарапаешь, но потом, со вкусом и наслаждением».

В голове ткнулась мысль о том, что мне снова подсовывают «пустышку», перевертыша – и я бы с радостью в нее вцепилась, но… то, как Хадалис смотрел на меня, как он медленно постукивал по полу носком сапога, как чуть щурил взгляд, словно его донимала головная боль было слишком в его стиле. Вот сейчас еще вздохнет и…

— Не пытайся понять, Маа’шалин, - со вздохом предложил он. С таким пустым сочувствием, словно я была слишком бестолковой, чтобы понять его скрытые мотивы.

Бестолковой я не была, но мотивы… Мотивы могли быть какими угодно.

— Ты просто дерьмо свирша, - совершенно спокойно, зло сказал Тан. Подался вперед – и тут же был остановлен парой выросших как из-под земли воинов – тех самых, в чьих шлемах были лишь пустые глазницы давно умерших лиц. – И я тебя убью, клянусь.

— Твой брат обещал что-то подобное, - бросил Хадалис, - но мы оба теперь знаем, что его слова значат не больше, чем пыль на дороге.

— Граз’зт тебя еще удивит, - прорычала я.

Никогда в жизни так не злилась, чтобы хотелось вцепиться человеку в лицо и сдирать с него эту самодовольную улыбку хозяина жизни. Мол, вот какой я молодец, всех вас одурачил! Да, молодец, такой подставы никто не ожидал. И от этого было еще больнее.

— Полагаю, дорогая женушка, всем будет спокойнее, если до завтра ты побудешь здесь. – Райтон отошел, источая фальшивое гостеприимство, указал на дверь клетки, из которой только что вышел Хадалис. – Увы, ты слишком долго испытывала мое терпение. Заметь, я не садил тебя на привязь, дал все, что ты хочешь, а что получил в итоге? Непосушание, непослушание и… - Он вскиунл палец вверх, словно собирался сказать что-то выдающееся, - … снова непослушание!

Рявкнул он знатно, я чуть было не поддалась слабости и не втянула голову в плечи. Но выстояла, и выдержала взгляд глаза в глаза. Возможно, когда-то в прошлом он и был выдающимся мужем – за что-то же Зара согласилась связать с ним свою жизнь? – но теперь ревность превратила этого мужчину в злого ящера. Видимо, думающего, что сила и могущество дадут ему то, что не смогла дать женщина.

Я прошла мимо него: неторопливо, с чувством собственного достоинства. На Хадалиса даже не взглянула. Жалко и досадно, что прошляпила такую гнильцу в этом нимбе с крылышками, но если бы знал, где упадешь, то настелил бы и соломки, и чего помягче.

— Надеюсь, отсюда хороший вид, ящер, потому что будет очень грустно не увидеть, как тебе в очередной раз надерут задницу, - сказала я.

Даже не повернула голову – пусть думает, что хочет. В этой войне я не буду на стороне слабого, я буду по одну сторону с моим Рогаликом. Даже если это и не Рогалик вовсе. Но раз уж вознамерилась вернуть его душу, то и тело нужно сохранить. Хорошее, между прочим, тело.

Любимое.

И почему я такая неумеха, не могу выудить хотя бы капельку той забористой дряни, которой распугала дотошных теток в замке? Даже рукой тряхнула, и мысленно помолилась, как умела, всем здешним богам, чтобы помогли еще капельку. Ну что им стоит, в конце концов?

Чуда не случилось.

Я молча вошла в камеру, повернулась спиной к своим тюремщикам. Услышала, как Тан скалится и шипит, потом возню, короткий удар. А потом стало тихо, но я слышала – затылком чувствовала – что Хадалис стоит сзади и сверлит меня взглядом.

— Граз’зт бы никогда не предал тебя, - сказала так, чтобы он прочувствовал каждую грань моей боли. – Он мог тебя убить, мог сделать твою жизнь невыносимой, но не сделал. Потому что у этого темного крэсса было большое сердце.

Я услышала шаг, вздох и шепот:

— Я знаю, Маа’шалин. Знаю.

Понятия не имею, сколько мы с Таном просидели взаперти, но довольно долго, потому что я успела отсидеть причинное место и порядком замерзла. Да и тишина начала до чертиков напрягать.

— Маа’шалин? – позвал Тан.

— Я тут, - откликнулась я.

— Он не сволочь.

Я громко и от души фыркнула. Что еще за нежности?

— Он не сволочь, - передразнила я, чувствуя, что злость закипает с новой силой. – Он просто предатель.

В темноте раздался тяжелый вздох Тана – и оглушительный, рвущий барабанные перепонки взрыв где-то у нас над головами. Я инстинктивно прикрылась руками, хоть каменная крошка с потолка все-таки основательно побарабанила по моей спине. Не успела я отойти от первого взрыва, ему на смену пришло второй. И на этот раз такой мощный, что до моего несчастного слуха донесся скрежет железа, лязг, громкий свист.



Аврора Максимова, Айя Субботина

Отредактировано: 01.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться