Сердце Зари

Размер шрифта: - +

Глава двенадцатая

Глава двенадцатая

Мне казалось, что прошла целая вечность, прежде чем Гразʼзт, наконец, нарушил гробовую тишину.

— Мне нравится ход твоих мыслей, Мааʼшалин, нравится, как ты пытаешься мною манипулировать. – Он определенно не собирался заморачиваться ни злостью, ни раздражением. Казалось, происходящее даже развлекало его.

Это должно было меня радовать, но неприятный холодок между лопатками убивал на корню все желание расслабляться. Наоборот, я собрала все силы и приказала себе не поддаваться на его уловки. Ведь сейчас начнется самое интересное и тяжелое – торги. Торги, от которых будет зависеть жизнь Крылатки.

— Мне бы хотелось узнать, какими подтверждениями того, что твой друг жив, ты обладаешь? Что-то более существенное, чем твои подозрения. Что-то, что убедит меня рисковать жизнью не ради порожденного твоей фантазией призрака.

И вот тут я крепко пожалела, что врать так и не научилась. Мысленно я представляла, как, улыбаясь, вешаю Темному лапшу на уши и как он охотно в нее верит, но нужно быть реалисткой – у меня нее было ни единого основания верить, что все это я так же блестяще смогу реализовать на деле. Точнее говоря, я точно знала, что у меня ничего не получится.

«Эх, Семенова, не те науки ты в детстве учила. Нужно было не гвозди учиться забивать и носки штопать, а облапошивать неверующих темных богов».

Что делать в такой ситуации? Правильно – быть максимально честной и не давать повода не доверять себе еще больше. После побега я и так вышла из доверия. И, кстати, Райтон тоже сначала вроде как не собирался сажать меня в клетку.

— Я теряю терпение, - поторопил Гразʼзт.

— Хорошо, у меня нет доказательств. – Я развела руками, стараясь сохранить максимально деловой вид и ни в коем случае не показывать свою панику. Пусть видит, что меня так просто не сломать. – У меня нет ничего, кроме двух вещей: я не видела, как этот человек погиб и у меня есть предчувствие, что он до сих пор жив.

— У тебя есть предчувствие? – медленно повторил за мной Темный. Нахмурился, помассировал виски, как будто что-то мешало ему вникнуть в мои слова. Я так и видела, как в его голове медленно, с ужасным скрипом вращаются шестеренки и колесики, запуская механизм, который все равно был не способен осязать такую сложную штуку, как женская логика. – То есть твое предчувствие – достаточно веский довод, чтобы убедить меня рисковать своей жизнью? Тем более взамен на право владеть тобой. Право, которым я и так владею.

Ох и не нравится мне этот «новый» старый Граз’зт. Знаете, как Аль Пачино в «Адвокате дьявола»: вот задницей чую, что он хитрит и нарочно водит меня по проторенному пути, чтобы я, сама того не желая, попала в ловушку. И самое паршивое то, что я и приблизительно не вижу границ его замысла. И, будем откровенными, пока что проигрываю ему всухую по всем пунктам.

— Но, - продолжил Граз’зт, задумчиво рассматривая покрытый рунами обелиск, - я бы не хотел, чтобы ты была всего лишь моей безмолвной пленницей. Мне, как ты верно заметила, не чуждо великодушие. Кроме того, в качестве моего жеста доброй воли в память о той жертве, что ты сделала… Я готов принять твои условия. Но, в свою очередь, у меня есть пара дополнительных требований взамен.

— Кто бы сомневался, - себе под нос пробормотала я, почти уверенная, что не услышу ничего приятного. Я добровольно подписываюсь быть его женой – что еще?!

— Мы скрепим наш договор только после того, как ты прикоснешься к Скрижали. – Граз’зт сделал приглашающий жест рукой и даже отступил в сторону, всем видом давая понять, что пусть свободен и, вне зависимости от моего согласия, мне придется пройти его до конца. – И нечего хмурится, Маа’шалин, считай, что я тебе делаю более, чем щедрый подарок.

Я не разделяла его воодушевления, но все-таки подошла к скрижали. Даже руку протянула, но в последний момент одернула ладонь, опасливо сжала пальцы в кулак.

— Что произойдет потом?

— Ты либо вспомнишь, кто ты, либо мы узнаем, что за этой оболочкой скрывается лишь одно из ее Отражений. Которое, как ты понимаешь, совершенно бесполезно для моих дальнейших планов.

Вот так, неожиданно, мы и подошли к тому, что если я – не я, то мою жизнь станет драматично короткой. Теперь понятно, почему сначала деньги, потом – стулья. Если я все-таки настоящая Зара – моя помощь будет ему полезна, и ради этого Темный готов пойти на компромисс, а если я просто ни на что не годное Отражение…

Я так сильно сжала челюсти, что хрустнуло за ушами.

Хватит ходить вокруг да около. Я это сделаю – и буду верить, что жизнь не может быть настолько несправедливой.

Когда мои пальцы прикоснулись к теплой поверхности Скрижали, я была готова получить мощный заряд в мозг. Ну, как это обычно бывает в книгах и фильмах: образ, которые текут в голову, словно кинолента. Но ничего такого не произошло: символы на Скрижали все так же мерно пульсировали, а сама плита выглядела полностью отрешенной (насколько данный эпитет вообще может быть применим к бездушному камню). Меня не ударила озаряющая молния и в моей голове все так же царило понимание того, что я – Машка Семенова, а никакая не…



Аврора Максимова, Айя Субботина

Отредактировано: 01.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться