Сердцебиение льда

Размер шрифта: - +

Пролог

— Бабушка, хочу пить, — пожаловался мальчик.

Испещренная морщинами зеленоглазая женщина печально покачала головой и усадила малыша к себе на колени. Важно взглянула на него, поймав взгляд огненных глаз:

— Ты же знаешь, Халор, воды мало. Каждому выдается в день определенный запас, и наш вот-вот подойдет к концу. А ведь еще даже не вечер.

— Знаю, — печально отозвался мальчик, — но на улице такая жара.

— Хочешь, расскажу одну легенду? – вдруг зашептала бабушка, пытаясь хоть чем-то отвлечь непоседу.

Мальчик тут же закивал. Вода уже была не нужна, ведь так интересно было слушать древние истории и легенды о первом строении мира и о его разделении. Поерзав немного на коленях женщины и, решив, что нет никаких других вариантов, кроме как обнять ее за шею, ухватился за нее двумя тонкими смуглыми руками и посмотрел на ту, которая была готова начать историю:

— Ты уже знаешь, что раньше мир был един. Назывался этот мир…

— Лассарат, — радостно ответил малыш и тут же затих, увидев, что бабушка нахмурилась.

— Ты прав, но перебивать не стоит, — она даже погрозила ему пальцем, но легенду продолжила. – Созданный Первородными, Лассарат процветал, всего было в достатке, и особенно ценилась магия, — женщина подняла иссохшую ладонь, отвлекая внимание ребенка вспыхнувшим на ней небольшим огоньком. Огненные глаза завороженно смотрели за танцующими язычками пламени. Бабушка же продолжила. – Но однажды в Лассарат пришло зло. Этим злом стал повелитель Хаоса, нашедший чистую душу в приближенном короля – Рахире. Посеяв ростки сомнения и алчности, он взрастил их своими сладкими речами, и однажды Рахир предложил повелителю Хаоса свое сердце в обмен на силу и власть. Стал первым Ледяным, не способным испытывать чувства и эмоции. Лед, облаченный в человеческое тело.

Мальчик отпустил шею бабушки и обхватил себя руками – слишком страшно и холодно звучали ее слова. Слишком жестокими становились картины прошлых времен. Она нежно погладила его по голове.

— Бояться тех времен и правда стоит, но ты же храбрый малый, — женщина улыбнулась, и мальчик робко улыбнулся в ответ. – Не будем отвлекаться. Рахир был готов свергнуть короля, и, что удивительно, среди жителей Лассарата нашлись те, кто откликнулся на зов Ледяного. Но Первородные не позволили случиться великой трагедии. Не позволили Рахиру пролить первую кровь на священной земле. Они разделили мир, и так появились на свет Ледяные Пустыни – Сальдор, правителем которых – как когда—то и возжелала омрачненная Хаосом душа – стал Рахир-рас-Саварр. Первородными же была создана Граница - магический барьер, который не могли пересечь обе стороны.

— Но теперь же Лассарата нет? – широко распахнутые от услышанного карие глаза пытались все еще понять услышанное и принять это.

— Да, мальчик мой. Хаос сделал свое дело. Изменились люди, изменились земли. Менялась и природа. Постепенно исчезала вода, широкие реки сужались до мелких ручейков, а зеленые равнины теряли свой цвет. Нужно было искать пути решения, и королю пришлось забыть о скорби по ушедшей жене и потерянному другу. Он назвал оставшиеся земли Кристаном, что в переводе с языка Первородных означало пустыню. Лишь с помощью общих усилий нам удалось избежать участи сгореть под солнечными лучами и остановить утекающую магию. Впоследствии были приняты новые устои, правила и законы, но об этом позже, маленький Халор.

Женщина на миг замолчала и посмотрела куда—то вдаль, словно погружаясь в свои воспоминания.

— Бабушка? – позвал ее мальчик, вспомнивший о своей жажде, но желавший променять ее на окончание легенды.

— Ах, да. Прошло много лет с разделения мира. Теперь, как ты знаешь, существует два крупных государства – ледяные земли Сальдора и наши пустыни – Кристан. Что происходит в Ледяном Царстве, не знает никто. Ходят лишь слухи, что жители Сальдора так же лишены чувств, как и их правитель. Но существует легенда. Откуда она взялась – я не знаю, но уже не первую сотню лет эта история бродит по Кристану.

Мальчик даже приблизился, чтобы лучше слышать: слишком тихо начала говорить бабушка.

— Легенда гласит, что найдется тот, кто сможет разрушить границу. Хрустальный замок падет, оглушенный звуком вновь забившегося сердца. Реки разольются, а ледяная и песочная пустыни вновь станут цветущими землями.

— И это все? – разочарованно пробормотал ребенок.

— Все, — женщина щелкнула его по носу и спустила с колен. Поднялась сама, отряхнув легкую юбку от складок. – А теперь пойдем, маленький Халор, попробуем все-таки раздобыть тебе немного воды.



Карина Калимуллина

Отредактировано: 20.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться