Сердцебиение льда

Размер шрифта: - +

3.2

Мы обогнули столицу и благополучно добрались до границы. Сугробы под копытами лошадей превращались в искристую дорогу, отчего мы с советником даже ни разу не подпрыгнули во время поездки. Такое волшебство уже было для меня привычным, и мне даже не приходилось прикладывать никаких усилий, чтобы следить за преобразованием заснеженных покровов земель, которые вот уже несколько лет принадлежали мне.

Посох, пока мы находились в карете, уменьшился, приняв размеры небольшого жезла. Я крепко сжимала его ладонью и пыталась провести нити силы к границе, хотя до нее еще было далеко. Думала, что смогу ощутить даже незаметные изменения магического фона — последствия разрыва сильнейшего магического барьера должны были быть огромными. И сейчас я удивлялась тому, что жезл продолжает спокойно лежать в моей руке.

Несмотря на то, что между столицей и магическим барьером было лишь несколько поселений, расстояние все же оказалось приличным. Рагхану не хотелось возводить самый важный город королевства вблизи от границы. Однако в то же время он тешил свое самолюбие, когда строил дворец практически неподалеку от спрятанных за барьером пустынь Кристана.

— Коро… Лира Иринида? — я улыбнулась, заметив, как запнулся советник.

Да, не каждый день королева предлагает обращаться к ней разве что не на «ты».

— Магический фон стабилен, - ответила, открыв глаза и посмотрев на лира Салавада. — По крайней мере здесь не чувствую никаких изменений.

Мужчина кивнул и отвернулся к окну, продолжив наблюдение за снежными полями, вдоль которых уже практически не оставалось домов. Захудалые избушки, расположенные вблизи границы, навевали отчаяние и показывали, насколько неприятно местным жителям находиться рядом с правителями, по пути которых когда-то пошли их предки.

Стук копыт привлек внимание диких, и они вышли из своих изб, чтобы проводить нашу карету нескрываемой ненавистью и презрением в глазах. Они молчали, но все было понятно по их взглядам. И по уставшим и осунувшимся лицам.

Я отвернулась, вернувшись к изучению жезла. Да, в ледяных землях жить сложно, но мы сделали все возможное, чтобы народ Сальдора был счастлив и получал в достатке все, что ему нужно. То, что некоторые решили переселиться поближе к границе и отдалиться от своих правителей, — это их выбор. Пока они молчат и живут по законам Ледяной пустыни, мы не вправе ограничивать их в передвижении или свободе. Какой бы она не была.

Слова, услышанные мной от отца и заученные под его личным наблюдением. Слова, которые я повторяла, пока мы, наконец, не проехали мимо почерневших от сажи домов дикого народа и не приблизились вплотную к границе.

Найти барьер было несложно — его выдавало магическое сияние в виде цветных всполохов, меняющих оттенок с завидной регулярностью. Это сияние привлекало многих, и в праздники, когда наступала ночь, народ Сальдора приезжал или приходил к границе, чтобы насладиться великолепным зрелищем, оставленным на память Прародителями.

Сейчас, при свете зимнего солнца, всполохи были не такими яркими, но их все равно можно было увидеть. Когда карета остановилась, я открыла дверцу, несмотря на желание советника побыть джентльменом, и самостоятельно выбралась из экипажа. Посох тут же увеличился в размерах.

Его наконечник засветился, реагируя на магический фон, созданный барьером, и я невольно подалась вперед. Желание приблизиться к границе было таким непреодолимо сильным, что я впервые за годы жизни позволила ему взять над собой верх. В считанные секунды преодолела разделявшее нас расстояние и протянула ладонь, чтобы дотронуться до вспыхивающей мутной поверхности.

— Не стоит этого делать, — мягко предупредил лир Салавад, когда между моей ладонью и стеной были считанные миллиметры. — Мало ли что может произойти.

— Скажи, советник, — шепотом, словно боясь разрушить возникшую атмосферу, произнесла я, - кто-нибудь из королевской семьи уже пытался дотронуться до стены Первородных?

У людей не возникало желания дотянуться до границы. Они видели ее не так отчетливо, как мы. И поэтому предпочитали держаться подальше от того, что было им непонятно. С магами дело обстояло сложнее. Их тоже тянуло к стене Первородных. Правители Сальдора поставили невидимые щиты, чтобы случайный зевака, ребенок или любопытный маг не смогли подойти к магической преграде и дотронуться до нее.

— Да.

— И чем это закончилось?

— Никто не знает, — выдохнул мужчина. — Это было три поколения назад. Король неожиданно для всех покинул свои покои, а когда его нашли, он лежал рядом со стеной без сознания. После он сообщил, что барьер позвал его, и последнее, что он помнит, - это то, как его ладонь касалась магического сплетения Первородных.

— Но сейчас я не одна.

Советник вопросительно приподнял бровь, и я пояснила.

— Вы рядом.

И, не дожидаясь очередной попытки остановить меня, быстро коснулась подернутой рябью поверхности и плотно прижала к ней ладонь.



Карина Калимуллина

Отредактировано: 20.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться